Конфликт между известными российскими правозащитниками стал причиной вероятного закрытия фонда «Русь сидящая». Как сообщила его руководитель Ольга Романова, это произошло из-за судебного разбирательства с сотрудником из Санкт-Петербурга Динаром Идрисовым. Последний обжаловал своё увольнение за якобы отсутствие на рабочем месте, добившись восстановления и компенсации за вынужденный прогул. Он считает, что конфликт произошёл из-за разногласий с руководством организации. Другая сторона утверждает, что истец брал деньги с подзащитных, хотя его работа и так оплачивалась фондом. NEWS.ru попытался разобраться в подноготной этой истории.


Месть уволенного

Судья Невского суда Санкт-Петербурга Виктория Черникова 26 июня признала незаконным приказ благотворительного фонда помощи заключённым и их семьям «Русь сидящая» от 14 мая 2019 года об увольнении Динара Идрисова за прогул. Также инстанция восстановила его в должности руководителя юридической службы петербургского подразделения организации и постановила взыскать в пользу истца средний заработок за время вынужденного прогула в размере 1,281 млн рублей. Помимо этого, суд взыскал с работодателя в пользу Идрисова 15 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.

По словам Ольги Романовой, «Русь сидящая» несколько лет сотрудничала с петербургским правозащитником Динаром Идрисовым, который был там официально трудоустроен. В итоге, как утверждает Романова, он «оставил без помощи тысячи заключённых и их семьи».

К сожалению, мы быстро обнаружили, что Динар не способен работать в команде. Но главное — он берёт деньги с подзащитных, защищая их от нашего имени. Мы так никогда не делаем, это принципиально. Мы уволили Динара. Динар подал на нас в суд, и сегодня (26 июня. — NEWS.ru) он его выиграл. Теперь мы должны выплатить ему 1,3 млн рублей и снова принять на работу. Таких денег у нас нет, теперь все наши счета арестованы, и мы закрываемся, — написала Романова в Facebook.

Она напомнила, что один из счетов организации «был по требованию Динара арестован в январе, и полгода мы летели с одним крылом», и теперь структура вряд ли «продержится» без фонда. Также Романова опубликовала копию нового искового требования Идрисова от 26 июня, который якобы потребовал от своего работодателя 8,7 млн рублей в качестве компенсации морального вреда. По данным правозащитницы, Идрисов имеет большие долги и находится под банкротным управлением.

На Динаре долги, 60 млн рублей. Вы много знаете случаев, когда человек берёт кредиты в банках, покупает квартиры (не одну) в ипотеку, потом просто тупо не платит и остаётся на свободе? Я — нет, не знаю. Впрочем, был один негласный сотрудник ФСБ с таким же бэкграундом. И даже не один, — прокомментировала Романова.

Она отметила, что изначально верила Идрисову, хотя её «сто раз предупреждали». Также Романова сообщила, что про персональное банкротство своего сотрудника узнала только во время выдачи ему первой зарплаты, которая, с её слов, была назначена Идрисову в максимальном размере — 92 тысячи в месяц.

У нас никто столько не получает и не получал. Моя зарплата 10 тысяч рублей в месяц минус налоги 30% как нерезидента. А так у нас сотрудники получают в основном по 35–45 тысяч рублей. Сумма в 92 тысячи рублей была прописана в гранте Еврокомиссии, который мы получили три года назад и закончили программу в минувшем феврале. Это был грант на мониторинг состояния мест лишения свободы в РФ. Кто-нибудь знает о вкладе Динара в мониторинг? Вот и я нет. Он просто не ходил на работу, не делал ничего, но главное — брал деньги за защиту, — полагает Романова.

По её словам, после решения суда организация будет «работать без юридического лица и без счетов».

Ольга РомановаОльга РомановаАлександр Уткин/РИА Новости

Как сообщил адвокат «Руси сидящей» Леонид Абгаджава, Динар Идрисов получал зарплату из средств целевого гранта, но якобы был занят «своими делами», а также стал брать деньги от людей, которых он защищал по линии организации, и даже написал соответствующее объяснение.

Ну запрещено это у нас. Мы сами все расходы оплачиваем, да и зарплата у человека больше 90 тысяч рублей. Решили съездить, посмотреть. Приехали, а работника нет. Ну просто физически нет в офисе. Говорит, кого-то защищает. Не подопечных фонда, не по гранту, а сам так решил. Ну молодец, решил — бери отгул, отпуск за свой счёт и работай, кто же против. А у нас отчёты. Нам задачи грантодателя надо выполнять. Оформили, уволили. Конечно, предложив уйти по собственному, не звери же, да и чего скандалить? Не первый раз, кстати, предложили.

Леонид Абгаджава

адвокат

О деятельности Динара Идрисова в этот период говорится в обзоре жалоб, поступивших в Правозащитный совет Петербурга. В феврале 2018 года он был принят на должность руководителя юридической клиники «Руси сидящей» в Санкт-Петербурге, после чего работа отделения в Северной столице не оценивалась фондом как успешная.

Фонд не смог добиться полноценного функционирования отделения: Попечительским советом «Руси сидящей», который регулярно принимает решения об оказании той или иной помощи по обращениям граждан, не было принято ни одного решения по Северо-Западу и по Санкт-Петербургу в частности, поскольку Динар Идрисов ни разу не обратился к Попечительскому совету. Фонд никогда не знал о судебных процессах или следственных действиях, в которых принимал участие Динар Идрисов, поскольку он принимал решение самостоятельно, не ставя в известность Попечительский совет, — отмечается в обзоре.

Из документа следует, что о правозащитной деятельности Идрисова фонд имел возможность узнавать только с его страницы в Facebook. Более того, ни одно дело, в котором он принял участие, «не было согласовано и утверждено руководством фонда».

Несмотря на неоднократные просьбы — и требования — передавать специалистам «Руси сидящей» дела, особенно требующие обращений в ЕСПЧ, фонд не получил от Динара Идрисова ни одного дела или обращения. <...> Фонд считает необходимым также отметить, что юридическая клиника «Руси сидящей» в Санкт-Петербурге создавалась как центр мониторинга состояния прав человека в местах лишения свободы, от чего деятельность руководителя клиники Динара Идрисова была максимально далека, — указывается в обзоре.

После этого, как следует из документа, в марте 2019 года Ольга Романова предложила Динару Идрисову уволиться по собственному желанию, но тот «ответил отказом и продолжал манкировать обязанностями».

В результате сотрудники Фонда зафиксировали прогул Динара Идрисова в произвольно выбранный день, поскольку Динар Идрисов в принципе в течение года не посещал рабочее место, — утверждается в материалах Правозащитного совета Петербурга.

Леонид Абгаджава, отвечая на вопрос, почему «Русь сидящая» проиграла иск, признал, что «увольнение по такому основанию (за прогул. — NEWS.ru) не предусмотрено Трудовым кодексом». Кроме того, «о несоразмерности наказания заявила прокурор в своём заключении по делу, выступавшая на стороне Идрисова, который, в свою очередь, объяснил свои действия тем, что „расчехляет правозащитную организацию“».

Пытается. Пока не расчехлил и не сможет, как максимум — пополним мы конкурсную массу в его деле, кредитор у него серьёзный — ПАО «Банк Уралсиб», сумма 53,6 млн рублей, — отметил Абгаджава.

Со ссылкой на арбитражного управляющего он сообщил, что Идрисов не раскрыл ему данные о трудоустройстве в качестве руководителя юридической клиники благотворительного фонда помощи осуждённым и их семьям, хотя был обязан. Также он обратил внимание на то, при каких обстоятельствах были арестованы счета организации.

Дело рядовое, мелкое, и сумма для нас, конечно, не смертельная. Но есть нюансы. Процесс шёл и шёл, в ходатайствах истца (а их десятки, вестимо) судья отказывала. В том числе и об аресте счетов как обеспечительной мере. Ну и действительно, как из-за зарплаты одного работника арестовать счета организации? Там и аренда, и налоги, и заработные платы, да мало ли чего жизнеобеспечивающего. И вдруг всё поменялось. Арест наложен, — продолжил Абгаджава.

Он также обратил внимание на то, что суд заблокировал работу некоммерческой организации «по рядовому иску» уволенного сотрудника. Ещё в ноябре 2019 года Идрисов написал в заявлении об исключительных мерах в виде ареста счетов, но тогда судья ему отказала.

В январе он подал ещё одно заявление, но уже не в рамках судебного процесса — так, чтобы мы не могли ему ответить, — вследствие чего счета и арестовали. В феврале был арестован сбербанковский счёт. Сейчас в ходе последнего заседания, в ходе прений Идрисов сказал, что подал ещё одно заявление. Там он указал другие наши счета. Это заявление ему удовлетворили, — добавил адвокат.

Объект травли

Динар Идрисов в интервью NEWS.ru заявил, что в период работы в «Руси сидящей» «не получал и не просил денег за оказываемые услуги». Но, по его словам, и до и после работы в фонде были физические лица, которые поддерживали его деятельность пожертвованиями.

Наличные пожертвования, которые передавались мне как руководителю подразделения «Руси сидящей», я передавал в фонд, у меня есть все подтверждающие это документы. Я не признаю никаких обвинений в нарушении финансовой дисциплины. В правозащитном секторе я оказываю помощь безвозмездно, но у меня также есть коммерческая юридическая практика, которая не связана с правозащитой.

Причиной для увольнения стало отсутствие на рабочем месте более четырёх часов. Но так фонд поступить со мной не мог, поскольку в трудовом договоре у меня указан дистанционный и разъездной режим работы. Я пытался урегулировать конфликт и вести переговоры. Но работодатель не шёл навстречу. Через месяц после увольнения я подал иск в суд, о чём оповестил «Русь сидящую». В августе 2019 года во время первого заседания судьёй и мной было предложено мировое соглашение на один рубль компенсации морального вреда. Другими требованиями были возвращение на работу и выплата компенсации зарплаты за вынужденный прогул.

Если бы «Русь сидящая» признала исковые требования или не стала бы затягивать судебное разбирательство, то компенсация по заработной плате составила бы два-три месяца, то есть это было бы 180–270 тысяч рублей вместо 1,3 млн рублей, как сейчас.

Что касается компенсации морального вреда в размере 8,7 млн рублей, то она не относится к новому иску, как говорила Ольга Романова, а была уточнением старого с девяти до 90 ежемесячных заработных плат. Но иск был удовлетворён частично, на упомянутую сумму 15 тысяч рублей.

Динар Идрисов

правозащитник

По его словам, одной из причин решения увеличить размер возмещения морального вреда стало то, что в мае 2020 года Идрисов и ещё трое его ближайших родственников заразились коронавирусом, и поскольку он был уволен, то «не мог рассчитывать на помощь Фонда социального страхования и влез в долги на лекарства».

Я не рассчитывал получить такую сумму (8,7 млн рублей. — NEWS.ru), это была декларация. Потому что в течение 2019–2020 годов были проведены компании по очернению моей репутации и честного имени, — добавил он.

Также правозащитник подчеркнул, что незадолго до увольнения у него возник конфликт с Ольгой Романовой и главой юридического департамента фонда «Русь сидящая» Алексеем Федяровым, связанный с «принципиальными разногласиями по правозащитной деятельности».

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Говоря о задолженностях по кредитам, на которые обращали внимание Абгаджава и Романова, Идрисов ранее говорил, что в 2000-х годах неудачно инвестировал средства в недвижимость и для этого привлекал банковские активы. С одной из кредитных организаций договориться о реструктуризации долга в результате не удалось, и правозащитника признали банкротом.

При трудоустройстве я не скрывал от работодателя, что прохожу процедуру реструктуризации имущества физического лица, признанного банкротом. И в течение тех двух лет, на которые я подписал контракт с «Русью сидящей», я предполагал завершить реструктуризацию. Однако эта процедура подразумевает, что у человека есть работа и постоянный доход. Соответственно, когда я был незаконно уволен, это повлекло для меня дополнительные негативные последствия, — продолжил Идрисов.

Из-за этого по инициативе кредиторов и финансового управляющего он «был переведён в режим реализации имущества, являющегося обеспечением долговых обязательств». В настоящее время, как отмечает правозащитник, он рискует потерять «ещё десятки миллионов рублей». О происхождении активов Идрисов сообщает, что в начале XXI века он «работал топ-менеджером различных предприятий», а до этого и после занимался предпринимательской деятельностью.

В 2007 году моя ежемесячная зарплата составляла $5 тысяч, а в пересчёте на сегодняшний курс это $15 тысяч. Имея большие доходы, я покупал недвижимость, привлекая для этого дополнительные средства кредитных организаций. Ввиду кризиса 2008 года с одним из банков у нас возникли разногласия по возможности реструктуризации текущего долга, и в 2017 году банк инициировал процедуру о признании меня банкротом, — отмечает правозащитник.

Сейчас он опасается, что его прежние инвестиции «могут уйти в ноль, а семья останется без жилья». Также Идрисов говорит, что после конфликта с Федяровым и Романовой стал объектом травли.

Спецоперация или глупость?

Впрочем, это не первый раз, когда Идрисова как правозащитника обвиняют в сомнительном поведении. Относительно широкий резонанс вызвало обвинение со стороны сотрудницы правозащитного крыла «Открытой России» Полины Немировской. В 2017 году она сообщила, что Идрисов предлагает свои услуги задержанным по цене в шесть раз выше рыночной, требует деньги заранее, но обещает, что всю сумму возместит движение. Позднее это сообщение в Facebook активистка удалила, но про него писали петербургские СМИ.

Идрисов тогда объяснял ситуацию тем, что его знакомые из «Открытой России», с которыми он говорил о необходимости оплаты дополнительного адвоката, не поняли его слов. Интересно, что под постом Немировской комментарий оставила и Ольга Романова, которая вступилась за юриста.

Также о неоднозначном поведении Идрисова в своё время предупреждал Правозащитный совет Петербурга, куда поступали обращения ряда граждан.

На заседании Совета нами были рассмотрены представленные доказательства и копии документов, свидетельствующих о недобросовестном выполнении Динаром Идрисовым взятых на себя обязательств, о его пренебрежении интересами подзащитных, о введении их в заблуждение, — говорилось в сообщении организации.

Из упомянутого обзора правозащитной практики, который подготовил Совет, следовало, что Идрисов не подавал жалобы в интересах своих подзащитных, говорил, но не обращался в ЕСПЧ, а также был замечен в довольно странной истории со сбором средств на залог в качестве меры пресечения оппозиционеру Владимиру Иванютенко, который в феврале получил 3,5 года за оборот взрывчатых веществ. Так, в марте 2019-го, после задержания Иванютенко, в Правозащитный совет Петербурга обратилась местная активистка Шахназ Шитик и сообщила, что перечислила 22,5 тысячи рублей, но суд отправил фигуранта в СИЗО. Она потребовала от Идрисова отчитаться о судьбе пожертвований, но он якобы лишь сообщил, что всего собрано 55 тысяч рублей, не представив отчёт и удалив Шитик из общих чатов.

Шитик считает, что сбор средств на залог для Иванютенко был организован Идрисовым для хищения принадлежащих ей и иным лицам денежных средств, так как, собирая их, Идрисов осознавал невозможность избрания меры пресечения в виде залога не имеющему на территории РФ регистрации Иванютенко, однако умолчал об этом, — говорилось в обзоре.

При этом ранее тот же Правозащитный совет выступал в защиту Идрисова. Это произошло после того, как в начале 2018 года на него было совершено нападение, когда правозащитник вёл видеотрансляцию оппозиционной акции «Забастовка избирателей».

Про нападение на петербургского правозащитника напомнил основатель сети Gulagu.net Владимир Осечкин, подчеркнув, что «Динара били, и били жестоко за его принципиальность, смелость, оппозиционность». В беседе с NEWS.ru он отметил, что Идрисов является «трудоголиком и пахарем» в своём деле, призвав прекратить его травлю. Также он не исключает, что конфликт в организации мог быть интересен силовикам, которые, по его мнению, в преддверии внесения поправок в Конституцию активизировались для разобщения и дискредитации правозащитных сообществ.

В данном случае атака идёт против одного из наиболее известных питерских активистов Динара Идрисова, который за последние несколько лет стал заметной фигурой не только в Петербурге и которого уже давно спецслужбы пытаются уничтожить. К сожалению, для этой атаки использовали «Русь сидящую». Напомню, что руководитель и соорганизатор фонда Ольга Романова живёт в Германии и не контролирует работу этой организации, передоверив управление сотрудникам фонда Денису Тимохину и Алексею Федярову.

Мы навели справки через наши источники и выяснили, что Дениса Тимохина и Алексея Федярова познакомили оперативники в колонии № 13 (Нижний Тагил) во время отбытия наказания Тимохиным и Федяровым в колонии для «бывших сотрудников правоохранительных органов». Так, Денис Тимохин в течение длительного периода до ИК-13 проходил службу в ФСБ, имел отношение к оперативной работе и спецоперациям, но был осуждён за превышение полномочий. Федяров — в прошлом зампрокурора Чувашии, до этого возглавлял следственное управление республиканской прокуратуры, потом был уволен и задержан при попытке передачи взятки, но был осуждён на 4,5 года лишь за мошенничество и хищение 50 млн рублей за освобождение от уголовной ответственности и прекращение уголовного дела против девелоперов. В колонии Федяров занимал должность завхоза, на такие должности оперативники ФСИН согласовывают только тех, кто работает на спецслужбы и является осведомителем.

Владимир Осечкин

основатель правозащитного проекта Gulagu.net

По его словам, до ареста и попадания в нижнетагильскую колонию для бывших силовиков ни Федяров, ни Тимохин «не имели отношения к правозащитной деятельности», но в ИК-13 под контролем «вдруг решили», что станут этим заниматься.

Речь идёт о спецоперации по внедрению в правозащитные организации бывших сотрудников силовых ведомств, которые в нужный момент выступают против тех, кто на самом деле является независимым и неподконтрольным спецслужбам. Мы опросили Динара Идрисова и тех, кто работал с ним в «Руси сидящей», и лично я склоняюсь к тому, что Федяров и Тимохин создали искусственный конфликт и интригу, поссорив Идрисова и Романову. Дальше в ход пошли уже взаимные обвинения и иски, — утверждает Осечкин.

Доказательств своих слов Осечкин не представил. Кроме того, сам Динар Идрисов подчеркнул, что у него нет данных, что Федяров и Тимохин были завербованы с целью развалить правозащитное движение, но «вопросы к ним имеются».

У меня есть основания полагать, что бывших сотрудников ФСБ не бывает. Кроме того, у меня есть основания полагать, что Алексей Федяров не является человеком с правозащитным мышлением. Человек использует правозащиту и всё, что с ней связано, с иными целями. Возможно, эти цели благовидные с точки зрения человека, а именно коммерческая деятельность. Возможно, эти цели менее благовидные, а именно развал определённых направлений деятельности. Я не могу этого утверждать, потому что фактов таких у меня нет. У меня есть версия, что Алексей Федяров сфабриковал лично моё увольнение, а Денис Тимохин его реализовал, — предполагает правозащитник.

При этом Динар Идрисов заявил, что на момент его увольнения из «Руси сидящей» Алексей Федяров «не являлся работником фонда, хоть он и именует себя руководителем юридической службы», выступая генеральным директором и учредителем некой частной коммерческой юридической компании. Её название собеседник NEWS.ru не назвал.

Сам Алексей Федяров в беседе с NEWS.ru назвал версию об участии в «заговоре спецслужб» против правозащитного сообщества «чушью», которую он не стал комментировать, как и подробности конфликта с Динаром Идрисовым.

Пусть говорят, что хотят. Это просто глупость, до комментирования которой я не могу себе позволить опуститься! Я не комментирую эту ситуацию (суд с Идрисовым. — NEWS.ru) никак и постов об этом не пишу. Это мелкий бытовой случай, фонд будет дальше работать, ситуация эта пройдёт и всё забудется.

Алексей Федяров

руководитель юридической практики организации «Русь сидящая», бывший следователь прокуратуры

По его словам, для «Руси сидящей» нынешняя ситуация «абсолютно рабочая», которую участники проекта преодолеют, несмотря на блокировки счетов. Отметим, что, согласно базе данных юридических лиц, на конец 2019 года на счетах Благотворительного фонда помощи заключённым и их семьям, который учредил «Русь сидящую», находилось 2 млн 900 тыс. рублей.

В подготовке материала участвовала Марина Ягодкина.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен