16+

Мерзлота отомстит: чем грозит отказ от экоэкспертизы арктических строек

Власти хотят упростить процедуру строительства обогатительных фабрик и бурения скважин в Заполярье
18:03, 26 мая 2021
Фото: unsplash.com
NEWS.ru

Госдума 26 мая приняла в первом чтении законопроект, отменяющий федеральную экологическую экспертизу проектной документации части объектов социальной и транспортной инфраструктуры на территории Арктической зоны. Параллельно с этим в недрах исполнительной власти готовится проект распоряжения правительства, который вводит перечень соответствующих капитальных сооружений. Против обязательной экоэкспертизы в Заполярье, введённой в прошлом году, активно высказываются главы северных регионов, а также представители нефтегазовых и строительных компаний. На этом фоне нововведения похожи на некий лоббистский инструмент, позволяющий либерализовать действующие нормы, чтобы не мешать крупному бизнесу получать прибыли без дополнительных природоохранных издержек и прочих «административных барьеров». NEWS.ru попытался разобраться, так ли это и как предлагаемый механизм отразится на положении Арктики в свете недавних резонансных аварий на объектах сырьевых корпораций.


Слово за правительством

Депутаты Госдумы одобрили в первом чтении поправки в закон «Об экологической экспертизе», которые, как следует из пояснительной записки, были разработаны «с целью оптимизации процедуры проведения экологической экспертизы проектной документации объектов капитального строительства, строительство или реконструкцию которых предполагается осуществлять в Арктической зоне РФ».

Законопроект предусматривает исключение требования о проведении экологической экспертизы федерального уровня проектной документации объектов социальной и транспортной инфраструктуры, строящихся или реконструируемых в границах населённых пунктов, находящихся на территории Арктической зоны РФ, — отмечается в пояснительной записке. 

Ранее некоторые авторы нововведения отмечали, что в случае его принятия экспертизу проектной документации можно будет проводить не в Москве, а в правительстве своего региона. Однако в действующей редакции законопроекта об этом не сказано.

При этом в законопроекте говорится, что перечень объектов, в отношении которых отменяется экологическая экспертиза, устанавливается правительством РФ. Соответствующий документ, как пишет специализирующийся на природоохранной тематике Telegram-канал «Зелёный змий», готовит Министерство по развитию Дальнего Востока и Арктики. Ведомство составило перечень из 26 объектов социальной, транспортной и промышленной инфраструктуры на Крайнем Севере, который предлагается утвердить соответствующим распоряжением кабмина. В Минвостокразвития NEWS.ru не подтвердили, но и не опровергли подлинность обнародованного документа.

Речь в перечне идёт о капитальных строениях, находящихся в границах населённых пунктов, но за пределами особо охраняемых природных территорий. Помимо жилых домов, школ, больниц, интернатов, музеев, аэропортов, стадионов и иных объектов социальной и транспортной инфраструктуры, в списке присутствуют, например, производственные сооружения, относящиеся к III и IV классам опасности, производства по обогащению полезных ископаемых, склады горюче-смазочных материалов, а также цеха по переработке мяса, рыбы и молока.

Таким образом, ведомство не только готовит подзаконный акт к принятым в первом чтении поправкам, касающимся госэкоэкспертизы, но и дополняет нормы федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием Федерального закона „О государственной поддержке предпринимательской деятельности в Арктической зоне РФ“» от 13 июля 2020 года № 194-ФЗ. Данный документ обязал проводить государственную экологическую экспертизу в отношении любых капитальных объектов за Северным полярным кругом, вне зависимости от их сложности и опасности. Против данной нормы выступали представители сырьевого и девелоперского бизнеса, а также ряд чиновников. По их мнению, принятый год назад закон якобы имеет признаки коррупционной составляющей, может спровоцировать строительный коллапс в арктических регионах, а также заморозит ввод новых нефтегазовых месторождений.

Так, например, в середине мая губернатор Чукотского автономного округа Роман Копин заявил, что обязательная экологическая экспертиза объектов капстроительства в Арктике «увеличивает инвестиционно-строительный цикл, что противоречит общей позиции правительства РФ, направленной на разработку мер по сокращению сроков строительства, о чём неоднократно говорил президент».

Кроме того, это создаёт предпосылки для нарушения запланированных сроков по возведению объектов капитального строительства некоторых значимых инвестиционных проектов региона, а также ставит под угрозу региональные планы по расселению граждан из аварийного жилья — как в нашем регионе, так и в других субъектах Арктической зоны РФ, — добавил чиновник.

Роман КопинРоман Копинromankopin/instagam.com

С ним солидарен и замглавы Карелии Александр Чепик, по мнению которого, «механизм прохождения обязательной экологической экспертизы в настоящее время является препятствием к реализации новых инвестиционных проектов в Арктической зоне РФ, а также к получению индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами статуса резидента данной территории, несмотря на комплекс налоговых и административных преференций».

Многие мероприятия, направленные на создание, реконструкцию объектов социальной, инженерной, транспортной инфраструктуры, приостанавливаются ввиду необходимости прохождения экологической экспертизы. В такой ситуации приходится продлевать сроки реализации мероприятий и нести дополнительные финансовые издержки на прохождение экологической экспертизы, — считает Чепик.

В начале 2021 года руководители «Роснефти», ЛУКОЙЛа и «Газпром нефти» Игорь Сечин, Вагит Алекперов и Александр Дюков жаловались премьер-министру Михаилу Мишустину на необходимость проведения государственной экологической экспертизы проектной документации буровых скважин в Арктике. По их мнению, нововведение препятствует социально-экономическому развитию Заполярья, а также «не способствует цели развития Севморпути и увеличения грузопотока по нему».

Также, как считают топ-менеджеры, обязательное прохождение экологической экспертизы приведёт к увеличению сроков бурения и введения в эксплуатацию объектов месторождений не менее чем на год. Это якобы спровоцирует невыполнение лицензионных обязательств, снижение добычи и доходов федерального бюджета. 

Zamir Usmanov/Global Look Press

Против предложений «сырьевиков» активно выступают во Всемирном фонде дикой природы (WWF). По словам директора российского отделения организации по экономическим и правовым вопросам охраны природы Екатерины Хмелёвой, документация строительства буровых скважин для геологоразведки и добычи углеводородов должна быть объектом государственной экологической экспертизы, поскольку любое негативное воздействие на арктические экосистемы приводит к значительным последствиям.

Для восстановления хрупкой природы Арктики могут потребоваться десятилетия. А ведь строительство даже единичной скважины означает не только бурение, но и проезд большегрузной техники, оборудования, их размещение, то есть вред экосистемам тундры может быть значительным. Государственная экологическая экспертиза и необходимая для её проведения оценка воздействия на окружающую среду должны определить допустимость такого воздействия и разработать меры по его снижению, — подчеркнула Хмелёва.

При этом, по мнению представителя WWF, объекты социальной инфраструктуры в границах населённых пунктов не требуют обязательной государственной экологической экспертизы.

Арктическое послабление

В связи с выступлениями чиновников и бизнесменов против обязательной государственной экологической экспертизы в Арктической зоне возникает вопрос: не являются ли принятые в первом чтении поправки и инициатива Минвостокразвития результатом лоббизма определённых компаний, которые хотят упростить себе работу на Севере? И к каким последствиям приведёт реализация нововведения в свете недавних экологических бедствий, вызванных авариями на объектах «Норникеля» в Красноярском крае, ЛУКОЙЛа — в Республике Коми и других инцидентов с загрязнением окружающей среды?

Как считает экс-замглавы Росприроднадзора и эколог Олег Митволь, основные проблемы предприятий в Норильске, таких как ТЭЦ-3, откуда произошла масштабная утечка нефтепродуктов, были связаны не с неправильными проектными решениями, а с тем, что «инфраструктура находится в ужасающем состоянии».

Это недоработка не экологической экспертизы, а Ростехнадзора. Предприятия, к сожалению, экономят на нашей экологической безопасности и, собственно, никто их за это не ругает. Глаза замазывают инспекторам, которые должны проверять состояние инфраструктуры. Все остальные аварии ровно на ту же тему, никакого отношения они к вопросам экспертизы не имеют, а происходят из-за изношенности оборудования, отсутствия должного контроля и банального воровства. И вообще, зачастую экспертиза создаёт дополнительные бюрократические препоны, а если мы хотим развивать Арктику, это будет серьёзная проблема.

Олег Митволь

бывший замруководителя Росприроднадзора
Олег МитвольОлег МитвольAnton Belitsky/Global Look Press

По его мнению, вряд ли нововведения о проведении госэкоэкспертизы на Севере могут быть следствием лоббизма. С Митволем согласен и депутат Госдумы, глава комитета нижней палаты по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев. Парламентарий отмечает, что у разных ведомств имеются задачи по развитию тех или иных территорий. И в данном случае речь может идти «не о каком-то лоббизме, а о том, что ведомства пытаются действительно создать привлекательные условия для того, чтобы бизнес развивался, чтобы было легче выполнить задачи, которые поставлены, например, национальными проектами».

При этом Николаев обратил внимание, что Минвостокразвития пытается утвердить перечень объектов инфраструктуры на Крайнем Севере без публичных обсуждений с экспертным сообществом, хотя лучше это делать через постановление правительства.

Было бы неплохо такие нормы закреплять в законодательстве, потому что в этом случае мы бы обсуждали это с экспертами. А распоряжение правительства — это документ, который исключает даже рассмотрение и публичное обсуждение на портале проектов нормативных правовых актов regulation.gov.ru. Проекты постановления туда выносятся и обсуждаются, а распоряжения — нет. Поэтому такие вещи нужно закреплять так же, как мы это делали в отношении Байкала: что должно, а что не должно проходить экологическую экспертизу. Что касается самого перечня, то в нём есть целый ряд спорных пунктов. Дело в том, что мы знаем и видим, как меняется ситуация в зоне вечной мерзлоты — она не стала вечной, она тает.

Николай Николаев

председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям

По словам Николаева, когда речь идёт об Арктике, то ни в коем случае нельзя упускать из виду факт изменения температурных режимов, изменения мерзлоты. И это фактор, который влияет в том числе на безопасность и экологическую ситуацию.

Поэтому когда речь идёт о строительстве объектов, которые априори безопасны для экологии, в Арктической зоне они могут вести себя совсем по-другому в контексте каких-то местных ЧП. Например, если проваливается земля из-за таяния мерзлоты, — отметил он. 

Также парламентарий считает важным работать «не только вокруг экологической экспертизы», но и менять строительные стандарты для того, чтобы они больше соответствовали условиям Крайнего Севера.

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники

Загрузка...
Новости СМИ2