16+
Пётр Ян: после побед в UFC я стал более вредным

Пётр Ян: после побед в UFC я стал более вредным

Чемпион главной бойцовской лиги — о бое с Макгрегором, реванше со Стерлингом и личных переменах
17:44, 19 ноября 2021
Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru
Google News

Читайте нас в Google Новости

Пётр Ян сейчас — главный боец России, особенно после того, как Хабиб Нурмагомедов завершил карьеру. Он — обладатель чемпионского пояса UFC, и его мировая популярность растёт очень стремительно, особенно после недавней победы над Кори Сэндхагеном. Мы пообщались с 28-летним сибиряком вживую в Академии единоборств РМК в Екатеринбурге. Он рассказал о том, что сказал бы своему скандальному сопернику Алджемейну Стерлингу, рассказал о новом контракте с UFC и о личных изменениях, которые случились с ним после того, как к нему пришёл успех.


— В бою с Сэндхагеном вы проиграли первые два раунда. Как сами себе это объяснили?
— Это был поединок, рассчитанный на пять раундов, так что я понимал, что у меня будет время. У меня были уже бои, когда я первые полтора раунда работал экономно, чтобы на основные раунды осталось достаточно сил.

— Почему не вызвали Стерлинга на реванш сразу после боя?
— Не вижу в этом смысла, зачем на нём акцентировать внимание? Он опять спать не будет ночами, будет говорить обо мне.

— Ведутся ли уже переговоры о реванше с ним?
— Переговоров нет, но в будущем нам нужно будет подраться, потому что интрига уже создана. Америка любит такие истории, да и наша страна ждёт. Многие хотят увидеть этот бой, чтобы расставить все точки и закрыть эту историю.

— Насколько реален бой с Конором Макгрегором? Об этом сейчас говорят очень много, тут интрига тоже уже создана.
— Пока вся это история — это просто разговоры. Но если бы Конор захотел побоксировать, я бы с удовольствием вышел против него. Его большой вес — не проблема. Но я сам боксом не занимался с 2013 года, надо поработать над этим.

Пётр ЯнПётр ЯнPetrYanUFC/twitter.com

— Что бы вы сказали Стерлингу, если бы встретили его на улице?
— Я нормально к нему отношусь. Мы хотели сделать шоу, получилось как получилось. Он — нормальный человек. Есть у него свои странности, но они есть у всех. Бить бы я его точно не стал.

— Вы провели в UFC уже девять боёв. Какой был самый сложный?
— Дебютный. Сам бой не был сложным, но было тяжело морально, я переживал, что это UFC, нужно обязательно победить, очень много людей будут смотреть, надо себя зарекомендовать. Я себя накручивал. В этом плане было сложно. И титульный бой с Жозе Альдо, конечно. Я ещё много лет назад за ним следил, это был один из бойцов, которых я всегда уважал.

— Расскажите о новом контракте с UFC. Вы говорили, что вот-вот подпишете его.
— У меня по действующему контракту остался один бой, в таких ситуациях, как правило, ведутся переговоры о новом соглашении. Да, я через неделю-две подпишу новый контракт, он будет рассчитан на четыре боя. Про условия пока сказать не могу, но я бы хотел, чтобы UFC подписал ребят из моей команды — Дениса Лаврентьева и Ильяса Хамзина. Надеюсь, получится об этом договориться и даже устроить им бой на одном шоу со мной.

— Вы сказали, что в последние годы стали вреднее. Что имеете в виду?
— Мне тут один знакомый сказал в Абу-Даби, что до меня стало невозможно добраться. Не спорю, стало сложнее. Я вообще не понимаю, откуда журналисты берут мой номер, но когда мне звонят поздно вечером, я просто сразу блокирую. Извините, если кого-то заблокировал. Я не хочу быть слишком публичным. Я не понимаю, зачем это нужно бойцу.

— Вы — сам в прошлом боксёр. Назовите топ-три лучших боксёров современности.
— Мне очень импонирует Усик. Когда берёшь на себя ответственность и переходишь в следующую весовую категорию, а потом становишься там чемпионом — это очень круто. Особенно когда речь о тяжёлом весе. Следующий — Сауль Альварес. Нравится его подход, отношение к делу. Мне кажется, он — нормальный парень. Ещё очень нравятся Василий Ломаченко и Геннадий Головкин.

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники