Решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), вынесенные после 16 марта 2022 года, исполняться властями РФ не будут. Такова суть внесённых накануне в Госдуму поправок в Уголовно-процессуальный кодекс и другие законодательные акты, которые подготовили депутаты-единороссы из нижней палаты Павел Крашенинников и Даниил Бессарабов, а также сенаторы Совета Федерации Андрей Клишас и Владимир Полетаев. Эта инициатива, которую в Думе обещают рассмотреть в первом чтении уже 18 мая, стала логическим продолжением истории разрыва связей Москвы с европейскими институциями на фоне происходящего на Украине. NEWS.ru изучил, что именно предлагают новые законопроекты и удастся ли «импортозаместить» страсбургскую инстанцию, в картотеке которой дела из России занимают самую большую долю.

КС vs ЕСПЧ

Накануне, 16 мая, в электронной базе Госдумы появилось два законопроекта, касающихся разрыва отношений российского госаппарата с ЕСПЧ. Первый документ вносит поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, нынешняя редакция которого регламентирует порядок исполнения решений Страсбургского суда.

Например, предлагается признать утратившим силу п. 2 ч. 4 ст. 415, по которому новым обстоятельством для возобновления производства по уголовному делу является установленное ЕСПЧ нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом РФ. Кроме того, законопроект предлагает исключить из УПК п. 3 ч. 4 ст. 414, предусматривающий, что новые или вновь открывшиеся обстоятельства, по которым возможен пересмотр приговора, считаются таковыми со дня вступления в силу решения ЕСПЧ о наличии нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Постановления Европейского суда по правам человека, вынесенные после 16 марта 2022 года, не подлежат исполнению в Российской Федерации, — сказано в тексте законопроекта.

Для исполнения постановлений ЕСПЧ, вынесенных до 16 марта 2022 года, российские суды могут при необходимости применять положения УПК, действующие до вступления в силу поправок.

Проектом федерального закона предполагается создание дополнительного компенсаторного механизма в рамках осуществления судами РФ производства по уголовным делам. Для этого предлагается расширить основания для отмены вступивших в законную силу судебных решений и возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, — говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Его авторы, ограничивая право граждан на обжалование решений в ЕСПЧ, предлагают добиваться справедливости в Конституционном суде РФ (КС). Тут стоит напомнить, что в марте один из авторов нынешних поправок Андрей Клишас заявлял, что «в очень многих случаях Конституционный суд встаёт на сторону заявителя, поэтому это более эффективный, более действенный механизм, <...> чем ЕСПЧ».

Андрей КлишасФото: Сергей Булкин/NEWS.ruАндрей Клишас

Второй законопроект вносит поправки в федеральный закон «О прокуратуре», Уголовно-исполнительный кодекс и другие нормативные акты. Как сказано в пояснительной записке, до 1 января 2023 года Генпрокуратура «может осуществлять выплату денежной компенсации заявителю по постановлениям ЕСПЧ, вынесенным до 16 марта 2022 года».

Кроме этого, вносятся изменения в «отдельные положения процессуального законодательства РФ, касающиеся пересмотра судебных актов, принятых судами РФ, на основании постановлений ЕСПЧ».

Так, в КоАП, Гражданском процессуальном кодексе и Арбитражном процессуальном кодексе исключаются положения о том, что постановления ЕСПЧ «являются основанием для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам», следует из пояснительной записки.

Также, согласно поправкам, «не подлежат цензуре предложения, заявления и жалобы, направляемые подозреваемыми и обвиняемыми уже не в ЕСПЧ, а в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека в соответствии с международными договорами РФ».

По словам Павла Крашенинникова, комитет Госдумы по госстроительству и законодательству поддержал пакет законопроектов, которые будут рассмотрены в первом чтении 18 мая.

Павел КрашенинниковФото: er.ruПавел Крашенинников

Суд да доля

Руководитель направления международной практики правозащитной группы «Агора» Кирилл Коротеев рассказал, что уже сейчас власти РФ фактически «не коммуницируют с ЕСПЧ и перестали выплачивать компенсации по вынесенным ранее решениям». В комментарии NEWS.ru он отметил, что в РФ остаются неисполненными тысячи выносимых с 2003 года решений европейской инстанции по примерно 200 нерешённым проблемам, называемым «группами дел». Это, по его словам, происходит «не в части выплаты компенсаций, а в части законодательной реформы». Из-за отсутствия последней источники обращений не иссякают, и даже несмотря на разрыв связей между Россией и Евросоюзом, жалобы продолжают подаваться.

Есть масса дел, связанных с признанием иностранными агентами, блокировками сайтов СМИ и другими историями, связанными с правами журналистов в России, цензурой, фейками и так далее. Есть значительная масса дел, связанная с пандемией COVID-19, будь то принудительная госпитализация или, например, фейки о коронавирусе. Есть дела, касающиеся украинского конфликта 2014 года или Абхазии, по которой нет ни одного решения по существу, хотя жалобы были против Грузии и России. Есть масса тюремных и уголовно-процессуальных проблем — всё, что связано с уголовной сферой. Есть много дел, связанных со слежкой и технологиями — от мониторинга социальных сетей до распознавания лиц. Есть огромное количество материалов, связанных с вопросами собственности, правами добросовестных приобретателей, — пояснил Кирилл Коротаев.

О том, какие резонансные дела из России находились последние месяцы на рассмотрении ЕСПЧ, следует из отчёта Комитета министров Совета Европы (КМСЕ), опубликованного в апреле. Авторы этого документа пришли к выводу, что в 2021 году РФ дольше других стран тянула с выплатами и не исправляла системные проблемы. Например, по делу «Грузия против России» о нарушениях прав человека во время конфликта 2008 года ответчику не удалось совершить прорыв, касающийся выплаты компенсации. Несмотря на подписанный российской стороной меморандум, платёж в €10 млн так и не был произведён.

В документе приводится ссылка на дело «Кудешкина против России», где заявительницей выступает бывшая судья, уволенная в 2004 году за критические высказывания в адрес судебной власти в интервью. Как отмечается в отчёте КМСЕ, восстановление прав Ольги Кудешкиной всё ещё необходимо для «устранения ограничений свободы выражения мнений».

Импортозамещение правосудия: чем законодатели компенсируют разрыв с ЕСПЧФото: pixabay.com

Кроме этого, Комитет указал на необходимость усиления властями РФ попыток найти людей, пропавших без вести в Чечне, Ингушетии, Дагестане и Северной Осетии. Также европейский комитет предлагал устранить недостатки расследования уголовных дел, связанных с этими историями, которые отражены в кейсе «Хашиев и Акаева против РФ».

Со ссылкой на дело «Михеев против России» в отчёте говорилось, что на рассмотрении ЕСПЧ находится более 20 жалоб на пытки граждан сотрудниками силовых ведомств. В связи с этим КМСЕ заявлял о недопустимости жестокого обращения с задержанными и арестованными и запрашивал информацию о принятых или планируемых мерах по дальнейшей борьбе с этим явлением.

По состоянию на 30 апреля в ЕСПЧ накопилось 18,2 тысячи поданных в разные годы жалоб из России, ставшей страной — лидером по их доле в 25% из 72,7 тысячи всех обращений (далее идут Турция — 22,8% и Украина — 15,7%). Как отмечает Кирилл Коротеев, в конце июня европейский суд опубликует новую подробную статистику и тогда станет понятно, как изменилась ситуация после фактического разрыва отношений между Москвой и Страсбургом.

Напомним, 16 марта ЕСПЧ приостановил рассмотрение всех жалоб россиян до рассмотрения правовых последствий данного решения, но уже 25 марта возобновил работу с ними. Это произошло после того, как на фоне происходящего на Украине Комитет министров Совета Европы принял решение приостановить право российского представительства как в рамках своей структуры, так и в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ). В свою очередь в МИД РФ 10 марта заявили о нежелании участвовать в Совете Европы, после чего 15 марта ПАСЕ поддержала исключение страны из Совета, а затем Москва уведомила о выходе из данной структуры. Через день Комитет министров Совета Европы прекратил членство РФ в СЕ, приняв соответствующую резолюцию. Россия стала первой страной, к которой применили подобную меру.