Иран пообещал принять жесткие ответные меры, в частности — объявить экстремистами военнослужащих армий Евросоюза, если ЕС включит элитное иранское военно-политическое подразделение «Корпус стражей Исламской революции» (КСИР) в список террористических организаций. Почему для Ирана важен КСИР, начнет ли Тегеран производство ядерного оружия и при чем тут Россия — в материале NEWS.ru.

Террористы в погонах

На голосовании членов Европарламента 18 января все 27 европейских стран высказались за то, чтобы внести КСИР в список террористических организаций. Претензии европейцев к стражам в основном касаются жесткого подавления протестующих и недоказанного сотрудничества с Россией.

Впрочем, хотя Европарламент и одобрил резолюцию, на данный момент у нее нет законной силы, и она скорее носит рекомендательный характер. Но это не отменяет того, что в скором КСИР действительно может попасть в террористические списки стран ЕС.

Иранский режим нарушает основные права человека. Мы сейчас рассматриваем новый пакет санкций, и я бы поддержала внесение КСИР в список террористических организаций, — прокомментировала председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

Между тем глава внешнеполитического ведомства ЕС Жозеп Боррель отметил, что это может произойти, только если суд в стране ЕС докажет, что КСИР виновен в терроризме.

Последствия внесения КСИР в террористический список ЕС для Тегерана могут оказаться далекоидущими. К примеру, после того как КСИР попал в список террористических организаций США, американцы устранили видного иранского генерала Касема Сулеймани. Чего можно ожидать сейчас, рассказал NEWS.ru член Европейского общества иранистов, профессор кафедры теории и истории международных отношений Российского университета дружбы народов Владимир Юртаев.

Любые санкции для Ирана означают очередной виток инфляции, ослабление экономики и ухудшение уровня жизни. Я называю КСИР «параллельным Ираном костяком режима». Функции КСИР не исчерпываются задачами военизированного формирования, — делится эксперт.

Он отметил, что стражи — очень значимый сегмент как политики, так и экономики ИРИ. У них есть широкие полномочия, которые касаются поддержания безопасности, борьбы с инакомыслием, участия в крупных экономических проектах, поэтому любое ослабление их деятельности скажется на всем населении Ирана.

Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель уверен, что признать КСИР террористической организацией можно только через судФото: Nicolas Landemard/ZUMAPRESS.com/Global Look PressГлава европейской дипломатии Жозеп Боррель уверен, что признать КСИР террористической организацией можно только через суд

Военное формирование владеет крупными долями и имеет ставленников на крупных предприятиях из разных отраслей. К примеру, в сельском хозяйстве, транспорте, строительстве и горнодобывающей промышленности. Эти компании строят плотины, магистрали, здания, занимаются добычей нефти и газа. В 1990-х были случаи, когда они сотрудничали с европейскими компаниями.

Впрочем, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Лана Раванди-Фадаи считает, что включение КСИР в список террористических организаций ЕС никак не угрожает их деятельности.

Все дело в том, что у КСИР нет никаких активов в Европе, — делится мыслями эксперт. — Разве что у кого-то из руководства может что-то храниться в европейский странах. Для иранцев это скорее вопрос вреда имиджу, если благородных стражей революции назовут террористической организацией.

Выгнать их вон!

Иранцы в ответ отметили, что голосованием европейцы «выстрелили себе в ногу» и совсем скоро Запад столкнется с «иранской вендеттой».

Некоторые европейские политические лидеры не имеют опыта работы в сфере дипломатии и только сегодня возглавили свои ведомства, — подчеркнул глава иранского МИД Хосейн Амир Абдоллахиян. — Если они не встанут на рациональный путь и не скорректируют собственную позицию, мы рассмотрим любой вариант реагирования.

Шеф иранской дипломатии даже допустил, что Тегеран может изгнать всех наблюдателей ООН со своих ядерных объектов, а то и вовсе выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Впрочем, Владимир Юртаев в беседе с NEWS.ru отметил, что Иран не случайно еще в 1970 году ратифицировал ДНЯО и не отказался от него до сих пор, хотя периодически угрожает выйти. Есть приложения к этому договору, но вопрос в том, насколько они функциональны с точки зрения соблюдения соглашений ИРИ.

Выход или невыход Ирана из ДНЯО или нет в принципе ничего не меняет, — говорит Юртаев. — Если иранская военная атомная программа возникнет, она появится независимо от того, Иран член договора или нет. Это будет решение высшего руководства страны.

Тем временем спикер иранского парламента (меджлиса) Мохаммад Багер Галибаф обвинил европейцев в неблагодарности, а заодно предложил ответить им тем же оружием, включив вооруженные силы стран ЕС в отечественный список экстремистских структур.

КСИР — могущественная организация, без которой все европейские страны были бы сейчас под контролем ИГ*, — заявил политик. — Мы признаем армии стран Европы террористическими организациями и внесем в повестку дня вопрос о принятии необходимых мер для борьбы с ними

При этом Раванди-Фадаи объяснила NEWS.ru, что громкое заявление политика скорее несет символический характер.

Сложно сказать, кого именно Тегеран бы включил в этот список. Я думаю, сами иранцы даже об этом не задумывались. Смысл заявления был в том, чтобы оно прозвучало громко, вот и все, — полагает эксперт.

Что-то похожее было, к примеру, в 2021 году, когда Исламская Республика обещала ввести санкции против США за «неуважение к чернокожим и полицейский беспредел», тогда анализ ситуации провели иранские эксперты по правам человека. Но поскольку никаких активов у Вашингтона в Иране по факту нет, сложно говорить о последствиях подобных шагов Тегерана.

Раванди-Фадаи поясняет, что у иранцев и европейцев сейчас не лучшие отношения из-за протестов, поэтому они перекидываются громкими угрозами, которые, «скорее всего, никогда не реализуют».

Если иранцы все же решат пойти на этот шаг, то они найдут, как это законодательно оформить, — делится мнением эксперт. — Это могут сделать и через указ аятоллы, и через меджлис. Не думаю, что в Иране с этим могут возникнуть проблемы.

Иран угрожает внести европейских военных в список экстремистовФото: Thierry Roge/Keystone Press Agency/Global look PressИран угрожает внести европейских военных в список экстремистов

Кто, кроме России?

По сравнению с отношениями между Ираном и США европейцы к Тегерану всегда относились неплохо, и даже после того как Вашингтон вышел из ядерной сделки в 2017 году, ЕС показал иранцам, что на них можно положиться, и не нарушил условий соглашения. Более того, начиная с 2021 года европейские дипломаты старались вернуть Вашингтон обратно в соглашение по иранской ядерной программе.

Идиллия нарушилась в сентябре 2022 года, когда Тегеран начал жестко подавлять антиправительственные протесты, возникшие из-за смерти Махсы Амини (молодой женщины, которая, по некоторым версиям, погибла в результате задержания полицией нравов). Действия иранского правительства болезненно восприняли на Европейском континенте.

Впрочем, эксперт по Ирану Владимир Юртаев поясняет NEWS.ru, что демонизация Ирана еще не достигла такого же гипертрофированного уровня, как в случае с Россией.

Хоть торговля иранцев с европейскими странами сейчас практически обнулена, это мало что значит. За последние сорок лет существования Исламской Республики были неоднократные случаи, когда отношения между Ираном и Европой возрождались. Так что даже сейчас есть возможность возврата к высокому уровню отношений, который традиционно был между Ираном и европейскими странами вроде Франции, Германии и Великобритании, — считает Юртаев.

При этом эксперт отмечает, что если брать во внимание реальность — зависимость Европы от Вашингтона, то логично, что отношение Ирана к Америке неизбежно должно проявиться в отношениях Тегерана к ЕС, поскольку антиамериканизм, а значит, и негативное отношение к союзникам США, — принцип внешней политики Ирана с первых дней существования Исламской Республики.

В этом контексте интересно, что примерно с 2010-х Иран сближается с Россией. Многие ожидали, что где-то к 2018 году эта тенденция сойдет на нет. Но бывший президент США Дональд Трамп разрушил такие ожидания одним росчерком пера, отозвав подпись США под СВПД.

Тегерану ничего не оставалось, кроме как продолжать развитие стратегического партнерства с Россией. И в результате сегодня Иран фактически главный союзник Москвы, — делится мнением эксперт.

Юртаев говорит, что во многом это сближение объясняет, почему КСИР стал естественной мишенью для американцев и тех, кто себя с ними ассоциирует. Тем временем в глазах иранцев американцы и европейцы становятся настолько похожи друг на друга в геополитическом смысле, что тень «большого Сатаны», как основатель ИРИ Рухолла Хомейни называл США, падает и на Европу.

* Террористическая организация, деятельность в РФ запрещена.