Марксизм остаётся официальной идеологией правящей в Китае Коммунистической партии. Однако нынешний экономический и политический уклад жизни общества в КНР заставляет в этом многих сомневаться. Наблюдатели отмечают, что сегодня в Китае существует два марксизма: один провозглашается официальными лицами с высоких трибун, другой — то, как его понимают в Поднебесной обычные граждане.

Си Цзиньпин как продолжатель дела

Официальные лица КНР постоянно подчёркивают свою приверженность марксизму. 5 мая, на 200-летие со дня рождения Карла Маркса, в его родном немецком городе Трире был открыт памятник высотой 5,5 метра. Деньги на установку монумента выделило китайское правительство, на церемонии открытия присутствовал посол КНР в ФРГ и представители руководящей верхушки КПК.

Мэрию Трира многие сразу обвинили в том, что она пытается извлечь выгоду из приезда китайских туристов, ведь в городе кроме дома, в котором родился Маркс, мало что напоминает о жившем в XIX веке экономисте. Кстати, только в 2010 году местный муниципальный совет лишил звания почётного гражданина города Адольфа Гитлера, причём один из депутатов голосовал против этого решения. Но китайские посланцы предпочли не замечать критики по поводу установки памятника, а на церемонии долго говорили об успехах их страны, будто находятся не в Германии, а у себя на родине на партийном собрании.

Накануне юбилея в Пекине прошло торжественное собрание, где председатель КНР Си Цзиньпин выступил с часовым докладом. В своей речи он подчеркнул, что современный Китай философски осмыслил наследие Маркса и сейчас на практике реализует его заветы. Глава государства призвал всех членов партии тщательно изучать труды немецкого философа и сделать его идеи своим «образом жизни».

Китайская пресса постоянно подчёркивает, что Си Цзиньпин не просто реализует на практике теорию Маркса, но и сам делает значительный вклад в творческое развитие марксизма. На последнем партийном съезде в устав КПК было внесено положение, что организация базируется в том числе на идеях нынешнего председателя.

Сторонников «социализма с китайским лицом» становится всё больше в разных странах мира. Левые активисты смотрят на опыт Китая, а профессора ведущих университетов мира не устают говорить, что много полезного почерпнули из теоретических трудов Си Цзиньпина. Государственные издания КНР постоянно делают интервью с поклонниками Си, живущими в разных частях света.

Учёные из США, Великобритании, Австралии говорят, что за последние десятилетия КНР достигла больших успехов в социальном развитии. В самом начале реформ Дэн Сяопина, 40 лет назад, перед китайским правительством стояла задача победить массовый голод, а сейчас Китай обеспечивает 30% роста мировой экономики. Главный плюс китайских реформ, который и позволяет говорить о том, что в Китае строят именно социализм, а не какой-нибудь госкапитализм (в чём часто обвиняют КПК), состоит в том, что от преобразований не проиграл ни один социальный слой, подчёркивают исследователи.

Новое поколение китайцев понимает Маркса по-своему

«Если мы избрали профессию, в рамках которой мы больше всего можем трудиться для человечества, то мы не согнёмся под её бременем, потому что это — жертва во имя всех», — писал 17-летний Маркс. Эту цитату привёл в своём выступлении Си Цзиньпин, сделав акцент на том, что КПК продолжает дело основателя коммунистической идеологии и все члены партии должны прикладывать усилия к претворению в жизнь решений руководящих органов.

Эту же цитату вывесила в общежитии Пекинского университета 20-летняя студентка и активистка феминистского движения Юэ Син, призывая к объективному расследованию случая с изнасилованием молодой учащейся, которая покончила с собой. Как выяснили правоохранители, изнасилование совершил сотрудник университета, однако он отделался незначительным административным взысканием и продолжил работу в учебном заведении. «Марксистская теория — обязательный курс в Китае, но если вы хотите научиться настоящему марксизму, вам нужно изучать Маркса самостоятельно», — написала Юэ Син на своей странице в соцсети.

Как отмечает ряд западных изданий, изучение трудов Маркса в вузах вдохновило многих студентов бороться за равную оплату труда мужчин и женщин и даже публично требовать демократических реформ. Молодых людей возмущает, что с трибун говорят о верности высоким идеалам, но в стране высокий уровень коррупции, большой разрыв в доходах разных социальных групп, а права рабочих не защищены.

Недавно группа молодёжи пришла в Министерство общественной безопасности и потребовала, чтобы их вычеркнули из списка неблагонадёжных граждан. Молодые люди подвергались арестам за то, что проводили дискуссионные встречи о событиях 1989 года на площади Тяньаньмэнь, но, по их мнению, они имеют на это право согласно конституции. Гражданские активисты хотят напомнить госслужащим о заветах Маркса и Мао Цзэдуна.

Многие представители молодого поколения считают, что марксизм можно сочетать с либеральными ценностями, демократией, и обвиняют нынешнее китайское руководство в извращении учения. «Если бы китайский народ действительно серьёзно изучил марксистские постулаты, то всем стало бы ясно, что Китай сегодня не имеет ничего общего с марксизмом», — говорит в одном из интервью доцент кафедры международных исследований университета Гонконга Шон Кенджи Старрс. Научный работник обращает внимание на то, что в Китай делают огромные инвестиции западные компании, но рабочие не имеют права даже бастовать против капиталистических хозяев и тем более не владеют средствами производства.

Однако партийные идеологи подобную критику воспринимают как крамолу и отход от истинного марксизма, безукоризненно развиваемого мудрым руководством. «Некоторые не верят в Маркса и Ленина, но верят в призраков и богов», — написал в печатном органе ЦК КПК — газете «Жэньминь Жибао» — глава отвечающего за подбор кадров орготдела партии Чэнь Си. По мнению функционера, некоторые в Китае потеряли веру в социализм и отравлены западными ценностями, такими как разделение властей и многопартийность.

Император Си

Издаваемая в Гонконге газета South China Morning Post сравнивает нынешнего председателя КНР Си Цзиньпина с первым императором Цинь Шихуанди, объединившим Китай в 221 году до н.э. Авторы указывают, что в предшествующие века, во времена Вёсен и Осеней (771–476 гг. до н.э.) и Сражающихся царств (475–221 гг. до н.э.), в Китае была благодатная почва для развития творческой мысли. Учения таких философов, как Конфуций, Лао-цзы, Мэн-цзы, Сунь-цзы, стали основой сотен различных школ и направлений.

Когда Китай был завоёван царством Цинь, в стране были запрещены все философские течения кроме господствовавшего в победившем царстве легизма, в основе которого лежал принцип неукоснительного соблюдения законов и строгого наказания за их нарушение. Первый император приказал уничтожить все книги побеждённых провинций, кроме книг по ведению сельского хозяйства, технологиям, медицине и гаданию. Тех, кто осмеливался обсуждать запрещённые труды, жестоко казнили, а их тела выставлялись на всеобщее обозрение. Тех же, кто осмеливался критиковать власть, казнили вместе со всеми членами семьи.

Авторы публикации пишут, что сегодня в Китае тоже всего одна господствующая идеология, а всякое инакомыслие подавляется, и иногда — силой.

19-й съезд Коммунистической партии КитаяФото: Global Look Press/Xinhua/Shen Bohan19-й съезд Коммунистической партии Китая

По мнению китайского профессора Юаня, сегодня среди китайской молодёжи высок интерес к марксизму. Этому способствовала относительная свобода, существовавшая в стране при Ху Цзиньтао. «С 2008 по 2012 год в СМИ материкового Китая существовало много различных политических взглядов, начиная от многопартийной системы и заканчивая возобновлением культурной революции», — сказал он. Но когда Си Цзиньпин пришёл к власти в 2013 году, он развернул кампанию по борьбе с инакомыслием, сотни правозащитников и гражданских активистов были посажены в тюрьму.

«Область идеологии не является мирной. Время от времени появляются неправомерные идеи и мнения <…> некоторые неустанно продвигают западные ценности», — заявил председатель КНР в 2016 году во время одного из выступлений.

По мнению профессора Гарвардского университета, специалиста по китайской истории Родерика Макфаркухара, для Си Цзиньпина одинаково неприемлемы любые формы проявления гражданской активности. «Не имеет значения, выступаете вы за власть или против, но вам не разрешат проявлять активность. Но у режима должна быть идеология, которая оправдывает его и обеспечивает связь с народом. В силу исторических причин это марксизм. Он будет интерпретироваться в нужном русле теми, кто имеет право это делать», — сказал учёный.

Гражданский активист Чэнь Хунтао рассказал, что в Китае диссидентами стали даже последователи Мао Цзэдуна. Чтобы отметить конференцией 52-летие начала Великой пролетарской культурной революции, людям пришлось ехать в Гонконг, так как на материке любые собрания разгоняются полицией.