Врачи в период эпидемии COVID-19 находятся на передовой и зачастую совершают профессиональные подвиги. Но бывает и так, что отличиться просто некому. Так случилось в Карсунском районе Ульяновской области. В местной ЦРБ коронавирусом заболели 46 сотрудников после возвращения из ОАЭ инфицированной медсестры. Между тем район лидирует в регионе по числу заражённых COVID-19. Сегодня в нём уже пройдёт несколько похорон.

Посёлок в осаде

Карсун — маленький рабочий посёлок, расположенный в 100 км от Ульяновска, с населением 7,5 тысячи человек. К 5 апреля в Карсунском районе было 17 пациентов с подозрением на COVID-19. Это следует из доклада Центра стратегических исследований Ульяновской области, который есть в распоряжении NEWS.ru. На момент публикации в области уже было зафиксировано 138 заболевших, большая часть из которых (101 человек) — жители именно Карсунского района. Один из них на данный момент выздоровел.

Оксане Лемесевой 26 лет, она живёт в Карсуне и работает секретарём районного суда. Вечером 15 апреля умерла её мама. Женщине было всего 46. Она заболела ровно две недели назад: поднялась высокая температура, начался кашель. Сначала пыталась лечиться дома, но лучше не становилось. Спустя неделю вызвали скорую.

Приехала скорая помощь, послушали, сказали, что дыхание жестковатое. Мол, можете обратиться в больницу, но там один врач на весь район, много народа, и ещё не факт, что вас примут, — рассказала NEWS.ru Лемесева.

По её словам, в среду, 15 апреля, в Карсунскую районную больницу прислали бригаду врачей из Ульяновска.

Я говорю маме: давай скорее поедем на снимок. У неё была сильная одышка. За две недели, видимо, развилась двусторонняя пневмония. Отец повёз её туда в надежде, что сделают снимок, а потом отвезут на лечение в город. Если бы была реанимация, возможно, её спасли бы. Но там даже санитарок нет, — плачет Оксана. — Маме начали делать рентген, ей стало резко хуже, она умерла на руках у папы. Отец кричал: «Помогите, ей плохо!» Но реанимации у нас нет.

Как утверждает Лемесева, с отсутствием медпомощи столкнулась не только её семья.

У меня друг в Карсуне, он уже две недели лежит с температурой под 38. Он обращался в Карсунскую райбольницу, один раз скорая приезжала. В другой раз она не приехала, по телефону сказали: продолжайте лечение. Я и сама тяжело болела, температура, кашель. Хотела сделать тест на вирус, но в районном управлении Роспотребнадзора заявили, что мне не положено — я должна быть в первичном контакте. Там посмотрели — сказали, что мазки делают только по предписанию, в списках меня нет. Я не знаю, где заразилась. Может, в магазине или на работе. У меня маленький ребенок, очень переживаю за дочку, — говорит она.

Официального диагноза о том, что мама Оксаны умерла именно от COVID-19, в настоящее время нет. Тело отправлено на вскрытие. При жизни женщину на коронавирус не тестировали.

На вопрос, почему мать не обратилась за медпомощью в областной центр, Оксана отвечает, что «Ульяновск карсунцев не принимает».

Привезли каталку без колеса: город под Ульяновском остался без медпомощиФото: Здравоохранение Ульяновской области/vk.com

«Шарахаются, как от прокажённых»

Между тем в паблике «Карсун 24/7» (в нём насчитывается более 7,5 тысячи пользователей, преимущественно, это жители района. — NEWS.ru) в соцсети «ВКонтакте» появилось видеообращение местных активистов к федеральным властям. Бывший депутат областного парламента от Карсунского района Денис Гурьянов в видеоролике утверждает, что мать Оксаны Лемесевой — не единственная жертва.

Накануне в районной больнице от кровотечения умер супруг местной медсестры Александры Зудиловой. Эту информацию подтвердила его приёмная дочь. В течение нескольких часов молодого мужчину не могли госпитализировать, рассказал NEWS.ru Денис Гурьянов.

Ранее в приёмном отделении Карсунской районной больницы умер 50-летний Алексей Градюшко. К нему, по словам депутата регионального парламента Дмитрия Алексеева, несколько дней не приезжала скорая помощь. Печальную статистику едва не пополнила 86-летняя жительница Карсуна, до которой также не доехали врачи, — женщина от отчаяния попыталась покончить с собой. Редакции известно имя женщины, информацию подтвердил её сын.

16 апреля стало известно, что в инфекционном отделении ЦГКБ Ульяновска скончался врач-рентгенолог из Карсуна Владимир Фиошин.

Исполняющий обязанности главного врача Карсунской райбольницы Артур Сурков оказался недоступным для комментариев. Его секретарь ссылалась на занятость Суркова и при этом отказалась соединять с кем-либо из руководства медучреждения, заявив, что «никого нет».

Люди тут брошены, от них все шарахаются, как от прокажённых. В больницы не принимают. На весь район две скорые. А куда везти людей — непонятно, местная больница как таковая не работает, — сообщил в разговоре с NEWS.ru экс-депутат Гурьянов.

О дискриминации карсунцев нашему изданию также рассказала медсестра, проживающая в районе и попросившая об анонимности.

Сразу говорят — мол, вы из Карсунского района, у вас там коронавирус, вот и езжайте к себе. Была роженица, тоже возили её: сначала в Инзу (административный центр Инзенского района, около 60 км от Карсуна. — NEWS.ru), там отказали: везите куда хотите. Отправили в областную больницу, в город тоже отказ. К счастью, согласились принять в перинатальном центре «Мама», женщина уже в родах была, — сообщила она.

При этом, по словам медсестры, у медиков, работающих в Карсуне на скорой, нет защитных костюмов и масок, они «работают по старинке: тряпочный халат обычный, обвязались марлей, надели резиновые сапоги — и вперёд».

Медсестра утверждает, что из Карсуна люди якобы не могут взять направления на обследования в город, например, в онкологический диспансер: «Говорят, что запретили такие направления выдавать».

Слова собеседницы NEWS.ru отчасти подтверждает доклад от 10 апреля, подготовленный Центром стратегических исследований Ульяновской области для оперативного штаба (есть в распоряжении редакции). В частности, в нём сообщается, что «карсунцев не принимают для прохождения планового лечения, в том числе онкобольных (!), в лечебных учреждениях Ульяновской области».

В том же докладе говорится о том, что «имеется нехватка медперсонала — инфицировано 36 медработников», а «дополнительные бригады медиков в район так и не прибыли». Позднее число заболевших было откорректировано в большую сторону.

В региональном Минздраве в ответ на запрос корреспондента NEWS.ru заявили, что вся необходимая медпомощь оказывается. По словам официального представителя ведомства Гулии Заббаровой, в Карсунской больнице имеется необходимое количество средств индивидуальной защиты, дезинфекционных средств и аппаратов ИВЛ. Она отметила, что «при возникновении потребности в больницу направляются дополнительные средства индивидуальной защиты и дезинфекционные средства». Как сообщила NEWS.ru Заббарова, в район переданы респираторы 3-го класса и защитные костюмы типа Tyvek.

На все вызовы к контактным лицам и лицам с подозрениями они должны быть в них, — добавила представитель ведомства.

«Говорят, что там болеют много»

После того как карсунцы подняли шум, глава регионального Минздрава Виктор Мишарин заявил, что «сейчас работает в Карсунском районе», координирует прибывающие медицинские бригады, там создаётся мобильный госпиталь. Однако карсунцы, а также депутаты, с которыми пообщался NEWS.ru, утверждают, что ночью и утром 16 апреля министра в посёлке никто так и не увидел, равно как и «медицинского спецназа», который был направлен в район.

В четверг первым делом в Карсун приехала зампред областного правительства Екатерина Уба. Её встретили десятки людей, которые с утра пытались попасть в больницу. Уба пообещала карсунцам, что в ближайшее время в район будут стянуты все необходимые медицинские силы из города. Позднее в посёлок привезли флюорограф, защитные костюмы, прибыли несколько бригад медиков, а также волонтёры. Последние, к слову, студенты местных вузов, уже начали ходить по дворам с анкетами. Глава региона Сергей Морозов заявил, что «медобслуживание и до эпидемии имело здесь серьёзные огрехи, которые вспышка болезни просто обнажила».

Привезли каталку без колеса: город под Ульяновском остался без медпомощиФото: Сергей Морозов/vk.com

В беседе с жителями Уба сказала, что до областных властей якобы не доносили всей правды. Тут полный хаос, никто ничего не контролирует: пока по команде Убы расставляют лавочки в больнице. Приехали четыре машины скорой помощи, но врачи не знают, что делать. Психолог из города спрашивает — а кому мне оказывать помощь? Ей говорят: да постойте пока на улице, — рассказал NEWS.ru бывший депутат Гурьянов. Его слова подтверждаются видео, снятым на месте.

Между тем депутат Госдумы от Ульяновской области Алексей Куринный обратился к генеральному прокурору России с просьбой провести проверку изложенных фактов. По его словам, на протяжении двух недель в Карсунском районе фактически не оказывалась полноценная медпомощь. Как отметил депутат, «за это время произошло большое количество смертей, в том числе и молодых людей».

Корреспондент NEWS.ru поговорил с главой Минздрава Ульяновской области Виктором Мишариным. К слову, ему поручено главой региона теперь жить в Карсуне. Мишарин утверждает, что в Карсунский район высылались бригады из Ульяновска и «они постоянно отрабатывали».

Говорить о том, что чего-то не было, — неправильно, — заявил министр. — На данный момент мы добавили дополнительные бригады — население панически стало переживать. Говорят, что там болеют много, а никто не знает, кто именно. Нужно определить, кто там заболевший, а кто — не заболевший. Идут подворовые обходы, приёмы. Никакого ажиотажа быть не должно.

По информации Мишарина, за жизнь 46-летней матери Лемесевой боролись две бригады врачей, «пациентку заинтубировали», но спасти, увы, не удалось.

Это всё не так: привезли каталку без колеса, — вспоминает Оксана Лемесева. — Маму положили, сделали один какой-то укол, и всё. А потом она и вовсе лежала на грязном полу. Получается, что я отправила её туда умирать.

Ранее NEWS.ru посвятил расследование тому, как политика российского руководства по «оптимизации» бюджетной медицинской сферы вышла боком сейчас, когда все силы государства необходимо бросить на борьбу с эпидемией.