Экс-министру лесного комплекса Приангарья Сергею Шеверде предъявлено обвинение. Его подозревают в превышении должностных полномочий (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ), а также в пособничестве незаконной рубке леса и нарушению режима особо охраняемых природных территорий (ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 260 УК РФ, ч. 5 ст. 33, ст. 262 УК РФ). Обвинение предъявлено и троим предполагаемым пособникам министра — руководителю службы по охране и использованию объектов животного мира Иркутской области Алексею Туги, директору ОГАУ «Казачинско-Ленский лесхоз» Геннадию Рыкову и инженеру-лесопатологу отдела защиты леса и лесопатологического мониторинга филиала ФБУ «Российской центр защиты леса» — «Центр защиты леса Иркутской области» Александру Владимирову. Они, по данным следствия, превышали должностные полномочия, нарушали режим особо охраняемых природных объектов и незаконно рубили там лес (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, ст. 262 УК РФ и ч. 3 ст. 260 УК РФ).


Обвинение полагает, что с января по апрель 2018 года в заказнике «Туколонь» Казачинско-Ленского района Иркутской области без надобности проводилась сплошная санитарная рубка. Министр Шеверда был осведомлён о незаконном мероприятии, но никак не пытался этому препятствовать, а наоборот, в силу занимаемой должности способствовал проведению мероприятий по заготовке древесины. Ущерб от вырубки 120 гектаров леса составил около 748 млн руб.

Заказник «Туколонь» расположен на территории бывшего ОГАУ «Казачинско-Ленский лесхоз», которым руководил Геннадий Рыков. В марте 2018 года предприятие было реорганизовано путём присоединения к АУ «Лесхоз Иркутской области». Как упоминалось ранее, именно в это время и происходила незаконная вырубка в заказнике. Один из подчинённых Рыкова рассказал News.ru, в связи с чем было принято решение о сплошной санитарной рубке.

Я в заказнике в этом был, там правда всё отлично видно, что по лесу пошёл корневой пожар. Буквально на метр от земли все корни обгоревшие. Это было зимой, и там видно, что лес мёртвый. По весне, по таянию, он, скорее всего, должен был упасть. Поэтому, с моей точки зрения, рубка проводилась законно, — считает сотрудник лесхоза.

Государственный природный заказник регионального значения «Туколонь» в последние годы регулярно попадает в скандалы и судебные разбирательства в связи с незаконными вырубками.

Крупнейший заказник в Иркутской области появился в 1976 году. На его территории зарегистрированы краснокнижные виды животных и растений, находятся ценные рыбные места. Создавался он ради сохранения мест обитания охотничьих животных: северных оленей, лосей и т. д. В «Туколони» живут орлан-белохвост, чёрный аист, серый журавль, кабарга, даже каменный глухарь. Из копытных здесь обитают все, кроме кабана, много медведей. Бесконтрольная вырубка лесов существенно подорвёт животный мир.

В 1990–2000-е годы в заказнике шла массовая заготовка древесины, а часть уничтожили пожары. Повреждённые экосистемы вывели из ООПТ (особо охраняемые природные территории), сократив площадь практически вдвое. Осталось около 100 тыс. га. А первоначально объект занимал 227 тыс. га.

Сегодня в регионе 12 объектов с данным статусом — это 4–5% от всей территории. Однако по нормативам в каждом субъекте РФ под ООПТ должно быть отведено 10%.

Древесина в ООПТ считается ценной, потому что всё вокруг уже давно вырубили. По словам доцента кафедры охотоведения и биоэкологии Иркутского государственного аграрного университета Сергея Музыки,  рубка была произведена потому, что кому-то просто стал интересен тамошний лес.

Чтобы провести санитарные вырубки, необходимо разрешение, нужно лесопатологическое исследование.

Сергей Шеверда Сергей Шеверда Кирилл Шипицин/ТАСС

Просто так, без документа никто не выдаёт площадь под санрубки. Это компетенция Центра защиты леса Иркутской области. Они должны обнаружить грибные заболевания, насекомых-вредителей, которые размножаются под корой дерева.

Сергей Музыка

 доцент кафедры охотоведения и биоэкологии Иркутского государственного аграрного университета

До 2018 года в регионе отдельно работали Министерство лесного комплекса и Служба по охране и использованию животного мира. В компетенции Министерства находилось лесопользование, в том числе заготовка древесины. А в Службе специалисты отдела по особо охраняемым территориям занимались 12 заказниками. И когда специалисты Службы отказалась согласовать вырубки и даже подали в суд, в 2017 году их по указу губернатора Сергея Левченко просто присоединили к Министерству. Следом прошла реорганизация службы, многих сократили. И теперь, по сути, никакие согласования на вырубки в ООПТ не нужны.

По мнению местных лесоводов, данная мера стала политической ошибкой местных властей. Ни один регион в ДФО не согласился на подобную реструктуризацию.

Документы на санвырубки можно купить. Заплатили и всё. Специалисты на лодке проедут, погуляют по берегу. А со мной нельзя договориться. Поэтому уже много лет министерство меня даже не привлекает к подобной работе. А я как никто другой знаю эту территорию. У меня на карты нанесены все солонцы, все переходы в «Туколони». Когда животные идут, во сколько.

Пётр Наумов

 профессор Иркутского государственного аграрного университета

Собеседник родом из Казачинского села, где и находится заказник. Наумов — автор проекта «Туколони».

«Туколонь»«Туколонь»irkobl.ru

Во всей предбайкальской впадине очень глубокий снег, до 3,5 метра. На Севере — до 2 метров. А на этой территории глубина снегового покрова 0,4–0,5 метра. Поэтому все копытные — лоси, косули, северные олени, зубры — приходят сюда на зимовку. Это происходит благодаря ветровой тени — она не даёт проникнуть снежным массам через байкальский хребет, с северо-запада. Кроме того, по территории проходит сибирский соляной пласт. Большое количество естественных солонцов. По словам Наумова, это важно для животных.

Эксперт также сетует на то, что вырубки участились после появления рядом с территорией исправительных колоний. После этого пришли браконьеры и лесозаготовки пошли фактически безнаказанно.

Зэки говорили, что они жгут по приказу своего начальства. По их словам, когда руководству колонии для вырубок доставался не очень хороший лес в заказнике, они принуждали проводить пал, низовой пожар, чтобы отказаться от этого участка. Так они выжигали леса и получали другие участки. Они рубят всё подряд, не оставляют «кулисы» и так далее, — поделился Наумов