К выходкам этого режиссёра и сценариста мировой кинематограф привык довольно давно. Например, ещё в 1996 году датчанин должен был показывать на Каннском фестивале фильм «Рассекая волны» — весьма успешную работу, высоко оценённую критиками. В итоге лента была представлена и даже получила Гран-при жюри, но... без участия Ларса, который не почтил своим присутствием фестиваль и вместо себя живого прислал фотографию в килте.

За год до этого в парижском кинотеатре «Одеон» на конференции в честь 100-летия кинематографа фон Триер зачитал созданный им же манифест «Догма 95», главная идея которого — оппонировать определённым тенденциям мирового кино вроде огромных бюджетов или ставки на спецэффекты и звёзд. К манифесту прилагался «Обет целомудрия» — список из 10 правил, по которым должны были в идеале сниматься фильмы. По этим правилам датский режиссёр снял «Идиотов». Премьера состоялась в 1998 году в Каннах, и кино тут же оскандалилось — в первую очередь из-за наличия откровенных сцен, в том числе группового секса с несимулированным половым актом.

В 2000-м году на экраны вышла музыкальная драма «Танцующая в темноте», где сыграла исландская певица Бьорк. Фильм удостоился «Золотой пальмовой ветви» в Каннах, Бьорк — приза фестиваля за лучшую актёрскую работу. Всё бы ничего, да только 17 лет спустя, в октябре 2017-го, певица рассказала миру о пережитых на съёмочной площадке сексуальных домогательствах со стороны фон Триера. По её словам, она отвергла все приставания, поэтому Ларс якобы придумал «сеть иллюзий и выставил меня человеком, создававшим проблемы». Фейсбучный пост Бьорк бомбанул на фоне голливудских волнений из-за насилия и домогательств со стороны известных медиаперсон вроде Харви Вайнштейна и Кевина Спейси.

А в 2009-м скандалист из Дании презентовал в Каннах новое творение — «Антихриста» с Шарлоттой Генсбур и Уиллемом Дефо. Откровенные сексуальные сцены, антихристианская символика и общий садизм в фильме взбаламутили публику. А конкретно жюри — ещё и изображение женщины как существа без лица и души. За это критики присвоили ленте специальную антинаграду за женоненавистничество, пока за фон Триером закреплялся титул феноменального эксцентрика — как минимум в истории Каннского фестиваля.

Но всё вышеперечисленное было цветочками.

2011 год, очередная премьера Ларса в Каннах. Показывали «Меланхолию» — психологическую драму о конце света. В рамках специальной пресс-конференции фон Триер, отвечая на вопрос об интересе к эстетике нацизма, ляпнул: мол, он вообще долгое время считал себя евреем. Дальше — больше: рассуждая о своих немецких корнях, режиссёру вздумалось пошутить и назвать себя нацистом. Этого ему показалось мало, и фон Триер добавил что-то про понимание и сочувствие к, простите, Гитлеру.

Казалось, эпатажный датчанин играл в «Как быстрее всего закрыть себе дорогу в Канны». Пары словесных выходок оказалось достаточно, чтобы совет директоров фестиваля объявил шутника персоной нон грата. Не помогли даже извинения фон Триера в виде заявления и категорического отказа от причастности к нацизму и антисемитизму. Вдобавок ко всему прокурор французского города Грасна завёл на Ларса дело, углядев в его словах подтекст, связанный с военными преступлениями.

А где-то практически в другой вселенной Кирстен Данст получала каннский приз за лучшую женскую роль в той самой «Меланхолии». Ирония судьбы.

Бан датчанина продолжался семь лет, пока в 2018-м его, наконец, не простили. Но на воду всё-таки подули и его новый фильм «Дом, который построил Джек» в основную программу Каннского фестиваля на всякий случай не пустили. Впрочем, это же Ларс: взял и отличился скандальчиком даже вне конкурсного показа, — а кто-то из нас сомневался?

В этот раз никакой гитлеровщины и даже группового изнасилования не было, но сотня зрителей просто встала и вышла с показа «Джека». Видимо, действительно давненько Ларс не показывал новинок в Каннах, если какая-то обстоятельная расчленёнка и складирование трупов в холодильнике настолько смутили богемную публику.