Мы, к сожалению, уже привыкли, что многие детали нынешней околовоенной дипломатии становятся известны из украинских или западных источников. А значит, такая информация заранее соответствующим образом интерпретирована. Между тем даже наш президент как-то в своеобразной форме заметил, что Киев отказывается вести переговоры, чем лишний раз дал понять, что зондажи позиций и попытки их как-то сблизить продолжаются. Напрямую или через посредников — это не столь уж важно. Во всяком случае, несмотря на постоянные победные реляции, все стороны затянувшегося конфликта сознают всю серьезность его дальнейшего развития. Тем более что современные пропагандисты-хайпожоры смогут любой исход представить победой своих сил. Как тут не вспомнить советский анекдот о Наполеоне и газете «Правда»: «...Будь у меня такое издание — никто бы не узнал, что я проиграл у Ватерлоо!»

В этой связи важно понять, почему столь весомы результаты идущих буквально наперегонки со временем референдумов. И почему их проведение вдруг объявили в столь ускоренном порядке. Хотя буквально еще накануне такого шага Андрей Турчак, глава генсовета партии власти, набравший в последнее время солидный аппаратный вес, предлагал совместить эти плебисциты с празднованиями 4 ноября Дня народного единства. Но референдумы форсировали, хотя, казалось, после событий под Харьковом их могли и отложить.

Западные источники утверждали, что Кремль якобы предлагал Киеву компромисс: Крым и Донбасс остается за Россией, а остальные территории возвращаются, дескать, националистическому режиму. Было ли такое предложение, формулировали ли его в неофициальном порядке? Судить, естественно, не берусь. Тем более что есть аналитики, утверждающие, что и наша «перегруппировка» под Харьковом во многом также может истолковываться в качестве некоторого аванса перед заключением предложенного компромисса.

И не столь уже важно, было ли в этих суждениях что-то реальное или нет. Во всяком случае известно, что киевский режим, подначиваемый англосаксами, отвергает любые компромиссные предложения и отчаянно бьет в победные барабаны, мечтая с помощью новых американских ракет дотянуться, наконец, и до Крымского моста.

Границы компромисса еще больше отодвинутсяФото: U.S. Army

Мир иллюзий Владимира Зеленского со товарищи разрушить трудно. Но ускоренное объявление референдумов может быть истолковано совершенно однозначно: земли Херсонской области или части Запорожской перестают быть предметом любых переговоров. И после референдумов входят в состав России, «возвращаются в родную гавань». Вопрос с их принадлежностью закрыт навечно. А это дополнительный сигнал нашей пятой колонне — партии мира любой ценой. Торг вокруг этих земель отныне неуместен.

Значит ли это, что теперь путь к сложным компромиссам закрыт? Отнюдь. Только территориальные границы таких возможных соглашений отныне будут постепенно продвигаться на запад. По мере пополнения рядов наших вооруженных сил, которые, наконец, получат достаточно людских и технических ресурсов для наступления.

И где могут быть проведены новые линии соглашений, сейчас сказать трудно. Но рано или поздно будут. При сопротивлении коллективного Запада или нет. Но все стороны все равно сядут за стол переговоров. Вопрос только, какая конфигурация останется у Украины будущего.