16+
Срубай и властвуй: чем грозит приватизация лесов в России

Срубай и властвуй: чем грозит приватизация лесов в России

Экспортёр российской древесины в Китай предложил передать вырубки в частные руки
17:55, 21 июля 2021
Фото: Jan Woitas/dpa/picture-alliance/ТАСС
Google News

Читайте нас в Google Новости

В связанном с миллиардером Романом Абрамовичем и китайским государством дальневосточном холдинге RFP Group, считающемся одним из лидеров по экспорту дерева из России в КНР, предложили приватизировать 2–3% территории лесов. В этом случае, по мнению гендиректора компании Константина Лашкевича, появится стимул для долгосрочного интенсивного лесовыращивания. Сторонники инициативы полагают, что она может принести плюсы как собственникам угодий, так и государству. Однако в Greenpeace эту предложение сочли несостоятельным, прогнозируя, что новыми владельцами лесов станут чиновники или аффилированные с ними компании. Кроме того, в стране есть огромные резервы неиспользуемых земель, которые бы подошли для выращивания коммерческой древесины. Подробности — в материале NEWS.ru.


Не чувствуют себя собственниками

В интервью РБК Константин Лашкевич заявил, что на Дальнем Востоке остаётся всё меньше качественного леса, а на текущих вырубках придётся ждать возобновления ресурса 80 120 лет. По его мнению, в России можно выделить лесные земли, где можно добиваться кратного прироста деловой древесины. Но такая модель, по мнению бизнесмена, оправдывается, если инвесторы смогут приватизировать лес, а сейчас это запрещено.

Лашкевич сказал, что не будет заниматься интенсивным лесовосстановлением, потому что это «убьёт» его экономику, а инвестиционную модель, по его мнению, «невозможно построить без прав на землю или хотя бы насаждения». В связи с этим бизнесмен считает правильным выделить климатические зоны наибольшего благоприятствования, занимающие 2–3% от всей лесной территории России и реализовать там модель интенсивного лесопользования с правом собственности.

Дать возможность приватизировать такие земли, дёшево страховать лес, закладывать его в банк, увеличивать его стоимость на балансе за счёт прироста и привлекать деньги из отечественных и зарубежных фондов, как это делает Новая Зеландия, — дешёвые длинные деньги для инвестирования в эту историю, — сказал Лашкевич.

RFP Group арендует участки с разрешённой вырубкой 3,7 млн кубометров в год, являясь крупнейшим лесопромышленным предприятием Дальнего Востока. Более половины (58%) акций компании принадлежит миллиардерам Роману Абрамовичу и Александру Абрамову, остальными 42% владеет совместное предприятие Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) и China Investment Corporation.

rfpgroup.ru

Предложение Константина Лашкевича поддержал сопредседатель Партии Роста, инвестбанкир, профессор ВШЭ Евгений Коган. В интервью NEWS.ru он подчеркнул, что лесозаготовителям надо дать право почувствовать себя хозяевами вырубок.

Сокращение площади лесов на Дальнем Востоке вследствие бесконтрольной вырубки и пожаров приводит к тяжёлым последствиям и для экологии, и для экономики. Поэтому я бы поддержал инициативу по передаче леса на некоторых территориях частному бизнесу. Но необходимо, чтобы этот вопрос был очень серьёзно проработан. Сейчас лесозаготовители арендуют у государства участки территории и не чувствуют себя её собственниками. А вот понимание, что есть возможность на легальных основаниях владеть участком, платить налоги на продажу леса, быть полностью защищённым и знать, что твои дети смогут унаследовать эту землю — весомый повод многим предпринимателям, в том числе и нелегальным, заняться вырубкой с последующим восстановлением леса.

Евгений Коган

профессор Высшей школы экономики

По его мнению, плюсы данной инициативы очевидны. К примеру, в сельском хозяйстве появились частные предприятия, которые работают десятилетиями, получая кредиты от государства по льготным ставкам, платя налоги и зарплаты. Их владельцы могут быть уверены, что завтра никто не придёт и не скажет, что разрывает с ними договор аренды, отмечает Коган.

Это позволяет заботиться о своих полях, отдавать их в залог для закупки техники, зерна и другого столь необходимого в хозяйстве. Если схожая ситуация сложится и в лесном хозяйстве, я буду только за, — отмечает Евгений Коган.

Он пояснил, что плюсами для государства в случае реализации предложений Константина Лашкевича, станут уплата собственниками лесов налогов, приток инвестиций, в том числе и иностранных, а также создание легальных рабочих мест. Однако для этого властям необходимо чётко проработать законодательство совместно с бизнесом, учитывая пожелания отрасли и всех её игроков.

rfpgroup.ru

Всё зарегулировано и коррумпировано

В российском отделении Greenpeace негативно отнеслись к идее RFP Group. По мнению руководителя лесной программы экологического движения Алексея Ярошенко, «никаких плюсов у этого предложения нет».

Приватизировать принадлежащие государству леса ни в коем случае нельзя по двум причинам. С одной стороны, у нас все отношения в этой сфере крайне зарегулированы и коррумпированы, и если сейчас проводить приватизацию, то те чиновники, которые по сути препятствуют развитию нормального лесного хозяйства, превратятся во владельцев, в рантье. Либо собственниками станут люди, к ним приближённые. К позитивному развитию это не приведёт. Может быть, где-то отдельные исключения и будут, но в целом это будет растаскиванием государственной собственности. С другой стороны, у нас частных лесов очень много, как и частных земель, на которых можно выращивать лес. Три года назад в России было примерно 76 млн гектаров заброшенных сельхозземель, сейчас эти площади немного увеличились и, по нашей оценке, к 2030-м годам их будет уже около 100 млн. Большая часть из них никогда не вернётся в сельхозоборот, потому как, например, в Нечерноземье эти земли просто непригодны для современного сельского хозяйства, но очень подходят для лесоводства. И это не 2–3%, о которых говорит Лашкевич, а примерно 10% от всех пригодных для леса земель.

Алексей Ярошенко

руководитель лесного отдела Greenpeace-Россия

Однако, по его мнению, государство создаёт максимальные препятствия для того, чтобы на заброшенных сельхозугодьях занимались лесоводством. Он напомнил, что в 2020 году правительство издало постановление № 1509, которое с некоторыми ограничениями разрешает выращивать лес на заброшенных землях. Однако Минприроды подготовило поправки, которые запрещают там лесоводство. Несмотря на отрицательное заключение Минэкономразвития и экологическое ведомство, и вице-премьер Абрамченко, и многие другие чиновники, как считает Ярошенко, «пытаются протащить эти нововведения».

Надо создать условия, когда на заброшенных землях можно будет растить лес, содержать его в порядке и развивать лесное хозяйство. Тогда не будет никакой нужды в том, чтобы что-то ещё приватизировать, потому что этих земель уже много. А попытка хапнуть какую-то часть принадлежащего сейчас государству леса ничем иным, кроме большого мошенничества не кончится, — не исключает представитель Greenpeace.

Алексей Ярошенко подчёркивает, что Лесной кодекс в нынешнем виде — это «гарант того, что в России не будет развиваться лесное хозяйство». Поэтому он не исключает, что Константин Лашкевич «пытается найти какой-то обходной путь, но это не получится — обходной путь не будет работать».

Член комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Андрей Палкин считает, что предложение приватизировать часть лесного фонда не актуальна.

У нас и так основная масса ликвидных лесов, где есть возможность транспортной доступности, в рамках Лесного кодекса и так уже давно переданы в долгосрочную аренду (на 50 лет и более). И ничего другого здесь не придумаешь — они (лесопромышленники. — NEWS.ru) находятся в частных лесах, давно взятых в собственность, и они останутся там — закон не имеет обратной силы. Следовательно, остались неликвидные леса, которые никому не нужны, расположенные далеко, с небольшими объёмами древесины.

Андрей Палкин

депутат Госдумы

Он рассказал о ситуации в своей родной Архангельской области, где наблюдается «дефицит лесного расчёта и лесосеки — есть лес, который можно рубить, и в то же время не полностью вырубается, потому что малый бизнес потихоньку оттуда выжили, остались три крупных лесопользователя, между которыми основные лесофонды уже распределены». А на те ресурсы, которые «остаются за пределами доступности, никто не идёт». Из-за этого, по словам парламентария, произошёл скачок цен на лесоматериалы.

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники

Новости СМИ2