И ясно почему. С момента нашего сентябрьского Дня выборов постоянно шли утечки о скорой новой волне ротации региональных правителей, а они хором всё опровергали. И вот первый реально пошёл!


Почему начали именно с Меркушкина, ставшего главой Мордовии ещё при Ельцине? Да просто всё сошлось. Нашёлся кандидат из местных, что в области, которую возглавляли подряд два «варяга», восприняли крайне позитивно.

Во-вторых, Николай Меркушкин, представитель потомственной мордовской номенклатуры (племянник секретаря Мордовского обкома КПСС, сам секретарь райкома, 17 лет глава республики), недооценил потенциал современной элиты Самарской области. А потому все его попытки завезти в область мордовский бизнес, расставить своих людей, не считаясь с местными раскладами и реалиями, встретили жёсткое сопротивление, поддержанное уважаемыми людьми из Москвы. В частности, Меркушкин наивно пытался игнорировать интересы влиятельнейшего главы Ростеха Сергея Чемезова, которого знатоки включают в «политбюро 2:0». А губернатор включил в списки на недавних выборах в Госдуму своих доверенных лиц, а не кандидатов от Ростеха.

Его несколько раз поправили, но, видимо, он недостаточно ясно внял негласным рекомендациям. Наконец, он успел поссориться даже с нашими покорными пенсионерами, отменив ради сбалансированного бюджета ряд их льгот. Бюджет действительно выглядел на загляденье. А пенсионеры чуть не впервые со времён монетизации вышли с протестами на улицы. Да и как оратор он себя проявил весьма специфически. И в Интернете есть целая коллекция его перлов, включая угрозу работнице тольяттинского завода, что она никогда не получит своей зарплаты, если будет разговаривать с ним в таком тоне.

А настроить против власти самый надежный её оплот, да ещё на финишной прямой к президентским выборам, — это уже перебор. Так что первенство Меркушкина в новой волне — вполне логично.


Кто идёт на смену?

Понятно, что меняют губернаторов, отвечая ещё и на назревшую потребность в новых лицах и в провинции тоже. Даже если и те, и другие из одной властной колоды.

Характерно, что на их места приходят молодые или относительно молодые технократы, добившиеся карьерных успехов в Москве. Раньше преобладала тенденция обратная: из провинции кадры перемещались в столицу. Характерные примеры — саратовец Володин, челябинец Христенко. А сейчас и на место Валерия Шанцева, который также отрицает свою недалёкую пенсию, сватают аж двух сорокалетних заместителей министра.

И это при том, что пока ни один губернатор не вернулся в столицу с серьёзным и качественным карьерным повышением. Это в девяностых были губернаторы-тяжеловесы, которых сватали на место Черномырдина. Пока ничего подобного не просматривается. Да и самостоятельность местных «царьков» ограничена ещё и возможностью объявления им президентского недоверия.

И, тем не менее, какие-то гарантии дальнейшего карьерного продвижения сорокалетним, видимо, даются. В этой связи будет интересно проследить эволюцию губернаторов путинского призыва.