Тенденция к цифровизации абсолютно любых финансовых сервисов очевидна и ни для кого уже не является секретом. Кредитные организации уверенно сокращают штат операционистов и офисных консультантов, не боясь разговоров за спиной о своей стремительно падающей репутации и привлекая всё больше технических и IT-специалистов. Наоборот, уход данного сегмента в «цифру» даже приветствуется и воспринимается клиентами положительно.


И небольшие банки, больше похожие порой на стартапы для бизнеса, благодаря развитию современных digital-возможностей по некоторым услугам и сервисам в состоянии конкурировать даже с финучреждениями из топ-5. Что способствовало появлению готовых цифровых продуктов — в материале NEWS.ru.

Одним из ярких представителей наметившегося тренда является, например, краудлендинг (заём P2P). Этот относительно новый финансовый продукт пришёл в Россию несколько лет назад и представляет собой систему кредитования бизнеса физическими лицами напрямую, без участия посредника.

Все операции происходят в online-режиме, инвесторы и заёмщики могут самостоятельно отслеживать движения собственных средств и мониторить доходность. Заёмщикам присваивается рейтинг, являющийся главным показателем их активности и платёжеспособности, который может быть понижен, если нарушаются сроки или условия платежей. Сервисы подобного вида кредитования, как и банки, сотрудничают с коллекторами для взыскания долгов.

По данным Центробанка, в настоящее время объём рынка равноправного кредитования в России составляет свыше 15 млрд рублей. По оценке экспертов, благодаря принятию в стране закона о краудфинансах и запуску новых платформ уже к концу 2020 года данные объёмы могут вырасти в разы. Для сравнения — через краудинвестинг в 2015 году было привлечено всего чуть больше 111 млн рублей.

Virginie Lefour/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Однако у этого направления есть и определённые проблемы, которые пока не удаётся решить. Во-первых, в России недостаточно квалифицированных специалистов, предлагающих услуги на рынке высоких технологий в сфере финансов. Также нет внятных программ в учебных заведениях, которые готовили бы подобные кадры. А это существенно затормаживает процессы развития цифровизации сегмента.

Кроме того, на сегодня в стране отсутствует чёткая законодательная база для регулирования высокотехнологических продуктов. Несмотря на то что в скором времени закон о краудфинансах вступает в силу, до сих пор остаётся масса недоработок, в том числе технических.

Помимо этого, россияне пока неохотно осваивают данный сегмент, не доверяя ему, как и всегда всему новому и сложному для понимания. В первую очередь, это касается тех людей, которые помнят сами или по рассказам, что происходило в финансовом секторе России в 90-х годах. Но времена меняются, и говорить о возможном повторении печального опыта прошлого уже давно не приходится.

Цифровых технологий сегодня создаётся достаточно много. Это не только стартапы в сфере кредитования и привлечения вкладов населения, но и digital-банки. Причина ускорения процессов очевидна — она объясняется желанием клиентов получать одобрение по кредитам в течение нескольких часов, а также проводить банковские операции в режиме online.

Роман Хорошев

CEO краудлендинговой платформы JetLend

В целом же тенденция развития финансовой индустрии уверенно движется в сторону автоматизации процессов. В недалеком будущем кредитные организации будут конкурировать за клиента уже не на уровне количества офисов и банкоматов, а на уровне технологических возможностей мобильных приложений. Не исключено, что таким образом даже без каких-либо зачисток со стороны ЦБ доля банков на финансовом рынке ближайшего времени существенно сократится. И уже сейчас видно, как снижается капитализация кредитных учреждений в их классическом восприятии. Например, тот же Deutsche Bank, основанный ещё в 1870 году и имевший ещё каких-то пять лет назад капитализацию в $71 млрд, сейчас оценивается лишь в $16,6 млрд.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен