Бывший чемпион Hardcore FC Дауд Стханский Кельбиханов в эксклюзивном интервью NEWS.ru рассказал, чем хороша тюрьма в ОАЭ, о работе в «Билайне» и желании построить строительный бизнес.

«Братишка»

— Дауд, ваше прозвище Стханский зачастую путают с фамилией. Но ни в одном интервью вы не говорили, что прозвище означает. Можете рассказать?

— Гаджи Автомат пригласил меня участвовать на ивент-турнир Top Dog. Мы записывали проморолики для турнира. Тогда Гаджи и придумал это прозвище. Ничего сложного в нем нет. Это слово означает «брат» на родном лезгинском языке в уменьшительно-ласкательной форме. Просто «брат» будет «стха». «Братишка», «братан» — «стханский». Вот и приклеилось оно. Свои сразу понимают, что к чему.

— Относительно недавно вы провели поединок с Хасаном Юсефи, но я не вижу следов прошедшей драки у вас на лице. Всё удалось?

— На самом деле, нет. Бой сложился не так, как планировали. Трудно приспособиться к бойцам ММА. Я и сам полгода не боксировал, что сказалось. Да и Хасан — корявый и неудобный. Несколько раз он провёл пятибалльные броски, сбил дыхание. После них трудно было морально собраться, сфокусироваться. Хотелось попасть одним ударом.

 Хасан ЮсефиФото: Социальные сети Хасан Юсефи

— Сами-то довольны выступлением?

— Поединок можно было провести ещё получше. Задача состояла в том, чтобы на протяжении шести раундов чаще работать передней рукой и бить сериями. У меня опять всё склонилось больше к тому, что я задержался на один удар. Противостояние с Хасаном мне было интересным, потому что его бои я видел ещё два-три года назад, когда он дрался с Артуром Гусейновым и Арменом Петросяном. Сейчас Армен выступает в UFC. Он — боец другого уровня. Мне было интересно проверить свои силы с бойцом, которого я видел давным-давно.

«Занимался у отца Гаджи Автомата»

— Вся ваша семья занималась спортом, поэтому вопрос о том, как вы попали в единоборства, отпадает. Но какой вид спорта был первым и где вы себя почувствовали в своей стихии?

— Первый спорт — японское джиу-джитсу. Туда мы пошли со старшим братом, когда мне было примерно шесть, а ему десять лет. Занимались два года. Потом взяли небольшой перерыв и попали уже на тайский бокс к отцу Гаджи Автомата — Надиру Надировичу Наврузову. Занимался тайским боксом до 14 лет. Если мне не изменяет память, я даже какие-то соревнования выиграл. Вроде первенства Москвы. А да, и Россию я тоже выиграл. Вспомнились флешбэки. Но в своей стихии оказался именно в боксе. В 14 лет я попал в спорткомплекс ЦСКА, метро «Аэропорт».

— Вы сказали японское джиу-джитсу. А чем оно отличается от бразильского?

— В бразильском джиу-джитсу нет никакой ударной составляющей. В японском есть добивание, удары ногами и руками. Оно больше похоже на армейский рукопашный бой.

«Школу никогда не любил»

— Как вы относитесь к мнению многих российский бойцов, которые считают, что джиу-джитсу — это дисциплина слабее вольной борьбы?

— Если брать популярность в нашей стране, джиу-джитсу точно серьёзно уступает вольной борьбе. Если говорить глобально в мире, спорт интересный и во многих странах на счету. Актёры и знаменитости занимаются джиу-джитсу. Есть в этом изюминка.

— Как параллельно с началом спортивного пути у вас складывались отношения с образованием, школой, переездами?

— На самом деле школу я никогда не любил.

— Как и все.

— Да, сто процентов. Отец делал больше уклон на спорт и держал над этим контроль. Иногда школа уходила на второй план. Девятый класс я окончил в Москве и перевёлся в Дагестан, где окончил два класса за один год.

— Это реально вы окончили два класса за один год или больше по знакомству справку дали?

— В том возрасте я такие моменты не определял. Мне сказали «приди». Я пришёл.

— То есть в школу пять дней в неделю не ходили?

— Нет. Я спортом занимался и у меня другие были цели.

 Дауд Стханский Кельбиханов Фото: Социальные сети Дауд Стханский Кельбиханов

«В ОАЭ разговаривал на руках»

— Вы пожили не только в Москве и Дагестане, были в ОАЭ и паре других стран. Где лучше всего себя чувствовали?

— В Москве. Я здесь родился и вырос. Тут у меня всё детство прошло. Тут я начал заниматься спортом, и было самое интересное.

— Какой смысл был в переезде в ОАЭ? Спортивный или другой?

— Отец апеллировал тем, что это мусульманская страна. Пока молоды, можно попробовать себя там. Поехали, попробовал себя там, работал тренером. Всё нормально было. Там можно спокойно жить, работая тренером, не мысля о глобальных мечтах. Но с личным моментом (у Дауда был конфликт с полицейским) всё это прекратилось.

— Насколько мешал языковой барьер?

— Российская диаспора была немаленькая. Но всё равно в другой стране ты находишься в безвыходной ситуации. Всегда нужно приспосабливаться. Первые два месяца я разговаривал на руках. День за днём учился, разговаривал с таксистами, с прохожими, с людьми.

— Вы даже успели там стать чемпионом страны по боксу.

— Да. Если говорить откровенно, бокс там практически не развит. Я планировал выступать за их сборную, но мне сказали, что для этого нужно обязательно быть гражданином. Получить гражданство на тот момент и сейчас было нереально.

 Дауд Стханский Кельбиханов Фото: Социальные сети Дауд Стханский Кельбиханов

«Постсоветское комьюнити в тюрьме»

— Вы отсидели в тюрьме за конфликт с полицейским. Задним числом понимаете, что как бы он вам ни хамил, защищаться против него — это создавать себе проблемы? Остается только кивать головой и соглашаться со всем.

— Такое отношение к власти возможно только в нашей стране. Люди в других странах не так относятся к полицейским. Не думаю, что всегда, когда они говорят, нужно стоять и кивать. Каждый мыслит по-разному. Поэтому я, наверное, ничего бы не вернул назад.

— Что запомнилось в тюрьме за восемь месяцев?

— Запомнилась постсоветское комьюнити. Мы держались вместе. Был даже общак, куда ребята скидывались, когда раз в неделю делали закупку в магазине. Такое было только в нашем постсоветском обществе. Все остальные покупали всё себе в карман. У нас, допустим, была отдельная душевая, отдельный туалет. Мы держались на другом уровне, чем большинство.

 Дауд Стханский Кельбиханов Фото: Социальные сети Дауд Стханский Кельбиханов

— Сколько всего было русскоговорящих ребят?

— Там три блока. Женский, во втором был я, третий — пожизненный. В моем блоке нас было 18-19 человек. Понятно дело, кто-то уходил, кто-то приходил. Люди менялись. За эти месяцы прошло около 25 человек.

— Правда, что отсидевшие там люди совершали новое преступление, чтобы вновь оказаться в тюрьме?

— Да, это правда. Большинство — ребята из Индии и Пакистана. Вернувшись обратно, они бы жили в трубе на улице, а нужно добывать себе еду и так далее. В тюрьме всё есть: шконка, где спать, и еда. И они размышляли о том, что сделать, чтобы не уезжать обратно. Но был ещё мужчина из Казахстана. Его отвезли в аэропорт и ждали в родной стране. Он прямо в аэропорту ударил полицейского. И его оттуда увезли обратно.

— Рисковый парень. Если известно, что люди сами рвутся в местную тюрьму, почему их не депортируют?

— Никто кроме нас, русских, не знал, подоплёки. Это мы, пообщавшись с ним, понимаем, почему он так сделал. Но он органам власти не говорит, что ему нельзя возвращаться и поэтому он ударил полицейского. Он привёл другую причину.

«В Hardcore устраивают шоу»

— Сейчас вы продолжаете трудиться детским тренером или есть у вас другая профессиональная занятость?

— Сейчас не работаю. Но у нас открывается зал United Russian Fighter. Я сто процентов будут принимать участие в открытых тренировках для детей.

— Какое у вас образование?

— Физкультурно-педагогическое.

— Оно пригодилось по жизни, в тренировках, где-то ещё?

— Несколько моментов я почерпнул из учёбы, но все это уже приходит с опытом. Берёшь то, что встречаешь в жизни.

— Когда вы работали детским тренером, вы параллельно выступали на Hardcore FC, которые, если посмотреть на пресс-конференции, не для детей. Наверняка ребята из вашей команды смотрели турниры. Какая у них была реакция?

— Никогда не было проблем с ребятами. Они меня поддерживали. Тогда Hardcore FC не был ещё популярной площадкой и люди ещё не задавались подобными вопросами. Но когда он стал очень популярным проектом, меня поддерживали. Может, родители были против, но ребята — нет.

 Дауд Стханский Кельбиханов Фото: Pravda Old School Boxing Дауд Стханский Кельбиханов

— В Hardcore FC просили ли вас или других бойцов умышленно завязать драку или во время интервью несколько раз грубо выругаться в адрес соперника?

— В мой адрес именно такого не было. Единственное, третий бой с Димой Соловьёвым, если не ошибаюсь, да, продюсеры пытались поставить задачу, что я должен выйти и устроить шоу. Это нормально. Все должны понимать, что они стараются ради рейтингов. Я ответил, что не буду, это не моя история, и больше этого не повторялось.

— Чем запомнились выступления в Hardcore FC?

— Hardcore FC — первая организация, в которой я утвердился, заявил о себе. Запомнился весь путь с первого до последнего боя. Все пресс-конференции, на которых я был. Это большой отрезок в жизни.

«Может быть, завтра я стану чемпионом»

— В детстве кем мечтали стать там или на кого из спортсменов равнялись?

— Таких идей и мыслей у меня в детстве не было. Мы жили в хорошем достатке. Холодильник всегда был полон. Мечты были прийти домой, смотреть мультики и ничего не делать. Не ходить в школу. Все как у всех.
Допустим, мне запомнился бой Кости Цзю с Забом Джудой. Мне и сейчас стиль Джуды нравится, поэтому запомнился этот поединок. Ещё бой Кости Цзю с Рикки Хаттоном. Мейвезер — Хаттон. Не могу назвать одного человека. Есть несколько лиц, которые повлияли на именно боксёрскую историю в моей голове. Это и Тайсон, и Али, и Пакьяо.

— Костя Цзю бывает на турнирах Hardcore FC. Пересекались с ним?

— Да, с ним где-то пересеклись. Точно не помню, турнир или другое мероприятие.

— Как восприняли его появление? Спокойно? «О, это человек, бои которого я видел в детстве» или «Он нокаутировал моего любимого боксёра!»?

— Нет. Мы не такие эмоциональные и впечатлительные люди. С детства нас учили не показывать боль, не показывать чувств.

— На сайте Boxrec у вас значатся два поединка по правилам бокса. Есть ли глобальные планы?

— Я не планировал ничего добиваться, когда пришёл драться на голых кулаках. Просто хотел заработать денег. И только обстоятельства привели меня сюда, а то, что будет завтра — я не знаю. Да, в перспективе бокс как король единоборств. Прогрессировать и развиваться в этом направлении с правильными людьми очень интересно. Всего можно добиться. Может быть, завтра я стану чемпионом, я не знаю.

Костя ЦзюФото: Pavel Kashaev/Global Look PressКостя Цзю

«Билайн» — дно, говорю как бывший сотрудник

— Вы рассказывали, что перешли в кулачный спорт из «Билайна». А покинули эту организацию, потому что приходилось обманывать людей. Можете сообщить подобности работы «Билайна», МТС или «МегаФона» в этой сфере?

— Были разные моменты, о которых даже говорить не хочется. Самому стыдно за то, что там происходило.

— Сообщите некий гайд для людей, которые не хотят быть обманутыми.

— Всегда нужно проверять, какие услуги у вас подключены. Потом приходить и узнавать, каким образом эти услуги были подключены. Всегда нужно быть внимательным, куда и что нажимаете. Это может привести к плохому. На самом деле «Билайн» — дно. Я говорю как бывший клиент и работник. Дно.

— Я у своей мамы иногда проверяю телефон и вижу услуги, которые она точно не могла подключить. Без ведома клиентов услуги часто подключаются?

— Очень часто люди приходили с этой проблемой. Я просто смотрю детализацию на компьютере. Услуг очень много. Когда им называешь эти услуги, они говорят: «Ну что это такое? Я это не подключал. Каким образом это появилось?» Мы становимся козлами отпущения в этот момент. Люди приходят и всегда высказывают всё нам. Это очень сложно для тех, кто там работает. С такими проблемами в офис приходят по 100 человек в день.

«Против Штыркова и Кудряшова на голых кулаках»

— Вернёмся к спортивной теме. Вы помните свой первый поединок?

— Да, имя соперника не помню, но это был тайский бокс, открытый ринг. Парень был узбек. Он тоже был плюс-минус новичком, как я. Я выиграл и после боя мне говорили о том, какой я техничный и какое у меня будет будущее, всё такое. Мне тогда было лет 12.

— Вы так рассказываете, что в продолжении было поражение во втором поединке.

— А на самом деле так и было. Да, второй бой. Я вышел против армянина, который на килограммов 20–25 был тяжелее. Не знаю, почему меня папа пустил на такой бой. Проиграл по очкам.

— В прошлом году вы были заинтересованы в боях с Иваном Штырковым, Дмитрием Кудряшовым. Этот интерес сохранился?

— Да, конечно. С Ваней Штырковым было бы очень интересно подраться на голых кулаках. Они появляются на Урале, и насколько я знаю, Ване это было бы интересно. Все звёзды совпали. Есть звёзды, есть кулаки на Урале и есть Дауд Стханский. Насколько я знаю, турнир планируется на март.

— С Кудряшовым — бокс?

— Нет. Когда мои слова были сказаны, во-первых, это была весовая категория 93 кг. Во-вторых, голые кулаки. Всё актуально.

Дмитрий КудряшовФото: Павел Лисицын/РИА НовостиДмитрий Кудряшов

«Чемпион мира по боксу и бизнесмен»

— Как вам выступления в прошлом году Александра Емельяненко? Не испортил ли он окончательно свою репутацию бойца?

— Александр — взрослый человек, у него есть брат и семья. Они лучше знают и понимают, что у него лучше. Я бы не стал так вести свою бойцовскую карьеру. Я бы не стал драться с блогерами. Но ему, может, это и по кайфу.

— Грубо говоря, если вы готовы бросить вызов Кудряшову и Штыркову, Емельяненко бы вызов бросать не стали, потому что это не тот уровень?

— Да. Не хочу.

— Можете назвать минимальную сумму для своего гонорара, без которой вы не выйдете в ринг, в клетку или куда-то еще?

— Два миллиона рублей.

— Сколько стоит подготовка к бою?

— Сейчас 150 тысяч уходит на врачей, тренеров и спарринг-партнёров. На сборы мы пока не ездили. Но обязательно поедем. Это неотъемлемая часть подготовки.

— Кем вы себя видите через десять лет? Чемпионом мира по боксу, по тайскому боксу или успешным бизнесменом?

— Хорошо бы увидеть себя успешным бизнесменом, но это и не мешает быть чемпионом мира по боксу. Пусть сбудутся два этих интересных момента. Чемпион мира по боксу и бизнесмен.

 Дауд Стханский Кельбиханов Фото: Pravda Old School Boxing Дауд Стханский Кельбиханов

— Какое направление бизнеса ближе к сердцу?

— Строительство.

— Что построили?

— Пока ничего, но хочу строить дома.

— Кого бы вы могли назвать лучшим бойцом прошедшего года в кулачке?

— Могу с уверенностью сказать, что это Тимур Мусаев по прозвищу Золотой. У него очень весомый рекорд, дерется чуть ли не каждый месяц, он — чемпион.

— А бой года?

— Самурай — Кратос и Лендруш — Самат.

— Какие планы на год? Может, уже есть какая-то конкретика?

— В марте планируем выступить на RCC. Предполагаемый соперник — Михаил Колобегов на голых кулаках. Далее остается бой контракту с RCC. Хотим, чтобы это был звёздный боец. Ещё два боя, и будем пробовать себя за океаном. Там можно взять и боксерское направление, но основная цель — это Bare Knukle FC.