16+
Игроки сборной Франции на матче Франция — Хорватия в рамках ЧМ-2018

Расизм в футболе: борьба бесполезна

Игру миллионов втянули в разборки, из которых ей не выйти победителем
08:05, 25 июля 2018 540
Фото: Global Look Press/imago sportfotodienst/Peter Schatz

Этого текста не должно было быть. Впрочем, как и расизма в футболе. Но за последнюю неделю эта зараза нахально скривила рожу трижды. Причем очаги поражения полиция нравов зафиксировала по всей Европе. Но обо всем по порядку.


Франция

Местные соцсети вдребезги разнесла новость: еженедельник «Шарли Эбдо», печально известный своими карикатурами, на обложке свежего номера изобразил футболистов «трехцветных» в виде обезьян с Кубком мира, который они принимают то за банан, то за апельсин. И пусть спустя день выяснилось, что это фейк, симптоматично само появление данного «шедевра».

Почему карикатуру выдали за творение авторов «Шарли Эбдо» — вполне очевидно. С извечной фигой в кармане, что подразумевает занимаемая еженедельником сатирическая ниша, он — на правах шута при дворе — говорит о вещах, о которых говорить не принято. В сверхтолерантном обществе — и подавно.

Чтобы вы понимали, в России на подобного рода заявления сподобятся лишь ряженые калибра Виталия Милонова или Владимира Жириновского. Последний, кстати, так и поступил. Лидер ЛДПР сравнил сборную Франции со сборной Африки. Имея в виду, конечно, цвет кожи игроков «трехцветных».

Из 23 заявленных на турнир в России 15 — темнокожие. При этом все, кроме Манданда и Умтити, родились во Франции. И все, кроме Эрнандеса, прошли академии французских клубов. Они, считай, плод местной системы интеграции. Но это не мешает Другой Франции мыслить как Второй Жириновский. И таких «других» — предостаточно.

Ход их мыслей точно передала спецкор «Комсомольской правды» Дарья Асланова: «Телефон шел по кругу, и мне объясняли, что болеть им не за что и не за кого: «Камерун, Сенегал, Мали, Гвинея, Конго, Того, Ангола. Остальные — арабы и четверо белых (один из них испанец). Это что, Франция? Дело не в расизме, но давайте не притворяться, что это французская команда».

Россия

Казус, имевший место у нас, остался на периферии информационного пространства. Московский клуб «Торпедо» сначала подписал защитника Эрвинга Ботаку, а затем под давлением фанатов от него отказался. Ничего такого, если не учитывать, что Эрвинг — темнокожий. Родом из подмосковного Пушкино, с неплохим русским языком, но темнокожий. Это «но» для части болельщиков «черно-белых» перевешивает. Даже тот факт, что Ботака — торпедовский воспитанник.

Да, руководство «Торпедо» сделало все, чтобы выйти из этой мутной истории с минимальными репутационными потерями. Созвали пресс-конференцию, поведав, что отказ от Эрвинга вызван исключительно финансовыми причинами. Мол, не знали, когда брали, что придется платить.

Но зачем тогда было инициировать проверку по факту разжигания межнациональной розни? Чтобы откреститься от цитаты из паблика «Запад-5 ULTRAS»? «В наших цветах есть черный, но в рядах только белый!..» — и хоть ты тресни.

Германия

О том, насколько глубоко укоренилась зараза, говорит случай с Месутом Озилом. Игрок сборной Германии приостановил выступления за национальную команду из-за расизма. Причем обвинил в нем не кого-нибудь, а президента Немецкого футбольного союза (НФС) Райнхарда Гринделя.

«В глазах Гринделя и его союзников я немец, когда мы побеждаем, и мигрант, когда мы проигрываем, — написал 29-летний футболист в Twitter. — Я плачу налоги в Германии, делаю пожертвования немецким школам, но общество все равно меня не принимает, считая другим».

Поводом к развязанной против хавбека лондонского «Арсенала» травле в обществе («Турецкая свинья» — самое мягкое из прозвучавшего) стала совместная фотография с президентом Турции Реджепом Эрдоганом. Озил — выходец из турецких немцев — попытался было объяснить, что встречался не с Эрдоганом, а с президентом Турции. Как бы его ни звали. Из уважения к своим корням. Но его не услышали.

Что, черт возьми, происходит?

Кажется, пора уже прекратить ужимки и признать: борьба с расизмом в футболе бесполезна. Да и вестись должна на других полях и не теми методами.

Тогда как на игру миллионов взвалили больше, чем она способна унести. В глобальном мире без четких границ футбол превращают в один из общественных институтов. С выраженной политической задачей — социальная интеграция.

Да, футбол имеет воспитательный и образовательный потенциал. Но он может его реализовывать, а не обязан. Представьте, что стало бы, если бы врачи и учителя разыгрывали свой чемпионат, выясняя, кто из них искуснее в ремесле, а не лечили бы и не учили бы?

Сегодня футбол, скорее, часть индустрии развлечения в обществе потребления. И потребитель этот за свои денежки волен получать то, что хочет. Любой каприз за ваш кэш. Your money — your honey. А от футбола ему нужны эмоции, а не поучения. Ему их и в других сферах хватает. Вот и востребованы эмоции — не всегда, прямо скажем, положительные.

И вовсе не проблема простой игры с мячом, что кто-то, как хорваты, сплачивается после поражения, а кто-то, как французы, ссорится после победы. Это уж кто во что горазд. Это у вас, батюшка, в обществе проблемы. Чего на футбол-то кивать? С ним все в порядке. Как живем, так и играем.

Yandex Zen

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен

Загрузка...
Новости СМИ2