Поздним вечером 1 октября СМИ сообщили, что руководитель Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Геннадий Корниенко покидает свой пост. Через два дня соответствующий документ был опубликован на сайте ведомства. Причины ухода Корниенко не назывались, некоторые эксперты указывали на то, что ему уже исполнилось 65 лет — предельный возраст нахождения на госслужбе. Однако многие увидели в уходе силовика предвестие будущих перемен. ФСИН больше года терзают скандалы, связанные с публикациями о пытках заключённых. Были возбуждены уголовные дела, несколько начальников исправительных колоний и рядовых сотрудников уволены.


Также не обошлось без коррупционных разбирательств — в этом году к разным срокам были приговорены несколько тюремщиков из Московской области за то, что вымогали у заключённых деньги за выход по УДО, помогали проносить в тюрьму запрещённые предметы и за другие нарушения. В правоохранительных органах News.ru заявили, что дела против представителей ФСИН ещё будут. Скандалы в прессе в какой-то момент достигли таких масштабов, что, например, руководство ИК-9 в Петрозаводске, заключённые которой рассказали о пытках, провело для журналистов экскурсию.

В Кремле ситуацию с отставкой Корниенко никак не прокомментировали, разве что пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков в день первых публикаций об отставке силовика призывал не вестись на слухи. Правозащитник Игорь Каляпин заявил News.ru, что он также не знает об истинных причинах отставки и призывает не делать выводы о кризисе во ФСИН по последним событиям.

Zamir Usmanov/Russian Look/Global Look Press

Нет другого способа бороться с пытками во ФСИН, полиции и других силовых ведомствах, кроме как с помощью так называемых скандалов. Бороться с пытками, взятками и подобным можно законно и публично. Тогда это будет выглядеть именно так, что вдруг в ведомстве, в котором ещё недавно не говорили про пытки и коррупцию, стали появляться многочисленные факты. Официально, с привлечением должностных лиц. Я имею в виду, что резкое увеличение числа публикаций о Корниенко не говорит о том, что система стала работать хуже и стали пытать больше. Я совсем не являюсь фанатом руководства ФСИН, у меня с ними было много больших и малых расхождений. Считаю, что за многое из произошедшего они отвечают лично. Я совершенно точно знаю, что они пытаются что-то сделать. Я больше общался с Рудым (первый замдиректора ФСИН Анатолий Рудый. — News.ru) и знаю, что он не злодей и что все эти истории его тоже очень задевают. Если бы Корниенко хотел уменьшить число «скандалов» в несколько раз — он бы сделал. Поверьте, он прекрасно понимал, что нашпиговывание учреждений содержания средствами видеозаписи приведёт в том числе к тому, что информация будет выплёвываться по каналам, не приятным для ФСИН. Но Корниенко считал, что это правильный путь. Когда бушевал скандал с Ярославской колонией (в 2018 году журналисты опубликовали 10-минутное видео из ярославской колонии № 1 с издевательствами над осуждённым Евгением Макаровым. — News.ru), я присутствовал на достаточно закрытой встрече, Корниенко говорил: «А всё-таки система, которую мы так долго прорабатывали и пробивали, сработала».

Игорь Каляпин

член Президентского совета по правам человека

Правозащитник признаётся, что по этим причинам он, «мягко говоря, не радуется» отставке. В прессе среди возможных претендентов на должность Корниенко называют его заместителей — уже упомянутый Анатолий Рудый, замдиректора ФСИН Валерий Максименко и начальник управления «Л» этого же ведомства Вадим Баланин. Также возможно назначение людей со стороны — например, статс-секретарь и заместитель главы Росгвардии Олег Плохой. По словам Каляпина, разговоры о приходе человека не из ФСИН ему также не нравятся.

Боюсь, что назначат человека, который будет просто консервировать ситуацию и делать так, чтобы больше скандалов не было, — рассуждает правозащитник.

По мнению директора Института прав человека Валентина Гефтера, то, что будет с исправительной системой, зависит не только от персоналий.

Безусловно важно то, кто придёт на смену Корниенко. Но мне не кажется, что отставка связана с вещами, так сказать, правозащитного толка. Если его приемник будет выходец из той же системы, то я не думаю, что у него получится что-то кардинально изменить, даже если он будет хотеть это сделать. Надо смотреть, что за человек придёт и какую свободу ему дадут, — считает Гефтер.

Правозащитник уверен, что система уже в каком-то смысле успела адаптироваться к ситуации с постоянными сообщениями об истязаниях осуждённых.

Мне кажется, что если бы отставка была сразу после громких историй о пытках, например, летом прошлого года, то да — можно бы было говорить о том, что есть связь. Единственное что — может быть, первый импульс был год назад (после истории с пытками в Ярославской колонии. — News.ru). А пока подыскивали людей, пока готовили эти кадровые решения и перебирали кандидатов, могло пройти время, — говорит Гефтер.

По мнению правозащитника, если и есть связь между публикациями о пытках, то она далёкая и не прямая.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен