Михаилу Мишустину не позавидуешь. Он пришёл в правительство в январе текущего года для решения одной задачи — необходимости ускорить экономический рост, но ему пришлось тут же приниматься совсем за другую: спасать экономику от развала в условиях карантина, выступать в роли кризисного управляющего. Причём в ходе этой экстраординарной работы он сам стал жертвой инфекции, а теперь, выйдя с больничного, срочно переключается с мер оперативных вновь на стратегические — восстановление экономики и её развитие с прицелом на будущее. Об этом шла речь на его последней публичной видеоконференции с Владимиром Путиным, на которой премьер представил главе государства общенациональный план восстановления экономики России после пандемии коронавируса.


Но только теперь не может быть и речи о возвращении к январским планам — за три месяца ситуация в России (да и в мире) поменялась драматическим образом. Падение экономики только за апрель на 12% (ещё неизвестно, каковым оно окажется за май) является тем фактором, который потребует совершенно иного сценария действий, нежели тот, который прописывался в начале года.

Сразу отметим, если в предыдущих планах можно было сосредотачиваться на сугубо российской конъюнктуре, то теперь глобализация подчёркивает зависимость отечественной экономики от мировой. Судьбы туризма, авиационного транспорта, например, равно как и многих других отраслей, в том числе главных экспортных, — прямо определяются действиями властей зарубежных стран. Пока они закрыты для поездок, например, то на перспективах российского туристического бизнеса можно ставить крест, равно как и в значительной мере авиационного.

Сергей Булкин/NEWS.ru

Если рост экономики Европы — отрицательный, то поставки нефти, газа, химикатов, леса из России становятся проблемными и сокращаются. Поэтому в повестку дня встаёт вопрос (о котором Мишустин сегодня ничего не сказал) о глобальной координации усилий по восстановлению мировой экономики. Если Россия выступит в пионерской роли, первой предложит проведение такого форума, например, в формате видеоконференции, то она и будет тем, кому достанутся все преимущества.

Нынешний кризис уже сослужил одну хорошую службу российскому обществу — было принято решение о выплате всем семьям с детьми до шестнадцати разовых пособий. Это шло вразрез с преобладавшей до последнего времени тенденцией относительно того, что помощь должна быть сугубо адресной, не всем, что нужно давать не рыбу, а удочку и т. д. Правительство сделало шаг навстречу солидарности — то, чего давно не было слышно в российском обществе, в котором после 1991-го, напротив, преобладали антисолидарные настроения, среди правящей верхушки, разумеется.

И опять — вряд ли такой шаг был бы сделан, если не мировые тенденции — Интернет был переполнен информацией о том, что за рубежом помощь предоставляется всем и на равных условиях.

Соответственно, осуществлялось мощное давление на российские власти, что необходимо нечто подобное реализовать и в России. Сегодня, когда речь заходит о программе послекризисного развития, Мишустин при её представлении у президента неслучайно делает упор на социальную составляющую — «не допустить дальнейшего падения доходов людей <...>, снизить уровень безработицы, обеспечить рост доходов граждан до уровня, который будет сопоставим с уровнем прошлого года».

Презентация любой программы — это мероприятие и политическое, и пиаровское одновременно. Поэтому её форме придаётся такое значение. Если бы речь зашла сначала о поддержке крупного бизнеса, госкорпораций, мол, на них заняты миллионы людей, они первые доноры бюджета, — это вызвало бы самую негативную реакцию. И без того случился скандал, когда букмекерскую компанию зачислили в разряд системообразующих. Поэтому Мишустин совершенно верно представил президенту социально ориентированную версию своей программы.

При этом на встрече как бы вскользь была затронута тема урезания национальных проектов, деликатно названная «уточнением». А они-то как раз в массе своей являются социально ориентированными. Поэтому не исключено, что в итоге «социалка» получит меньше, чем будет у неё сокращено. Однако всё будет зависеть от преподнесения фактов, и задача СМИ и общества в данном случае — внимательно отслеживать и сопоставлять выделяемые и не выделенные ресурсы.
Для самого Михаила Мишустина теперь предстоит работа в поле пристального внимания массмедиа.

Если в марте — мае инициативу взял в свои руки президент, совершенно заслонив фигуру главы правительства, именно от него проистекали основные решения (отчасти «вторым» человеком в сложившихся обстоятельствах являлся мэр Москвы), то теперь, когда пора чрезвычайных мер завершается, а наступает время более-менее стабильной бюрократической работы, значение и роль Мишустина возрастают. На первый план выходят его качества финансиста и администратора. Первым пробным камнем стала организация выплат 10 тысяч рублей разовых детских пособий. Впереди у него распределение пяти триллионов рублей из общего пакета предлагаемых 500 мероприятий. В рамках «проблемы-2024» эти действия приобретают совершенно особое значение — как для самого премьера, так и для внутривластных раскладов.

Добавьте наши новости в избранные источники