После ввода российских войск на территорию Украины рейтинги «Единой России» резко подскочили: рост примерно на 10 п. п. фиксируют как государственные социологические службы ВЦИОМ и ФОМ — подрядчик администрации президента, так и Левада-Центр (признан в России организацией, выполняющей функции иностранного агента). При этом рейтинги всех остальных политических сил либо падают, либо меняются в рамках статистической погрешности.

По данным ВЦИОМа, до начала военной операции на Украине за «Единую Россию» были готовы проголосовать 30,3% россиян, к началу марта этот показатель вырос до 40% и с тех пор ниже этого порога не опускался. ФОМ приводит аналогичные цифры: 20 февраля рейтинг партии власти составлял 32%, 27 февраля — 41%. До настоящего времени этот показатель колеблется от 41% до 46%.

ВЦИОМ полностью принадлежит государству, а ФОМ выполняет исследования по заказу органов власти. Однако аналогичную картину фиксирует и негосударственный Левада-Центр. По данным этой организации, в декабре рейтинг ЕР составлял 27%, в феврале — 31%, а в марте поднялся до 39%. Ниже 38% вплоть до июля он не опускался.

В то же время рейтинги остальных партий практически не меняются. Исключение — КПРФ, где фиксируется заметное падение. Коммунисты, нарастившие свой рейтинг к концу 2021 года — началу 2022-го, растеряли его. Сейчас рейтинг партии не превышает 11,4% (данные ВЦИОМа, остальные социологи дают меньше).

Гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров рассказал NEWS.ru, что рост поддержки «Единой России» связан с тем, что партия продолжает ассоциироваться с президентом Владимиром Путиным. Хотя сам Путин никогда не был членом ЕР, а полномочия лидера партии сложил еще в 2012 году, он продолжает публично поддерживать организацию, а партия — использовать связанные с главой государства образы в своих агитационных материалах.

«Единая Россия» — партия Путина, а его рейтинг вырос с 62–63 в январе до 78–80 сейчас. Он ведет военную операцию и определяет повестку, а все остальные партии в неё встраиваются. В общем, «объединение вокруг флага» дает эффект и на партийно-выборном поле, — сказал Федоров.

Валерий Федоров Фото: Илья Питалев/РИА НовостиВалерий Федоров

Заведующий аналитическим отделом ФОМ Григорий Кертман тоже связывает рост рейтинга ЕР с ростом поддержки Путина и властей в целом. Он объяснил NEWS.ru: «Единая Россия» всегда воспринимается именно как партия власти, и этому стереотипу не может помешать «тот факт, что остальные парламентские партии тоже вполне лояльны [руководству страны] в ключевых вопросах». В то же время, по его словам, рейтинг ЕР отчасти вырос и за счет падения показателя КПРФ.

Если исходить из того, что электоральный потенциал КПРФ частично держится на ностальгии по Советскому Союзу, то понятно, что с начала спецоперации какая-то часть сторонников КПРФ увидела наиболее адекватного политического представителя ностальгии по Советскому Союзу в «Единой России», — сказал он.

Научный руководитель Левада-Центра Лев Гудков в разговоре с NEWS.ru отметил, что отождествление «Единой России» с властью позволяет избирателям отождествлять себя с государством. В то же время, по его словам, россияне не воспринимают остальные партии как реальную оппозицию.

Все другие [партии] дискредитированы, по отношению к ним создано ощущение некоторого политического бессилия и неспособности влиять. Реальная возможность хоть что-то получить от власти есть только через посредничество «Единой России», — добавил социолог.

Основатель центра социального проектирования «Платформа» Алексей Фирсов уверен, что на фоне военной операции партии в России практически потеряли субъектность и больше «не присутствуют как самостоятельные игроки». При этом «Единая Россия» сохраняет репутацию элемента общей системы власти, а другие партии просто «идут следом».

Повестка всех партий полностью растворилась в ситуации СВО (специальной военной операции. — NEWS.ru)... Они должны действовать как приводной ремень госмашины. Партийный рейтинг в такой ситуации выглядит анахронизмом. Что мы меряем партийными рейтингами, если у нас все системные партии слились в одном порыве? — добавил социолог в разговоре с NEWS.ru.

Алексей ФирсовФото: Максим Богодвид/РИА НовостиАлексей Фирсов

По его словам, позиции всех партий примерно схожи и, например, «Новые люди» выступают с тем же, с чем и единороссы.

«Единая Россия», мы понимаем, элемент власти. А что такое в этой ситуации «Новые люди», КПРФ, ЛДПР, СР? Партийность себя потеряла, она и до этого была исчерпана, а теперь она исчерпана вдвойне, — заключил эксперт.

Военную операцию действительно поддержали все парламентские партии России. Сначала законопроект о признании независимости ДНР и ЛНР внесла в Госдуму КПРФ, а после ввода войск на Украину президиум ЦК компартии выступил за «демонтаж многолетней бандеризации Украины». Это остается официальной позицией коммунистов, хотя некоторые члены КПРФ и высказывают другие мнения.

Другие партии тоже выступают с активной поддержкой действий российской армии. Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов 24 февраля заявил, что Россия «без страха и лицемерия перед угрозами Запада вынуждена принудить киевский режим уважать историческую память украинского народа». Руководство ЛДПР также солидаризовалось с президентом. Даже партия «Новые люди», которая позиционировалась как либеральная, не только поддержала позицию о невозможности мирного решения конфликта, но и, например, устраивала автопробег в поддержку военных РФ.

На фоне военной операции выросли рейтинги всех органов власти, включая президента. Это фиксировали все социологи. Поддержка военных действий, если верить социологам, тоже остается высокой: ВЦИОМ в июне насчитывал 72% поддержки, Левада-Центр — 75% (57% ответили «определенно поддерживаю», 26% — «скорее поддерживаю»).

Журналисты The Bell сообщали, что получили доступ к итогам закрытого опроса ВЦИОМа, результаты которого обсуждались на совещании в администрации президента. В нем приведены те же результаты: к 22 июня военную операцию поддерживали 70% респондентов.