Слышали? Курс евро, наконец, достиг уровня рейтинга Владимира Путина.

Народный юмор у нас нельзя было победить ни сталинскими «сроками огромными, что плелись в этапы длинные», ни брежневскими разборками на партийных собраниях. Более того, по мере деятельности очередного вождя тон многих баек резко менялся, очень чётко отражая уровень популярности или наоборот, кризиса доверия к правительству.

Мир выжил, потому что смеялся — завещал нам классик. В труднейшие периоды нашей истории анекдот казался единственным действенным лекарством от мерзости бытия.

На автобусной остановке интеллигентного вида гражданин матерится:

— Вот сволочь усатая, до чего страну довел!

Его под белые руки на Лубянку:

— Так кого вы имели в виду?

— Я, конечно, Гитлера. А вот кого вы имели в виду?

Интересно, что Сталин всё чаще фигурирует и во вполне современных анекдотах. И дело не только и не столько в ренессансе популярности дяди Джо. Скорее ныне Иосиф Виссарионович выступает удобным резонёром, фигурой, на которой проверяют современные веяния.

Фото: Global Look Press/World History Archive

Когда Сталин курил, Минздрав знал, что это вредно, но опасался за своё здоровье.

Бабушка. а каким был Сталин?

Ну, как твой Гугл. Ты ему слово, а он тебе ссылку!

Понятно, что анекдоты постоянно мониторили спецслужбы. И не только для обнаружения первоисточников подрывной вражеской пропаганды. Уже после смерти Брежнева немало было разговоров о том, что те же «неприметные люди в сером» активно использовали с подачи своего начальства, в данном случае Андропова, не только дезу, но и анекдоты для устранения политических соперников.

Помните серию уничижительных баек о немощном Брежневе?

Распространяются слухи, что вместо меня в автомобиле возят чучело. Это не правда. Вместо чучела возят как раз меня!

Брежнев спрашивает Суслова:

— Ты «Малую землю» читал?

— Читал два раза. Очень понравилось.

— Да? Надо и мне прочитать!

Брежнев выступает на политбюро: «У нас, товарищи, упала дисциплина. Вчера на похоронах Суслова... Кстати, а где он опять?»

Другое дело — Юрий Андропов, пришедший к власти, как сильный человек режима, способный повысить его эффективность. Тут уж от анекдотов повеяло эдаким мазохистским восхищением, причём некоторые сталинские анекдоты о сильной руке были в народном сознании перевёрстаны под нового генсека.

Тень Брежнева посетила вновь избранного Андропова:

— Как думаешь, пойдут наши соратники за тобой?

— Не пойдут за мной, пойдут за тобой!

Все проголосовавшие за Андропова могут опустить руки и отойти от стены.

— Юрий Владимирович, к вам польский посол.

— Введите!

Сравните с брежневской байкой: Сегодня в Кремле Леонид Брежнев принял французского посла за немецкого.

Леонид Брежнев (слева) и канцлер Германии Вилли БрандтФото: Global Look Press/DB BundespresseamtЛеонид Брежнев (слева) и канцлер Германии Вилли Брандт

Впрочем, не смотря на недолгое пребывание Андропова у власти, тональность анекдотов той поры стала меняться, когда генсек переселился в Кремлёвку.

В чем разница между Брежневым и Андроповым? Брежнев был на батарейках, а Андропов работает от сети.

Эпоха почти «незримого» Константина Устиновича Черненко практически не оставила следа в городском фольклоре. За исключением, пожалуй, известного предложения о переименовании Москвы в Усть-Константинополь.

Зато третья подряд смерть генсека дала всплеск чёрного юмора.

Любимый вид спорта москвичей? Гонка на лафетах.

— У вас есть пригласительный билет на похороны Черненко?

— У меня абонемент.

Приход к власти говорливого, но вполне здорового Горбачёва вызвал на первых порах прилив всеобщего энтузиазма. Ему прощали даже провинциальный говорок и неправильные ударения — ведь говорил практически «без бумажки».

Кто поддерживает нового генерального секретаря ЦК КПСС? Никто не поддерживает. Сам ходит.

Однако эйфория длилась недолго. Очень скоро в городском фольклоре едко отметили все приметы правления «Михаила Меченого».

Горбачёв заходит в мужскую баню и все мужики, как по команде, прикрываются шайками.

— Вы что, ребята? Это же я.

— Ой, — отвечают ему. — Мы думали, вы с Раисой Максимовной.

Лигачёв докладывает о ходе антиалкогольной кампании: «Первый этап успешно завершён. С закуской покончено!»

Михаил Горбачёв (слева)Фото: Global Look Press/Russian Look/Viktor ChernovМихаил Горбачёв (слева)

Впрочем, самому Горбачёву хватало юмора, чтобы рассказывать анекдоты о себе самом. Причём эту байку он повторят неоднократно и с каким-то мазохистским удовольствием.

Приходит мужик в винный магазин и видит огромную очередь. Чертыхнулся и говорит: «Пойду в Кремль, убью этого Горбачёва». Через некоторое время разочарованный возвращается: «А там очередь ещё больше».

Интересная метаморфоза случилась с анекдотами времён Бориса Ельцина. Началось всё с редких у нас анекдотов-комплиментов на волне всеобщей популярности борца с привилегиями.

В зал заседаний Верховного Совета врывается мужик с пулемётом и с диким криком: «Кто здесь Ельцин»? Все поспешно показывают на Ельцина. Мужик: «Борис Николаевич, пригнись!»

Потом вообще следует какой-то фольклорный провал, словно даже самые острые языки были парализованы всем тем, что произошло в стране. А потом уж на грани отставки новый всплеск общественного юмора. Как сказали бы французы — остроумие лестницы.

Просыпается Ельцин первого января 2000 года и думает: «Что это я вчера с похмела наговорил на телевидении?»

Ельцин принял Россию с хлебными карточками, а оставил с кредитными.

Борис Ельцин начал свою прощальную речь словами, чем несказанно всех удивил.

Вот какая страна, вот такой народный юмор. А потому, как утверждает народ: В случае своего избрания, Путин накроет Красную поляну!