В Челябинске прошёл 14-й Форум межрегионального сотрудничества России и Казахстана. В его работе приняли участие президенты России и Казахстана Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев.


По итогам мероприятия стороны подписали 10 межправительственных соглашений. Среди них документ по разграничению дна Каспийского моря, договор о спорной технефти в трубопроводах, изменения в договор аренды комплекса «Байконур» и совместное заявление президентов по случаю 25-летия установления дипломатических отношений между Россией и Казахстаном.

kremlin.ru

«Межрегиональное сотрудничество — это основа экономического сотрудничества наших стран, — сказал Назарбаев на встрече в Челябинске, отметив, что министерства обеих стран проработали 30 межрегиональных и 10 межправительственных соглашений. — Каждая наша встреча — это новая веха и решение крупнейших задач». По словам президента Казахстана, эта встреча также будет иметь большое значение для развития дальнейшего сотрудничества между двумя странами.

Из этих заявлений отношения Казахстана и России выглядят практически безоблачно и без принципиальных противоречий. Некоторые «конъюнктурные» политические эксперты рассматривают их только в таком образцовом ключе: они указывают на высокий уровень приграничного сотрудничества в условиях самой протяжённой сухопутной границы между государствами — 7500 километров, экономических связей и межрегионального сотрудничества.

kremlin.ru

Однако немало и скептиков, аргументы которых — политическая напряжённость между странами растёт и связана она как с ожиданиями «смены лидерства» в Казахстане, которые накладываются на проблемы экономики, так и с реакцией Астаны на принципиальные для Москвы внешнеполитические вопросы, связанные с войной 2008 года, присоединением Крыма, конфликтом на юго-востоке Украины и сирийской кампанией.

Во всех этих вопросах Казахстан как союзник России по ОДКБ занимает неоднозначную позицию, одновременно развивая партнёрство со странами НАТО — геополитическим противником России. В итоге многие эксперты приходят к выводу, что альянс лидеров двух стран имеет гораздо больше оснований, нежели экономический и политический альянс государств. Участившиеся в последние годы публичные скандалы и периодически проскальзывающая критика руководства Казахстана в сюжетах российских государственных СМИ, по их мнению, лишь подтверждают этот тезис.

Например, в 2012 году большой резонанс в российской прессе вызвало следующее заявление Назарбаева, которое затем пресс-служба президента страны прокомментировала как «неправильно переведённое»: «После того как в 1861 году был убит последний казахский хан, мы были колонией Российского царства, затем — Советского Союза. За 150 лет казахи едва не лишились своих национальных традиций, обычаев, языка, религии». Да и сделанное Назарбаевым заявление накануне нынешней встречи в Челябинске о том, что Казахстан «в условиях тяжёлых санкций против России» должен поддержать Россию и одновременно сделать так, чтобы перенос предприятий, именно инновационных, «был на нашу сторону», было довольно неоднозначно встречено российскими экспертами.


— Президент Назарбаев всегда проводил типичную восточную политику, поэтому на родине его воспринимают как политика удачного. При этом Астана любит инициировать громкие, «широковещательные» инициативы, как правило, по определению не реализуемые на практике, но работающие на пиар. Например, направленные на избавление человечества от угрозы ядерного и химического оружия и уменьшение арсеналов обычного вооружения — чтобы о Казахстане говорили как о лидере в сфере разоружения, нераспространения и ядерной безопасности. И это при том, что удаление советского ядерного оружия и его компонентов с территории страны проходило под нажимом США, которые опасались расползания технологий по новым независимым государствам.

Аждар Куртов

политолог

— То есть это такая своеобразная особенность казахстанской дипломатии и вообще внешней политики страны?

— Ничего удивительного в маневрировании Астаны нет: политический класс Казахстана ещё в поздний период существования СССР перестал выполнять роль надёжного союзника и друга России, и вопреки распространённому заблуждению, Назарбаев никогда не был последовательным сторонником подлинной интеграции с Россией.

Когда он занимал пост первого секретаря ЦК Коммунистической партии Казахстана, в декларации о государственном суверенитете Казахской ССР, принятой 25 октября 1990 года, Казахская ССР объявлялась суверенным государством, которое свои взаимоотношения с другими союзными республиками строит на договорной основе. Примечательно, что в тексте этой декларации был упомянут не СССР, а «Союз суверенных республик» — государство, которого никогда не существовало. Назарбаев, как и другие руководители союзных республик, внёс свою лепту в распад единого государства, просто его политическая линия была более скрытой и осторожной. По воспоминаниям участников встречи в Беловежской пуще, где было принято решение о роспуске СССР, Назарбаев был не только осведомлён о ней, но был даже приглашён на это мероприятие, однако сообщил по телефону, что его самолёт якобы задержался из-за бурана...

В 90-е годы руководством Казахстана сознательно проводилась политика «титульной нации»: если во времена СССР численность русских и казахов была примерно равна, то сегодня численность русских приближается к 20%. И это люди в основном старшего возраста — то есть эта цифра будет только уменьшаться. Не случайно в Казахстане только один государственный язык, хотя перепись в советское время показывала, что большинство населения говорило на русском. То же самое в экономике — Астана сознательно устанавливала таможенное законодательство, которое позволяло им демпинговать на территории России.

Подобный курс она продолжает и по сей день — интеграционная риторика постоянно сопровождается шагами, идущими вразрез с российскими интересами. И нынешнее сообщение о том, что Астана всеми силами пытается пробить межправительственное соглашение, по которому в дальневосточные порты России должен пойти в больших объёмах уголь из Казахстана, — тому подтверждение. Российские порты на Дальнем Востоке и так еле-еле справляются с отгрузкой российского угля, а если Казахстан получит привилегии, то российские производители угля получат себе конкурента.

Казахстан не тратит большие деньги из госбюджета на безопасность, поскольку получает вооружение от России по льготным ценам, а иногда и бесплатно. В этих условиях он имеет возможности устанавливать льготный режим для экономических субъектов. В Казахстане ниже налоги для бизнеса, что позволяет ему переманивать головные структуры российских предприятий. Я уже не говорю о том, что в нефтяной бизнес страны Астана специально не допускала российские компании, предпочитая им западные, а с некоторых пор — и китайские.

В общем, этот список можно продолжать долго. Так что Казахстан — достаточно проблемный сосед, но у Москвы сейчас не так много союзников, поэтому, по политическим соображениям, у нас на многое закрывают глаза.

— Есть мнения, что после ухода Назарбаева Казахстан может последовать украинскому примеру в смысле отношений с Россией...

— Откуда растут ноги украинских проблем? От периода распада СССР. Когда политическими элитами постоянно транслировался тезис о том, что Союз нас якобы угнетал, давайте избавимся от северного соседа, обретём независимость и тогда распрекрасно заживём. На волне национализма на Украине сформировался политический класс, который практически ничем не отличается от политического класса Казахстана, которой формировался при тех же самых условиях. Сейчас националистические настроения в Казахстане вроде бы стихли, но в удобный момент всё это моментально вытащат из сундуков и поднимут на щит. Противостоять этому будет достаточно сложно, тем более, как я уже сказал, в стране сокращалась сфера употребления русского языка, переписывалась история.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен