Окончание первой недели июня было отмечено в США новым витком протестных выступлений. Хотя они по определённым причинам и носили в целом мирный характер, показательно то, что народное движение, вопреки прогнозам, не только не затихает, но и расширяется.


После того как в середине недели стало известно, что задушивший Джорджа Флойда полицейский теперь обвиняется по более тяжёлой, нежели ранее, статье, а его коллеги также были взяты под стражу, многие прогнозировали спад акций протеста. Но последующий марш демонстрантов на Вашингтон, собравший, по оценкам правоохранителей, порядка 150–200 тысяч человек, доказал необоснованность этих ожиданий.

Если изначально протестующие требовали лишь справедливого расследования убийства Флойда — с немедленным привлечением к ответственности всех четверых полицейских, участвовавших в его фатальном задержании 25 мая, — то в итоге список «пожеланий» очень быстро разросся. К расовому аспекту добавились и другие, включая, например, требование всеобъемлющей реформы полиции и даже сокращения финансирования правоохранительных органов.

Расширение протестной повестки имеет, в первую очередь, вполне объективные причины. Скандалы с участием американских полицейских в последние годы, конечно, приводили и к демонстрациям, и к ответным уступкам со стороны властей, но подобные компромиссы носили ситуативный и ограниченный характер. Логично, что в определённый момент обществу стало уже недостаточно таких мер (вроде ареста четверых офицеров в данном случае). Кроме того, сыграл роль и субъективный фактор: американские власти — от высшего руководства до локальных функционеров — упустили момент, когда демонстрации, вероятно, можно было пресечь, пойдя навстречу выдвинутым требованиям. Очевидно, в верхах существовали опасения относительно того, что, если сразу уступить протестующим, запросы последних возрастут. В итоге, впрочем, всё равно так и вышло — как в знаменитой фразе Черчилля о позоре и войне.

Amanda Andrade-Rhoades/Global Look Press

Однако, хотя вашингтонский марш в уик-энд и стал самой крупной акцией после убийства Флойда, организаторам не удалось добиться анонсированной ранее цели собрать миллион человек (для этого в соцсетях даже был введён специальных хештег #1MillionDC). При этом демонстрация носила мирный характер, хотя к её окончанию и произошло несколько неприятных инцидентов. Президент США Дональд Трамп с плохо скрываемым удовлетворением отметил, что протестующих было меньше, чем ожидалось.

Национальная гвардия, секретная служба и полиция округа Колумбия проделали фантастическую работу. Спасибо! — написал он на своей странице в Twitter.

Демонстранты вышли не только на столичные улицы: акции прошли в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Филадельфии, Флориде и Чикаго, несмотря на то что в некоторых регионах прогноз погоды не предвещал хороших условий для проведения этих мероприятий. В Вашингтоне к протестующим присоединилась и мэр округа Колумбия Мюриэл Баузер, у которой сейчас весьма натянутые отношения с Трампом. Последний считает, что местный руководитель потворствует демонстрантам и провокаторам, мешая работе Нацгвардии, введённой в столицу. Однако поведение Баузер снискало уважение в среде активистов. В комментариях в соцсетях уже звучат предположения о том, что нынешняя ситуация может стать своего рода трамплином для мэра и открыть ей путь в большую политику. Тем более что она давно известна как непреклонный критик Трампа. Например, серьёзным поводом для раздора стало то, как президент планировал отмечать День независимости США в прошлом году. Тогда мэр жёстко высказалась против намерения Трампа изменить порядок торжества (глава государства, по мнению многих, хотел сделать из общенационального праздника свой собственный).

Политический аспект в принципе остаётся одним из основных в контексте нынешних демонстраций — на фоне приближающихся президентских выборов. И для Трампа, чей рейтинг одобрения и шансы на переизбрание уменьшаются с каждым днём, многое будет зависеть от того, какие тенденции возобладают в среде протестующих.

С одной стороны, неудачная попытка собрать миллион человек в Вашингтоне, а также то, что виновные в гибели Флойда всё-таки арестованы, может снизить накал. С другой — столичный марш всё равно стал наиболее массовым за две недели, а демонстранты увидели, что от властей можно добиться желаемого при должном давлении. Присоединение же к активистам таких серьёзных политических фигур, как мэр Баузер, способно ещё больше подогреть протестные настроения.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен