16+

Ловчев: таких, как Яшин, не было и не будет

Экс-игрок «Спартака» — о знакомстве с легендарным вратарём
11:23, 22 октября 2019 324
Фото: Manchester Daily Express/Global Look Press

Вратарю Льву Яшину 22 октября исполнилось бы 90 лет. Лев Иванович автор уникального достижения: всю свою карьеру он выступал за один клуб — «Динамо», за который провёл 22 сезона — с 1949 по 1971 год. Даже в матчах за сборную СССР Яшин играл в форме с буквой «Д» на футболке. Он был первым вратарём в советском футболе, кто провёл сто игр «на ноль» (не пропустил ни одного мяча). Сотым на его счету стал матч чемпионата страны между его родным клубом и ЦСКА 28 октября 1962 года. Всего он провёл 812 игр, 207 из них отстоял «всухую». Лев Иванович единственный вратарь в истории, получивший «Золотой мяч».


Бывший полузащитник московского «Спартака» и сборной СССР Евгений Ловчев в честь юбилея легендарного вратаря в эксклюзивном интервью News.ru рассказал о знакомстве с голкипером и его личных качествах.

Как вы познакомились?

— В 1970 году перед чемпионатом мира в Мексике травмировались вратарь Женя Рудаков («Динамо» (Киев). — News.ru) и полузащитник Витя Папаев («Спартак». — News.ru). Вместо них взяли опытных спортсменов, наставников, включая Льва Ивановича. Он был настолько дружелюбный и добрый, ко всем относился с теплом, хотя старше меня, например, на двадцать лет. Я ему в сыновья годился, а он всегда помогал, подсказывал. Была история, когда Анзор Кавазашвили (голкипер «Спартака» и сборной СССР. — News.ru), мой друг, был основным вратарём сборной в то время. Сыграл на чемпионате две игры, и главный тренер Гавриил Качалин хотел в знак уважения дать сыграть Льву Яшину. Так он подошёл и сказал: «Не надо дёргать Анзора, он сейчас в порядке. Пускай он играет». Это многого стоит, откровенно говоря. Он великий человек и вратарь. Счастье, что мне удалось с ним познакомиться и пообщаться.

Каким человеком вы его запомнили?

— Военный пацан. Он чуть ли не в 16 лет начал работать на заводе. Он из совершенно другого поколения людей. Могу рассказать следующую историю. Сам-то я спартаковец, но как-то разругался с Константином Бесковым (главный тренер «Спартака» с 1977 по 1988 год. — News.ru) и в «Динамо» ушёл именно в тот день, когда Льва Ивановича оттуда, можно сказать, уволили — Яшин работал начальником команды. С ним некрасиво обошлось руководство коллектива. Когда я пришёл, он отрабатывал последний день и уходил работать в Российский футбольный союз (РФС). И вот на моём собеседовании он ни слова плохого не сказал о людях, работающих в «Динамо», наоборот, говорил, что в команде отличные ребята. Он всегда говорил о людях только хорошее.

Лев ЯшинЛев Яшин dpa/Global Look Press

Яшин вводил в советский футбол много нового. Например, отбивание мяча вместо обязательной ранее его фиксации.

— Да, действительно. Он был новатором, и всё прижилось. Если что-то и помнят в советском футболе за рубежом, то это Льва Ивановича Яшина. Спрашиваешь порой иностранных игроков, они все как один называют его имя.

Не секрет, что Лев Иванович любил курить. Сказывалось ли это как-то на тренировках в сборной?

— Это не сказывалось на тренировках, только на здоровье. К концу жизни у него были большие проблемы с сосудами. У нас много людей тогда курили, это не казалось чем-то необычным.

Действительно ли у Яшина был талант нахождения общего языка с любым человеком, как говорил Николай Петрович Старостин?

— Да. Не было чванства какого-то, и он, и мы прекрасно понимали, что вышли из народа, к нему и вернёмся. У нас не было дворцов, «мерседесов». Мы были такие же, как и все. Просто у нас был определённый талант, который дал нам возможность играть в футбол и защищать сборную. Практически всё то поколение не отнекивалось от народа. Если кто-то подходил и начинал разговаривать, то это могло затянуться.

Кроме того, Лев Иванович был рыбаком. Он очень любил с удочкой посидеть, это успокаивало ему нервы. Всё-таки футбол — профессия напряжённая, а для вратарей особенно. Он везде находил водоём, рано утром вставал и ходил ловить рыбу.

А брак! Я, например, четыре раза женат, а у него была супруга одна и на всю жизнь — Валентина Тимофеевна, которую мы знаем, любим. Она великая женщина.

Лев Иванович неоднократно включался в список «33 лучших игроков» (причём 11 раз — под номером 1), трижды получал приз «Огонька» как лучший вратарь, несколько раз входил в десятку спортсменов года страны. В 1967 году вошёл в символическую сборную СССР за 50 лет. Не говоря уже о единственном «Золотом мяче» в истории голкиперов. Как он относился ко всем наградам?

Лев ЯшинЛев Яшин Юрий Сомов/РИА Новости

— Ведь интересная вещь: в 1962 году на чемпионате мира, можно сказать, что он провалился. И после этого советский народ его начал освистывать. Но в 1963-м он сыграл за сборную мира в Англии на 100-летии английского футбола, и именно в этот год его признали лучшим игроком Европы. И для него это не стало чем-то невероятным. Он ко всему относился очень спокойно, без гордости.

А когда ему Героя Соцтруда дали буквально за неделю до его смерти (Яшин первый из спортсменов получил подобную награду. — News.ru)? Его награждал председатель Верховного Совета, и даже тогда Лев Иванович прошептал: «Зачем мне это надо перед смертью»?

Как Яшин переживал, когда во время матча его освистывали болельщики?

— На самом деле, очень переживал. Любой спортсмен реагирует на гадости. Но Яшин был настолько вежлив и эмоционально стабилен, что никогда не демонстрировал обиду.

Какой матч вы бы могли назвать лучшим в карьере Яшина?

— Это знаменитый матч с итальянцами (первенство Европы. — News.ru). Нам надо было буквально ничью заполучить. И тут в советские ворота назначают пенальти. А бил великий Маццола (Жозе Алтафини. — News.ru). Лев Иванович был немаленького роста, а ещё и руки, как у паука, как будто от штанги до штанги. Психология играла в тот момент очень многое, и Маццола говорил: «Я вышел, увидел его и трястись начал». И тогда Яшин взял этот пенальти. Всегда, когда вспоминаю Льва Ивановича, думаю об этом моменте.

Яшин был настолько предан «Динамо», что даже выходил играть за сборную с буквой «Д» на груди. Возникали ли недовольства внутри коллектива по этому поводу?

— Нет. Симонян всю жизнь был «спартаковским», Стрельцов играл за «Торпедо», Яшин — за «Динамо». Это сегодня футбол — бизнес и заработок. Тогда всё было иначе. Люди были привязаны к своему клубу, за это уважали и любили футболистов. Выходить в майке — отдавать дань уважения. Это сейчас футболист сыграл и бросает майку, потому что комплектов много, а раньше форма была на вес золота, мы её сами стирали, берегли. А этот свитер для него был особенный, он, как и любой голкипер, верил в приметы. Никаких проблем не было. Не было антагонизма. В сборной мы все были советскими, даже с буквами на груди.

Какой был самый приятный эпизод за время вашего общения?

— Безусловно, это любой вечер на чемпионате мира. Мы жили в закрытом отеле, я совсем был молодой, 20 лет. А ему 40. Я так нервничал тогда, а Лев Иванович своим опытом успокаивал, подбадривал. Он был очень мудрым человеком.

Кого бы вы могли назвать новым Яшиным? Или кто из вратарей сейчас тоже хорош, как Лев Иванович в своё время?

— У нас всегда была хорошая вратарская школа: Анзор Кавазашвили, Володя Маслаченко, Владимир Пильгуй и многие другие. Но таких, как Лев Иванович, не было и не будет. Он признан всем миром. Мы можем называть современных голкиперов хорошими или плохими, но Яшин был великолепнейшим.

Можете ли вы представить, что в наше время какой-то футболист будет выступать за свой клуб на протяжении всей спортивной карьеры?

— Игорь Акинфеев, конечно, он тоже последователь Яшина. Никуда не собирается. Всё возможно, зависит только от человека.

Яшин был очень культурным и развитым человеком. Считаете, что сейчас многим как раз не хватает этих качеств?

— Трудно сказать. Культура в поведении и отношении — это самое главное. Я не видел никогда, чтобы Лев Иванович, в отличие от сегодняшнего поколения футболистов, не замечал болельщиков. Он всегда со всеми общался и для всех находил время.

Он продолжал тренировать молодых динамовцев до 1975 года, оставив деятельность из-за гибели молодого футболиста Анатолия Кожемякина, который попытался вылезти из застрявшего лифта, но не успел и был раздавлен. Яшина действительно обвинили в содействии моральному разложению его подопечных? Или это легенда?

— Никогда! Это всё чушь. Лев Иванович ни в чём никогда не был уличён, и вопросов быть не может. Он был высокоморальным человеком!

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники

Загрузка...
Новости СМИ2