Помощник президента России Андрей Белоусов назвал три рецепта, которые помогут ускорить экономический рост в стране. В первую очередь, полагает он, требуется удешевление заимствований, прежде всего благодаря снижению Центробанком ключевой ставки до 5%. Вторая группа мер — облагораживание инвестклимата с помощью запуска регуляторной гильотины и защиты бизнесменов от давления силовиков. Наконец, третьей мерой помощник Путина видит повышение доступности технологий для бизнеса и обеспечение предприятий кадрами, причём прежде всего рабочих профессий.

Белоусов выразил уверенность, что одновременная реализация сразу всех предложений позволит России выйти на темпы трёхпроцентного роста ВВП, пишут «Известия».

Портал News.ru попросил экспертов дать оценку предложенным способам подстёгивания экономического роста в РФ.

Рецепт № 1

Снижение ключевой ставки — пункт хороший, но абстрактный, полагает научный руководитель Института экономики РАН Руслан Гринберг. Проблема ведь заключается не в высокопроцентной ставке, а, главное, в том, что некуда и неохота вкладывать, говорит он. Ну будет она ниже, а рынка для вашей продукции нет, отечественная экономика очень «маленькая», если не считать ТЭК, сырьё и банки, отмечает Гринберг. Остальное, по сути, всё импорт. Тут ещё важно понять, сколько процентов приходится на кредиты при сегодняшних суммах инвестиций, добавляет он.

Фото: Сергей Булкин/News.ru

Возникает вопрос — почему россияне свои средства не вкладывают? Идея Белоусова абстрактно хороша только для нормальной стационарной экономики. Поэтому Гринберг уверен, что это не является существенным фактором ускорения. Ускорять ведь надо здесь и сейчас, а в России стагнация длится уже долго.

Проректор по стратегическому развитию Российской экономической школы (РЭШ) Максим Буев также считает, что подобный рецепт не будет работать. Дело в том, что мягкая денежно-кредитная политика (ДКП) подстёгивает экономический рост тогда, когда есть безработица и неиспользованные мощности. При этом если экономика находится у своего технологического предела, то ослабление ДКП просто выльется в рост цен и усиление инфляции, заметил эксперт.

Сколько ни отпускай вожжи, лошадь не пойдёт быстрее, если она не может. Это именно наш случай. Причина в том, что бизнес не хочет инвестировать вдолгую — зачем, если всё равно лакомый кусок отожмут силовики или посадят по навету конкурентов, а на справедливый суд рассчитывать не приходится. Если бы силовики не «ураганили», а суды работали, то можно было бы инвестировать, беря в долг и под 15%.

Максим Буев проректор по стратегическому развитию Российской экономической школы

Рецепт № 2

Вторую мантру об улучшении инвестиционного климата через снижение давления на бизнес со стороны силовых органов и запуске «регуляторной гильотины» мы слышим давно, но от этого ничего не меняется, говорит Руслан Гринберг. По его словам, бизнес сейчас пребывает в ещё большей тревоге. В России сложилось такое понятие: «имитация неуспеха». Если правительство имитирует успехи, то бизнес имитирует неуспехи. Потому что невыгодно показывать успех, поясняет он.

Проректор РЭШ полагает при этом, что если мы хотим создать условия для долгосрочного устойчивого роста, то важно, прежде всего, сформировать институциональные предпосылки для этого. Независимость суда относится именно к таким факторам, говорит он. Для примера можно посмотреть на памятную монету в два евро, выпущенную к 100-летию первой конституции независимой Финляндии. Дизайн Дарио Видала изображает принцип разделения властей — законодательной, исполнительной и судебной. Вот это и есть фундамент роста, о котором стоит думать, убеждён экономист.

Рецепт № 3

Третья составляющая — тоже момент положительный. Но дело в том, что не то чтобы у нас не было технологий, а в том, что они всегда появляются тогда, когда это востребовано, когда бизнес конкурирует. Не с помощью «крыши», как сейчас, а с помощью высоких технологий, как это делается на Западе, где компании борются при помощи них.

Руслан Гринберг научный руководитель Института экономики РАН

У нас это как-то не принято, продолжает экономист. А это значит, что данное предложение тоже абстрактное, ведь в таком случае речь идёт об обрабатывающей промышленности, а у нас она имеет незначительную долю в экономике. И здесь особой конкуренции в РФ и нет, заключает собеседник.

В свою очередь Буев и в этом случае думает, что если мы хотим создать условия для долгосрочного устойчивого роста, то принцип разделения властей важно реализовать на деле, а не на словах.

Рецепты экспертов

В общем все намерения Белоусова не вызывают возражений сами по себе, говорит Руслан Гринберг. Но применительно к нашей реальности они вряд ли будут иметь практическое значение, считает он.

Вместо трёх рецептов экономист призвал «заняться связыванием территорий через создание транспортно-логистических коридоров и качественных дорог». У нас самая серьёзная проблема — это несвязанность территорий, говорит он. Производители от потребителей слишком далеко и не знают, кому продавать и как доставлять свою продукцию, это большая и серьёзная проблема. Сам бизнес этим заниматься не будет. Такое возможно решить, говорит Гринберг, с помощью государственно-частного партнёрства (ГЧП).

Но мы сегодня в тяжёлой ситуации — нас давит геополитика, санкции, напоминает он. Помимо того, для мощного финансирования транспортно-логистических коридоров наш государственный аппарат, увы, не приспособлен, полагает собеседник.

Кроме того, сетует эксперт, в России сегодня очень плохая ситуация с демографией. В наши дни в профессиональную жизнь вступают люди, которые родились в трудные годы, когда мало рожали, — в 90-е. А это значит, что без целенаправленной работы по привлечению мигрантов из других государств (прежде всего постсоветских) решить вопрос кадров нереально, подчёркивает научный руководитель Института экономики РАН.

Прежде чем реализовывать предложения Белоусова, нужно радикально менять кредитно-денежную политику. Затем надо менять налоговую и бюджетную политику. И, наконец, надо менять валютную политику. А уж потом можно приступать к тем мерам, о которых сказал Андрей Белоусов.

Михаил Хазин экономист и постоянный член Изборского клуба