16+
Ни туалета, ни перспектив: нужно ли спасать российскую деревню

Ни туалета, ни перспектив: нужно ли спасать российскую деревню

По мнению скептиков, бесконечный процесс «возрождения» села, как бы странно это ни звучало, оказывается вполне прибыльным делом
15:00, 11 октября 2021
Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru
Google News

Читайте нас в Google Новости

Гендиректор Агентства стратегических инициатива Светлана Чупшева призвала поддержать проекты по возрождению сёл и деревень в России. Она указала на необходимость обеспечить качество жизни людей, в том числе в малых, удалённых населённых пунктах. Согласно различным исследованиям, российское село вымирает ударными темпами. В некоторых регионах доля обезлюдевших деревень превысила 20 процентов. NEWS.ru попытался выяснить: а есть ли вообще что ещё спасать сегодня, или время уже потеряно — да и насколько это целесообразно в эпоху тотальной урбанизации.


Убийственная «оптимизация»

Особенно ярко смерть российского села проявилась в регионах Центральной России и Севера. Только в период между переписями населения 2002 и 2010 годов число обезлюдивших деревень выросло более чем на шесть тысяч. Более чем в половине всех сельских населённых пунктов проживают от 1 до 100 человек.

Согласно результатам исследования, проведённого ранее Центром экономических и политических реформ (ЦЭПР), за последние двадцать лет сельские населённые пункты не только не нарастили, но и в значительной степени утратили социальную инфраструктуру из-за процессов «оптимизации», которая особенно сильно затронула именно сельские территории. Так, за этот период количество сельских школ уменьшилось примерно в 1,7 раза, больничных организаций — в 4 раза, амбулаторно-поликлинических учреждений — в 2,7 раза.

По оценке ЦЭПР, уже к 2023 году в российских деревнях может не остаться больниц, а к 2033–2036 годам — школ и поликлиник. Это может произойти при условии, что их количество будет уменьшаться в нынешнем темпе. В любом случае, уверены эксперты ЦЭПР, власти «оптимизируют» инфраструктуру сельской социальной сферы гораздо быстрее, чем там убывает население.

Ни туалета, ни перспектив: нужно ли спасать российскую деревнюKonstantin Kokoshkin/Global Look Press

В исследовании также отмечалось: «оптимизируя» школы и больницы под предлогом снижения численности населения на селе, власти фактически способствуют усилению этого процесса всё в более значительных масштабах. Налицо — порочный круг.

Ещё несколько лет назад Владимир Кашин, занимавший на тот момент пост главы аграрного комитета Госдумы, в своём выступлении сообщил, что за последние двадцать лет с лица земли исчезли 34 тысячи российских деревень. По его словам, ещё в 10 тысячах деревень проживают меньше восьми жителей.

Если говорить о газификации, 95 тысяч деревень её не имеют... Люди не видят перспектив жить в деревне. Работы нет, инфраструктура отсталая, — сетовал Кашин.

Парламентарий также рассказал, что 30 тысяч деревень не имеют дорог с твёрдым покрытием, поэтому «чуть-чуть развезло — пожарная машина с трудом проезжает, не говоря уже об автобусном сообщении».

Это действительно самый главный вопрос сегодня — а есть ли ещё что спасать? Российские деревни умирают не первый год, поэтому надо понять — что осталось и осталось ли, — рассуждает в разговоре с NEWS.ru генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв.

Вместе с тем эксперт уверен, что во многом Россия держится на деревне — и в плане прироста населения, и в плане сохранения национальной культуры. Однако, полагает собеседник издания, нужны чёткие рецепты спасения.

Можно, конечно, просто сказать — мол, ребята, не уезжайте, пожалуйста, но это вряд ли поможет. Единственный способ — создавать рентабельные сельскохозяйственные производства. Такие попытки периодически предпринимаются, но они часто оказываются неудачными, — говорит Журавлёв.

Фермер Сергей Николаевич из Чувашии объясняет в разговоре с NEWS.ru: создать производство можно, но автоматически возникают сопутствующие вопросы: высокая цена на топливо, плохие дороги, сложности вывоза урожая и дефицит каналов сбыта.

Он говорит, что заниматься возрождением сёл начинали многие, но «мало у кого что получилось».

Знаю лично ребят, которые деньги вкладывали в проекты, рабочие места создавали, а потом понимали, что всё бесполезно. При отсутствии господдержки и нужной инфраструктурs ничего не сделаешь, всегда проигрываешь крупным концернам. Я уговаривал знакомых не бросать дело, а они мне в ответ — Николаич, а на хрен нам всё это надо? Все только прессуют и бабки выкачивают. И я ребят так-то понимаю, — признаётся фермер.

Дмитрий Журавлёв соглашается: государство слабо поддерживает фермерское хозяйство, которое теоретически могло бы стать опорой села. Но есть и другой аспект проблемы, продолжает эксперт.

Можно построить ферму, комбинат, дать рабочие места. Но очень трудно уничтожить сложившийся стереотип, согласно которому деревня — это полная задница, из которой надо во что бы то ни стало сбежать, — говорит он.

В мечтах о канализации

Спасти российскую деревню от гибели может только федеральный центр, регионы самостоятельно с этой задачей не справятся, утверждают опрошенные NEWS.ru специалисты.

Бегство сельских жителей в города нетрудно объяснить — помимо тотального отсутствия работы условия жизни в сельской местности по-прежнему не столь далеки от первобытных. Недавнее исследование, проведённое Росстатом, показало: более 22% населения не имеют доступа к централизованной канализации, используя, например, выгребные ямы. При этом если в городах о наличии туалета в квартире или доме сообщили 95% респондентов, то в селах положительно на этот вопрос ответили 60,9% респондентов. В отдельно стоящей постройке туалет находится у 38,2% деревенских жителей (56,6% для маленьких деревень). К централизованной канализации в маленьких деревнях доступ имеют 8% жителей, по деревням в целом — около 25%. Кроме того, если в городах на проблемы с подачей электроэнергии пожаловались 14,9%, то в сёлах — 31,9%. Горячее водоснабжение, в том числе и за счёт местных нагревателей, отсутствует у 32% опрошенных в сёлах.

Ни туалета, ни перспектив: нужно ли спасать российскую деревнюMaksim Konstantinov/Global Look Press

Спасение деревни напрямую зависит от того, какие средства готово заложить государство в федеральном бюджете на эти цели. Да, существуют успешные истории — например, в село Вятское в Ярославской области пришёл инвестор и фактически возродил населённый пункт. Но это, пожалуй, исключение из правил, — указывает в беседе с NEWS.ru доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН Сергей Смирнов.

Он полагает, что многие сёла сегодня оказались неконкурентоспособны — например, в силу неудачного географического положения. Именно поэтому, уверен эксперт, сегодня необходимо инициировать процесс паспортизации и классификации деревень, а уже после этого решать — какие населённые пункты ещё подлежат реанимации, а какие — уже нет.

Смирнов говорит, что многие прежние идеи, призванные спасти село от вымирания, полностью провалились. Так, стало очевидным, что невозможно в каждой деревне развивать агротуризм. Не дала, по мнению эксперта, желаемых результатов и программа привлечения в сельскую местность молодых специалистов — прежде всего врачей и педагогов.

Тому же молодому врачу надо дать в деревне не только дом и миллион рублей, но и перспективы. А вот с последними — большая проблема. Иначе получается, что человек шесть лет учится на врача, а потом приезжает в глухомань, чтобы лечить трёх бабушек. Понятно, что на это согласится далеко не каждый, — рассуждает Смирнов.

Но у российской деревни всё же есть шанс. Спасти село, как ни парадоксально звучит, могут новые технологии.

До основанья, а затем...

Безусловно, взять и вернуть всё как было уже не получится. Прежде всего из-за продолжающей нарастать тенденции к урбанизации. Экономисты указывают на то, что в больших городах производительность труда выше. Кроме того, там значительно проще создавать кластеры: и разработчики, и учебные заведения, и сами производители находятся в непосредственной близости друг от друга и могут работать в одной связке. Сёла в эту схему явно не вписываются.

Заместитель директора Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов полагает, что есть резон не сохранять все старые, ещё с советских времён, деревни, а фактически создавать новые.

Полностью сохранить село в России невозможно, это уже факт. Ставку следует делать на агломерации, в этой концепции могут присутствовать сёла, причём каждое с какой-то своей ориентацией. Например, в одном населённом пункте уместно развивать экотуризм, в другом — создать пространство для охоты, — указывает в разговоре с NEWS.ru Миронов.

Ни туалета, ни перспектив: нужно ли спасать российскую деревнюIlya Galakhov/Global Look Press

На фоне пандемии появились тенденции к возвращению людей за город — многие строят коттеджи или летние дома. Способствовала этому и законодательная новация, позволяющая садовые строения оформлять как полноценное жильё. Поэтому и возникла новая проблема — например, в Башкирии главы муниципалитетов сетуют на то, что сельские поселения расширяются за счёт «вахтовиков» из города, которые требуют инфраструктуру, дороги, ресурсную базу, но прописаны и работают они в городах.

Таким образом, численность населения посёлков де-факто вырастает в разы, а налоговая база и бюджет остаётся прежним. В этих условиях муниципалитеты не способны обеспечить желаемый уровень жизни, вызывая общественное недовольство, — указывает в разговоре с NEWS.ru научный сотрудник Башкирской академии госслужбы и управления Арсен Шаяхметов.

Эксперт подтверждает, что деревню в прежнем виде уже вряд ли удастся возродить: скорее всего, она трансформируется в малые города, посёлки городского типа и коттеджные посёлки.

Валерий Миронов в свою очередь также констатирует, что в таком огромном количестве, как сегодня, деревни больше не нужны — прежде всего потому, что из-за дефицита населения там просто некому жить. Но отдельные сельские поселения, полагает эксперт, имеют перспективы — прежде всего, из-за развития дистанционного образования и телемедицины.

Впрочем, есть и те, кто считает такие планы не более чем маниловщиной. По мнению скептиков, бесконечный процесс «спасения» российской деревни, как бы странно это ни звучало, оказывается вполне прибыльным делом. Так, из 382 миллионов гектаров не используется по назначению 76,3 миллиона гектаров. При этом на программы развития сельского хозяйства выделяются миллиарды. Догадайтесь, кто получает эти средства? Как правило, действующие агрохолдинги, которых подчас будущее села заботит не особо. Согласно данным Счётной палаты, фермерам достаётся лишь 2% государственных субсидий. Вот и получается, что села нет, а его бесконечное возрождение оказывается успешным предприятием за бюджетный счёт.

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники