Более 700 тысяч россиян уехали в Грузию после объявления частичной мобилизации, сообщила в ноябре президент страны Саломе Зурабишвили. По её словам, из них осели в стране почти 100 тысяч — в основном представители среднего класса и молодёжь. NEWS.ru поговорил с гражданами России, которые решились открыть в Тбилиси свой бизнес. Хозяйка интим-магазина, совмещенного с просветительским пространством, преподаватель по танцам и владелица бара рассказали об особенностях работы в стране.

Диана Логвиненко приехала из Санкт-Петербурга год назад и в этом ноябре открыла магазин под названием House of woman, где устраивает лекции и продаёт интим-товары. Она подчёркивает, что не считает его секс-шопом, при этом, по её словам, офлайн-магазинов с секс-игрушками в стране больше нет (корреспондент NEWS.ru действительно не смог найти подобных). В пространстве работают два продавца, сама Диана выполняет функции директора и управляющего. Её цель — объединить в шоуруме разных мастеров. Так, теперь вместе с ней работает Мария, уже несколько лет продающая в Грузии натуральную косметику.

House of womanФото: Фото предоставлено владелицей заведенияHouse of woman

После переезда я посетила несколько нетворкинг-встреч с женскими сообществами Тбилиси, они были смешанные как по возрасту, так и по национальностям. Я заметила у женщин нехватку качественной интимной продукции. Запрос был, я решила, почему бы не исполнить его. У меня никогда не стояла цель открыть секс-шоп, я с самого начала была настроена на некое пространство с лекциями на разных языках о здоровье, послеродовом восстановлении. Товары также подбирались с упором на здоровье, красоту и этичность, — объясняет хозяйка пространства.

Она считает, что сфера интим-товаров будет процветать, а единственной сложностью назвала логистику. Многие поставщики отказываются работать с Грузией из-за сложного товарооборота, никогда нет гарантии, что поставка придёт вовремя. По словам Дианы, существующие в стране онлайн-магазины интимных товаров работают с Китаем и предлагают несертифицированный товар, но альтернативы им не было.

Аудитория у House of woman очень разная. Это и молодые, и пожилые пары, секс-коучи и психологи, девушки и мужчины, беременные женщины разных национальностей — «приходят те, кто хочет». Каждый гость благодарит за смелость и вложенные силы, многие приходят с подарками, а блогеры-миллионники снимают магазин даже без просьб, рассказала Диана.

О том, что может не получиться, я даже не думала, скажу честно. У меня был лишь один страх, и он свершился. Что после открытия всё раскупят за два-три дня и я буду сидеть в пустом магазине, ожидая новой поставки товара. Так и произошло, — призналась она.

Тем, кто хочет начать в Грузии подобный бизнес, собеседница посоветовала следить за трендами и создавать комфортное место, где клиенты смогут спокойно, без стеснения выбирать товар.

House of womanФото: Фото предоставлено владелицей заведенияHouse of woman

Свою попытку войти в другую молодую для Грузии сферу делает Георгий Тагаев, преподаватель танца сальса «Нью-Йорк». Он приехал из Ростова-на-Дону в октябре и сразу понимал, чем займётся в Тбилиси. По словам мужчины, для Грузии Social Latin Dance — новое направление, оно появилось лет восемь назад, когда в России зародилось в середине 90-х. Сейчас в Грузии мало школ, но интерес к танцу в стране есть, уверен Георгий.

Людям уже наскучили народные кавказские танцы, мало кто смотрит в ресторанах, когда танцуют лезгинку. А если они видят современную движуху — контемп, латину, хип-хоп — это вызывает интерес. Даже школа вога есть в Тбилиси. Здесь сейчас будет эта тема качать, я надеюсь, что смогу что-то привнести в развитие танцевального сообщества, — говорит он.

Тем, кто тоже хочет реализовать в Грузии творческие замыслы, Георгий в первую очередь посоветовал заранее изучить Telegram-чаты, в которых можно найти и клиентов, и помощь. Кроме того, стоит приготовиться к снижению доходов и понимать, на какие материалы рассчитывать.

Фото: Shutterstock/FOTODOM

Быть готовым к тому, что здесь, например, не продают танцевальную обувь. Есть одно место, они делают обувь для бальников, но она совсем другая. Стараемся тоже развивать это направление, мы с друзьями из России придумываем, как сделать, чтобы люди в Тбилиси танцевали в качественной обуви. Может быть, люди столкнутся с недостатком того, с чем они привыкли в плане расходников. Нужно заранее узнавать, где что покупать, — говорит преподаватель.

В случае неудачи с проектом он готов пойти в местную школу или же в фитнес-зал: Георгий работал тренером, занимался реабилитацией и кинезиотейпированием. Главным же плюсом для себя в новой стране он считает то, что танцевальное сообщество в ней только зарождается, а у людей большое желание отвлечься от окружающих проблем.

Если в России я [на месте клиента] столкнулся бы с вопросом выбора, то здесь выбор небольшой и очевидный. Я танцую уже 26 лет и преподаю больше 10, это уже стало частью меня. Могу просто показать, что я танцую, на видео или вживую, и люди ловят эту волну и тоже хотят танцевать! — объясняет Георгий

Ходят к нему пока в основном русскоязычные, из 10 человек на занятии — один местный. Преподаватель арендует помещения, но не имеет постоянного, это мешает. Он объяснил, что тяжело найти место с удобным временем и подходящее по параметрам. В поисках зала Георгий побывал и в театре, где с ним с удовольствием пообщались, но не смогли помочь; и в школе — где одна из учительниц оказались не рада гостю из России, хотя и из грузинской семьи.

Но в основном я тут чувствую только поддержку, — оценил отношение собеседник.

С трудностями в поисках помещения столкнулась и Мария Михайлова из Москвы, открывшая вдвоём с партнёром коктейльный бар Suli. На подбор места ушло полтора месяца: она приехала в мае, бар начал работать в августе. При этом в отличие от жилья, коммерческие помещения не взлетели в цене после наплыва россиян, и точку на одной из главных улиц удалось найти в разы дешевле, чем такое стоит в Москве.

Коктейльный бар SuliФото: Фото предоставлено владелицей заведенияКоктейльный бар Suli

Мы взяли в аренду полуподвальное помещение. Оно до сих пор не требует отопления, потому что там стены порядка метра толщиной. Красили стены, потолки, пол, немножко реконструировали канализацию, разводили свет. Очень повезло с хозяином, он грузин, абсолютно открытый человек. Мы, когда в первый день подписали договор, заплатили ему, по-моему, тысячу лари, из них на половину он нас сводил в соседний ресторан: мы ели хинкали часа четыре. Мне кажется, в плане аренды помещений в Грузии очень хорошо: здесь специфическая архитектура, очень много зданий разных эпох, в них интересно организовывать что-то своё, — говорит хозяйка бара.

Нужные документы Мария оформила за день, по российскому паспорту, потратив две тысячи рублей. По её словам, оформиться очень просто, налог около 1% с оборота, можно получить статус ресторанного бизнеса и работать.

Открывать именно бар Мария решила, потому что устроиться на работу с хорошей зарплатой получилось бы вряд ли, а барменом она уже работала, сферу изнутри знала. Сам алкогольный рынок в Грузии собеседница описала так: вино на 99% местное — туда внедриться сложно; с пивом «очень грустно, очень незаполненный рынок»; в плане коктейлей серьёзной конкуренции нет. Посетители в их баре практически все русскоязычные, заходят и грузины, тоже приехавшие из России.

Коктейльный бар SuliФото: Фото предоставлено владелицей заведенияКоктейльный бар Suli

Трудности есть с ассортиментом напитков, кухонной техникой и стройматериалами, дорогая атрибутика бара. Кроме того, о любых заказах нужно уметь договариваться.

Можешь ждать прайс-лист неделю, а он не будет выслан. Здесь практически все компании принадлежат грузинам, и открытие сотой точки, в которой русский требует от тебя срочно выслать прайс-лист, их не очень радует. Они работают с большими компаниями, своими знакомыми, которые стабильно покупают товар, и не будут за тобой бегать. И здесь всё строится на общении, на рукопожатиях, — объясняет Мария.

Чтобы поставщики приходили сами и предлагали скидки, как в Москве, такого в Тбилиси не будет, отметила она. В их команде всей коммуникацией с партнёрами и гостями занимается её напарник Коба. Мария же, не зная грузинского, но имея опыт работы в барах, отвечает за выбор алкоголя, создание коктейлей и оснащение — за то, что «человек видит в бокале».

В Грузии есть сообщество барменов и рестораторов, оно начало складываться около пяти лет назад. Сейчас в чате около 400 человек, он активен, участники делятся опытом, делают совместные заказы. Одному, без взаимопомощи, не справиться, считает Мария. Она сама оценивала риски и понимала, что может создать вдвоём что-то маленькое, с минимальными расходами.

Не знаю, как сейчас, но Грузия 2021 года и начала 2022-го была очень податлива для старта небольшого бизнеса, — отмечает собеседница.

Желающим заняться ресторанным или барным бизнесом Мария посоветовала закладывать в него сумму, которой хватит на два таких, — чтобы принять амортизацию и спокойно существовать. Помимо этого, важно понимать: рынок раздут, приезжие очень много всего открывают и закрывают. Собеседница рекомендует определиться, есть ли готовность вкладывать в продукт в течение нескольких лет, иначе есть большая вероятность прогореть.

ТбилисиФото: Shutterstock/FOTODOMТбилиси

Самое главное, что и местный турист готов это принимать, и грузины готовы. Здесь очень развита клубная история, тусовки. Они немного иного характера, нежели в Москве, — более европейские, я бы сказала. Даже при условии, что все «бежавшие» вернутся домой или поедут дальше, рынок никуда не пропадёт и достойный продукт найдёт потребителя, — заключила Мария.

По данным Transparency International Georgia, в стране зарегистрировано 17 тысяч российских компаний, из которых 97% оформленных с марта — индивидуальные предприниматели. По мнению аналитиков организации, это говорит о том, что часть россиян переехали в Грузию надолго и намерены вести бизнес здесь. Среди них и наши собеседники: их проекты только запустились, но уже имеют свою аудиторию, привлекают новых клиентов и продолжают развиваться.