Журналист NEWS.ru побывал во взятых под контроль ВС РФ населённых пунктах ДНР и выслушал рассказы местных о том, что происходило в их родных деревнях и сёлах до прихода российской армии. Какие пытки применяли сотрудники ВСУ и «азовцы» к мирным жителям, как расправлялись с людьми в «тайной тюрьме» аэропорта Мариуполя и почему водители на территории республики пока не пристёгиваются ремнями безопасности — в нашем репортаже.

«Мальчишки-„азовцы“ выглядели напуганными, а офицеры — наглыми»

Передвигаясь по ДНР на автомобилях, водители не пристёгиваются и не блокируют двери. Они объясняют, что обстрелы продолжаются, и если бомбёжка застаёт в пути, нужно успеть выскочить из машины. В этом случае ремни безопасности могут стать помехой. Сотрудники служб безопасности дорожного движения не обращают внимания на нарушение правил: все понимают, что секунды могут спасти жизнь.

Фото: Виктория Катаева/NEWS.ru

Одни из самых востребованных специалистов в ДНР сейчас — сотрудники коммунальных служб, восстанавливающие повреждённые линии электропередачи, водоузлы, и сапёры.

На территории нашего района из восьми тысяч гектаров земли три с половиной тысячи к настоящему времени заминированы. Это преимущественно сельхозземля, из-за мин её не засеяли в этом году. Сапёры говорят нам: «Ребята, ждите». У них пока в приоритете разминирование населённых пунктов, — объяснил NEWS.ru глава Стыльской администрации ДНР Иван Малай.

По его словам, дороги в районе, по которым передвигалась сначала украинская, а потом российская военная техника, «убиты на сто процентов». Восстанавливать придётся «долго и многое», прогнозирует Малай.

В ПГТ Старобешево не так давно открыли мемориал жителям, погибшим от обстрелов. Замглавы администрации Старобешевского района Михаил Ольмезов показывает памятник, расположенный в 300 метрах от здания администрации. В Старобешево в 2014–2015 годах стоял полк «Азов».

Михаил Ольмезов возле мемориала в СтаробешевоФото: Виктория Катаева/NEWS.ruМихаил Ольмезов возле мемориала в Старобешево

Офицеры вели себя очень уверенно, по-хозяйски. Ходили горластыми компаниями, смеялись, распивали шампанское из бутылок. С ними приехали девушки, из гражданских, судя по говору, с Западной Украины. И были «азовцы-мальчишки». Видимо, младший состав, новобранцы. Эти выглядели очень напуганными. Они жаловались местным жителям, что не хотят участвовать в боевых действиях, а мечтают поскорее вернуться домой, — вспоминает в беседе с NEWS.ru Михаил Ольмезов.

А вот «старшие „азовцы“ буквально зверствовали», говорит замглавы администрации. Он рассказал: узнав, что комендант посёлка Олег Михайлов воюет в ополчении, «азовцы» задержали его 20-летнего сына Дмитрия и устроили демонстративное издевательство.

Мемориал погибшим от обстрелов ВСУ мирным жителям СтаробешевоФото: Виктория Катаева/NEWS.ruМемориал погибшим от обстрелов ВСУ мирным жителям Старобешево

Диму привязали к БТР и так тащили по улицам. Дима, с которым я лично был очень хорошо знаком, не выжил. Его имя тоже есть на нашем мемориале, — отметил замглавы администрации.

«В пыточных СБУ в Мариуполе у меня требовали «отдать „мерс“ и миллионы»

В каждом доме и каждой семье в ДНР за эти восемь лет случилось своё горе. Виктория и Сергей Покушаловы из села Коминтерново, к примеру, похоронили двоих дочерей и их мужей — все четверо погибли от снарядов украинской армии в 2017–2018 годах. От самого села тоже почти ничего не осталось.

От детского сада в Коминтерново — одни полуразрушенные стены: крыши нет, окна выбиты, внутри поваленные балки. Вместо веранд и площадок во дворе, где раньше резвились дети, — брошенный танк. Не игрушечный, а самый настоящий.

Будут ли восстанавливать в Коминтерново дома, Покушаловым пока неизвестно.

Виктория ПокушаловаФото: Виктория Катаева/NEWS.ruВиктория Покушалова

Соханку — соседнее село — восстанавливают. И школу, и садик, и дома. Про нас молчат (администрация поселения. — NEWS.ru). Гуманитарную помощь мы тоже не получали ни разу. В поселковой администрации сказали, что нам не положено — мы же из Коминтерново выехали в соседнее село, живём в доме родственников. Раз уехали, то вроде бы как уже не жители Коминтерново, значит, не положена «гуманитарка», — объяснила Виктория.

NEWS.ru удалось встретиться со священником из села Никольское отцом Феофаном. Для донецкого музея Великой Отечественной войны он собирает «артефакты по событиям 2014–2022 годов по всему Донбассу». На интервью батюшка пришёл... с длинным сверлом и наручниками.

Сверло — это орудие пыток. Им избивали людей. По рукам, по ногам, по голове. Это происходило в помещении Мариупольского СБУ по адресу: улица Георгиевская, 77, — рассказал отец Феофан.

Наручники и сверло, с которыми отец Феофан пришел на интервьюФото: Виктория Катаева/NEWS.ruНаручники и сверло, с которыми отец Феофан пришел на интервью

По словам священника, он сам в 2015-м провёл в подвале больше полугода. Всё это время его подвергали пыткам.

Пытали током, дубинкой и битой по коленям били. До сих пор нога онемевшая. И водой пытали: наступали на грудь, вёдрами лили воду на лицо, и она попадала в лёгкие. Это жуткая вещь, какие-то бесы придумали: грудь как будто снарядом разрывает изнутри. Шокер в меня разряжали, очень мощный — так, что мясом палёным пахло. Так из меня «выбивали» информацию об ополченцах, чтобы я назвал фамилии, — вспоминает отец Феофан.

По словам священнослужителя, в «оружейке» (так называли подвал СБУ. — NEWS.ru) содержали около 300 арестантов, каждый день туда доставляли порядка 10 новых задержанных: за ношение георгиевских ленточек, за участие в референдуме о создании ДНР 11 мая 2014 года. Некоторых, вспоминает отец Феофан, «расстреливали без суда и следствия».

Один из артефактов из коллекции отца Феофана - паспорт бандеровкиФото: Виктория Катаева/NEWS.ruОдин из артефактов из коллекции отца Феофана - паспорт бандеровки

Конвейер шёл пыточный. В «оружейке» на полу не высыхала лужа крови, уже почерневшая. Женщин били тоже. Мне эсбэушники, пытавшие меня, орали: «Где твои миллионы, где твой мерседес?! По телевизору в программе „Гроши“ (украинская передача. — NEWS.ru) сказали, что все попы ездят на мерседесах. Давай нам ключи от „мерса“!» А я даже водить не умею. Тупость эсбэушников меня поражала, — говорит отец Феофан.

Спустя семь месяцев после задержания отца Феофана обменяли на пленного сотрудника СБУ. Священник признался, что за эти шесть лет неоднократно общался с теми, кто, как и он, прошёл через пытки и выжил.

Отец ФеофанФото: Виктория Катаева/NEWS.ruОтец Феофан

Они, в частности, рассказали ему о зверствах в «тайной тюрьме» аэропорта Мариуполя («азовцы» называли её «библиотекой», а заключённых — «книгами»), где сейчас работают следователи из России. А также о яме за взлётной полосой, куда неонацисты бросали тела умерших заключённых.

Выжившие рассказывали мне, что некоторых пленных не убивали, а бросали в ров с трупами в бессознательном после избиений состоянии. Могли перед этим спиной мозг перерезать или выстрелить в живот. Люди умирали в тяжелейших муках. Почему такая жестокость, мне неизвестно. Знаю, что сотрудники СБУ за массовые задержания якобы сепаратистов получают повышения по службе и премии. Наверное, потому и стараются, — считает отец Феофан.

Жители ДНР, с которыми пообщался корреспондент NEWS.ru, согласились с недавними словами пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова о том, что теракты и геноцид со стороны украинских военнослужащих по отношению к гражданам Донецкой и Луганской народных республик являются настоящими преступлениями. По их мнению, виновные в этом после сбора всех доказательств должны предстать перед международным трибуналом.