18+
Стон Астаны
Мнение

Стон Астаны

Удастся ли президенту Казахстана восстановить казавшиеся незыблемыми позиции власти
10:40, 07 января 2022
Фото: EPA/STR/ТАСС
Google News

Читайте нас в Google Новости

Наступивший 2022 год, не дожидаясь окончания длинных рождественско-новогодних каникул, принёс порцию шокирующих новостей, потрясших постсоветское пространство не праздничными петардами. Рвануло там, где не ждали или ждали меньше всего, — в Казахстане. То есть в стране, которая прошла первый тридцатилетний отрезок независимого развития гораздо более спокойно и уверенно, чем все бывшие советские республики, включая Россию, — без шараханий из стороны в сторону, без Майданов, политических кризисов и паралича власти.


Все эти годы в классе евразийской интеграции Казахстан был не двоечником или троечником и даже не хорошистом, а круглым отличником, у которого можно было списывать на уроке.

Или, по крайней мере, казался таковым.

Это не удивительно, учитывая, что бессменным директором постсоветской школы с евразийским уклоном обучения стал первый президент страны Нурсултан Назарбаев. И вот на старте 2022 года на южном фланге СНГ возникла новая реальность: прежнего, привычного нам Казахстана больше не существует — первые дни января кардинально изменили многое.

Взрывом бытового газа, цена которого с 1 января выросла вдвое, после чего всю страну охватили стихийные протесты, разворотило всю казахстанскую политику. Вслед за отставкой правительства произошло неслыханное. С поста председателя Совета безопасности был снят Нурсултан Назарбаев — Елбасы, или «отец всех казахов». И это при том, что принятый ранее закон, казалось бы, закрепил за ним эту должность пожизненно.

Нурсултан НазарбаевНурсултан НазарбаевMichael Brochstein / Sopa Images/Global Look Press

Учитывая, что патриарх казахстанской политики восседал на вершине властной пирамиды и был высшим арбитром и главным моральным авторитетом, выполняя функцию, чем-то напоминающую роль лидера Исламской революции в Иране, смещение Нурсултана Назарбаева — отца-основателя независимого казахстанского государства — стало чем-то вроде изгнания с политического олимпа верховного аятоллы.

В общем, постсоветское пространство через 30 лет после распада СССР услышало не победные реляции, а стон Астаны.

Кто бы мог подумать, что такое вообще возможно, учитывая, что многие комментаторы из Астаны, успевшие в последние дни засветиться в российском информационном пространстве, отвечая на вопрос о том, кто принимает решения в Нур-Султане (Астане) и можно ли считать, что это делает президент Касым-Жомарт Токаев, многозначительно замечали: «Ну, вы же понимаете, в конечном итоге всё решает старец».

То есть решения вроде как должен был принимать тот, чьим именем была названа переименованная столица Астана.

Как выяснилось, «старец» уже не решает ничего.

Это один из главных выводов, который уже сегодня можно сделать из казахстанской январской вакханалии. В критический момент «отец нации» не выступил с обращением к нации, отдельные представители которой бросились сносить его памятники, и вообще не появился в публичном пространстве, по непонятным причинам став «отцом-невидимкой». Как будто и нет у Казахстана никакого Елбасы. После этого стало ясно, что будущая казахстанская политика, как бы ни сложилась её конфигурация, станет политикой уже без Нурсултана Назарбаева.

Стон Астаныt.me/shot_shot/Global Look Press

Неделю казахстанского безумия можно разделить на две части, принципиально отличающиеся по своему сценарию.

На первом этапе волна протестов, охвативших всю страну, привела к тому, что центральная власть стала быстро пропускать один удар за другим и в итоге оказалась в тяжёлом нокдауне.

Остаётся неясным, почему президент Токаев с такой скоростью и лёгкостью расстался с собственным правительством, уступив напору улицы, — неужели и вправду у страны было такое неэффективное правительство, которое было удостоено добрых слов на неформальном саммите СНГ в конце декабря в Санкт-Петербурге, то есть за считаные дни до отставки?

Как бы то ни было, эта мера оказалась бесполезной, поскольку протестующие президентский жест явно не оценили и пошли на решающий штурм власти: после захвата арсеналов оружия на улицах Казахстана развернулись настоящие бои.

Не совсем логичными и убедительными стали и заявления о внешней природе протестов, инспирированных из-за рубежа.

Посмотрев на карту, можно увидеть, что Казахстан граничит с Россией и Китаем. Это они, что ли, стали раскачивать казахстанскую власть? Но зачем? Или, может, это стали делать другие соседи — Киргизия, Узбекистан и Туркмения?

Представить это совершенно невозможно, даже обладая сильным воображением. Версия о «внешней руке» в казахстанских протестах выглядит умозрительной, если не сказать, что она шита белыми нитками. Понятно, что протесты имели сугубо внутреннюю, социально-экономическую природу. Хотя удобно валить всё на международный терроризм, если не на вашингтонский обком.

На втором этапе январских событий вставшая на ноги после тяжёлого нокдауна казахстанская власть повела себя совсем по-другому: пришла в себя и стала действовать жёстко, стремясь в максимально сжатые сроки перехватить инициативу у армии штурмовиков и давая понять протестующим: не надейтесь, никакой смены режима не будет.

Вылет основных сил российских миротворцев ОДКБ в КазахстанВылет основных сил российских миротворцев ОДКБ в КазахстанМинистерство обороны России/ТАСС

В регионах было усилено патрулирование полиции и Национальной гвардии, выставлены блокпосты, началось повальное задержание нарушителей правопорядка, при этом МВД предупредило, что те, кто будет продолжать вооружённое сопротивление, будут уничтожены. На полную мощность заработали силовые структуры и прокуратура.

Важной психологической победой властей стало прибытие в страну российских миротворцев по мандату ОДКБ: Москва послала уличной оппозиции и тем, кто стоит за протестами, чёткий сигнал, что она своих не сдаёт. Хотя этот шаг может быть воспринят неоднозначно в казахстанском обществе, учитывая, что и раньше в стране нарастали антироссийские настроения, а теперь получается, что Россия выступила одним из гарантов сохранения растерявшей кредит доверия центральной власти.

Есть все основания полагать, что «январское восстание» в Казахстане вскоре будет подавлено. Однако главный вопрос — как долго продлится эта условная стабильность власти, уже побывавшей в тяжёлом нокдауне и пытающейся нащупать рычаги управления заново. Удастся ли избежать нового взрыва?

Президент Республики Казахстан Касым-Жомарт ТокаевПрезидент Республики Казахстан Касым-Жомарт ТокаевKremlin Pool/Global Look Press

После того как в январе 2022 года прежняя, «Елбасы-центричная» конструкция власти ушла в историю, президенту Токаеву предстоит выстраивать новую модель управления, которая должна основываться на новых договорённостях центральной власти с могущественными казахстанскими кланами (джузами), контролирующими регионы. Столица и регионы должны будут как минимум заключить некий пакт о ненападении, а те, кто вывел людей на улицы, должны дать им команду «назад». Боевики должны понести наказание по всей строгости закона.

Рассуждая о том, удастся ли это сделать, произносить дежурное в таких случаях «покажет время» не имеет смысла. Времени у президента Токаева нет — действовать нужно предельно быстро, чтобы мы не услышали новый стон Астаны.

Yandex Zen

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен