16+

УК и вопросы языкознания: о чём молчат мигранты в тюрьмах

Правозащитники говорят о бесправии иностранных рабочих в РФ
20:18, 21 января 2020
Фото: Андрей Любимов/АГН «Москва»

Значительная часть сидящих в московских СИЗО являются мигрантами, прибывшими в столичный регион из бывших центральноазиатских республик СССР. Как сообщила член городской Общественной наблюдательной комиссии Марина Литвинович, многие иностранцы находятся в изоляторах «избитые и униженные», часто не понимая сути обвинений из-за языкового барьера и отсутствия нормальных переводчиков. Правозащитница также предположила, что российские силовики с помощью противоправных действий «навешивают» на бесправных иностранных рабочих нераскрытые преступления и таким образом улучшают показатели. NEWS.ru выяснил, какова роль граждан стран СНГ в статистике силовых ведомств и насколько распространена в правоохранительных органах РФ практика перегибания палки в отношении «гостей столицы».


Неравная доля

Посетив очередное столичное СИЗО, Марина Литвинович рассказала о том, как иностранные граждане оказываются в местах принудительного содержания, а затем часто попадают в колонии на длительные сроки.

Первое же, что придумали правоохранители — рисовать «палки», то есть использовать мигрантов для создания хорошей отчётности по раскрытию преступлений. Буквально по единому шаблону инсценируются преступления, которых никто не совершал, и фабрикуются уголовные дела. Всё это сопровождается последующим признанием вины под пытками и очень быстрым попаданием иностранных граждан в московские СИЗО. Где я как член Общественной наблюдательной комиссии и нахожу этих людей практически ежедневно, — цитирует Литвинович Insider.

Правозащитница привела несколько цифр: по её данным, в ноябре 2019 года «в одном из крупных московских СИЗО содержались 687 человек из Москвы и Московской области, 931 человек из регионов России и 670 иностранцев, в основном из бывших советских республик — Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана и других».

Примерно четверть всех сидящих — граждане азиатских республик. Причём чаще всего они «первоходы», то есть в тюрьму попадают впервые. Очень часто им вменяют «тяжёлые» статьи — убийства, насильственные действия, изнасилования, грабежи. Ещё они, как правило, совсем не разговаривают по-русски и почти не понимают, — продолжает Литвинович.

NEWS.ru обратился в Федеральную службу исполнения наказаний (ФСИН) за информацией о том, сколько граждан центральноазиатских республик, жители которых в массовом порядке въезжают в РФ на заработки, находятся в отечественных тюрьмах. По данным ведомства, в настоящее время в СИЗО и исправительных учреждениях пребывают 16 229 граждан Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. Это всего 3,1% от общего числа (523 928) заключённых и подследственных по состоянию на январь 2020 года.

В следственных изоляторах содержится 1610 граждан Республики Таджикистан, 487 граждан Киргизской Республики, 1616 граждан Республики Узбекистан. В исправительных учреждениях отбывают наказание 6825 граждан Республики Таджикистан, 1066 граждан Киргизской Республики, 4625 граждан Республики Узбекистан.

Наталья Быстрицкая

заместитель начальника пресс-бюро ФСИН РФ

Казалось бы, официальные данные не «бьются» с озвученными Мариной Литвинович цифрами. Однако здесь следует сделать акцент на то, что большинство таких граждан сконцентрировано в столичном регионе, где, если верить правозащитнице, и наблюдается высокий процент арестантов из числа иностранцев. По оценке заведующей лабораторией количественных методов исследования регионального развития Российского экономического университета имени Плеханова Елены Егоровой, удельный вес мигрантов в РФ составил 8%, или более 12 млн человек. В декабре 2019 года начальник управления по вопросам миграции столичного управления МВД Дмитрий Сергиенко сообщил, что количество проживающих в Москве мигрантов превышает 1,6 млн человек. Сопоставив эти цифры, можно рассчитать, что в столице сконцентрировано не менее 13,3% от всех живущих в РФ иностранных граждан.

Сергей Ведяшкин/АГН «Москва»

Как писал NEWS.ru, в январе—сентябре 2019 года, по данным МВД, право на работу в России по патентам получили 1,4 млн граждан других стран. Из них 335,5 тысячи (или 23,96% от общего числа получивших разрешение в этот период) — в Москве, 168,2 тысячи (12,01%) — в Подмосковье.

Криминал с пристрастием

По данным официальной статистики, число преступлений, совершаемых приезжими, не говорит о высокой «криминогенности» мигрантов. Так, в январе—ноябре 2019 года, по информации МВД, доля нарушений Уголовного кодекса гражданами стран СНГ составила чуть более 1,5% от общей массы. Аналогичные показатели наблюдались и в предыдущие годы.

Период

Общее число зарегистрированных преступлений

Преступления, совершённые гражданами стран СНГ

Январь—ноябрь 2019 года

1 млн 868,8 тыс.

28,7 тыс. (1,54%)

2018 год

1 млн 992 тыс.

34,3 тыс. (1,72%)

2017 год

2 млн 58,5 тыс.

36,2 тыс. (1,76%)

2016 год

2 млн 160 тыс.

38,5 тыс. (1,78%)

2015 год

2 млн 352,1 тыс.

40,3 тыс. (1,71%)

2014 год

2 млн 166,4 тыс.

38,4 тыс. (1,77%)

2013 год

2 млн 206,2 тыс.

40,3 тыс. (1,83%)

2012 год

2 млн 302,2 тыс.

37,3 тыс. (1,62%)

2011 год

2 млн 404,8 тыс.

40,5 тыс. (1,68%)

2010 год

2 млн 628,8 тыс.

44,6 тыс. (1,7%)

2009 год

2 млн 994,8 тыс.

53,1 тыс. (1,77%)

2008 год

3 млн 209,9 тыс.

48,8 тыс. (1,52%)

2007 год

3 млн 582,5 тыс.

45,3 тыс. (1,26%)

2006 год

3 млн 855,4 тыс.

47,5 тыс. (1,23%)

2005 год

3 млн 554,7 тыс.

46,6 тыс. (1,31%)

2004 год

2 млн 893,8 тыс.

45 тыс. (1,56%)

2003 год

2 млн 756,4 тыс.

37,3 тыс. (1,35%)

Однако некоторые политики и чиновники часто утверждают, что рабочим-мигрантам чуть ли не присущ противоправный тип поведения, а также приверженность к радикальному исламизму. Особенно такие заявления появляются после каких-либо резонансных преступлений, так или иначе связанных с гостями с Востока. Среди них — дело о взрыве в метро Петербурга в апреле 2017 года (к которому, как писал NEWS.ru, имеются вопросы, в частности родственники фигурантов говорили о пытках подсудимых, а адвокаты — о несостыковках) или банды GTA.

Особое место в антимигрантской риторике занимает тема изнасилований. Несколько лет назад силовики задержали гражданина Киргизии, который, по данным следствия, за месяц совершил четыре нападения на женщин в Москве. Также часто вспоминают историю 45-летнего выходца из Узбекистана Бахтиёра Матякубова, который получил пожизненный срок за серию убийств и надругательств. Некоторые силовики утверждали, что значительная доля преступлений сексуального характера совершается именно трудовыми мигрантами, большая часть которых к тому же якобы были «нелегалами».

Правозащитница Марина Литвинович раскрыла некоторые истории мигрантов, находящихся в одном из неназванных столичных СИЗО, проходящих по делам сексуального характера. И озвученная информация, если верить её заявлению, говорит не в пользу высокого качества следствия.

Андрей Любимов/АГН «Москва»

Так, один из сидельцев, 23-летний парень, рассказал ей, что однажды к нему подошла подвыпившая женщина и спросила, где рядом есть магазин. Рабочий, с его слов, вызвался помочь ей дойти до нужного заведения, но пока они шли, нетрезвая гражданка «увлекла его к ближайшим кустам, где стремительно расстегнула ему ширинку, продолжая держать его в цепких объятиях, а затем неожиданно громко закричала: „Помогите! Насилуют! Полиция!“». Тут же на месте оказались полицейские, которые и задержали «злоумышленника».

Этот гражданин, как говорит Литвинович, не понимает по-русски, поэтому в отделе полицейские якобы «всё написали за него», а чтобы тот признал вину, «жестоко избили его, превратив ногу в сине-чёрное нечто».

Другой арестант, 26-летний гражданин Узбекистана, через объявление в Сети обратился за услугами к секс-работницам. Он пришёл на указанную квартиру, отдал пять тысяч рублей, но тут в помещение ворвались полицейские, которым женщина тут же заявила об изнасиловании. За это молодой человек получил 12 лет колонии.

Ещё одному гражданину Узбекистана, оказавшемуся в похожей ситуации, во время суда по избранию меры пресечения предоставили переводчика, который якобы «всё переврал». Позднее родственники наняли ему другого специалиста, но это не помогло — мигранта осудили на девять лет, хотя потерпевшие по делу подсудимого «не узнали его и сказали, что это не он их насиловал».

Четвёртая история приключилась с 21-летним крановщиком из Узбекистана. Однажды во время работы ему позвонил знакомый, который попросил вызвать такси, поскольку у него на телефоне не было для этого специального приложения. Молодой человек выполнил просьбу, но позднее стало известно, что звонивший с товарищем совершили изнасилование. В нём обвинили и крановщика, который в момент преступления находился на рабочем месте, что подтвердили и данные биллинга, и справка от работодателя. Но это не помешало отправить его в СИЗО с перспективой получить долгий срок.

Специализирующаяся на защите прав мигрантов юрист Валентина Чупик в интервью NEWS.ru рассказала аналогичную историю, закончившуюся, правда, хорошо для фигуранта — 18-летнего парня, который приехал из Таджикистана поступать в вуз.

На пятый день пребывания в России к нему ворвались полицейские, отвезли в участок, подвесили там за наручники к решётке и прикладывали электрошокер к половым органам. Они требовали от него признаться в изнасиловании местной алкоголички. Он признался. Но в итоге удалось это дело закрыть.

Валентина Чупик

юрист по миграционному праву

Ещё с одним делом, связанным с сексуальными преступлениями, юрист столкнулась в Тверской области. Там у 13-летней дочери главы одного из районов обнаружили сифилис.

На вопрос «откуда?» она пояснила, что её изнасиловал узбек. А у них на весь район был всего один выходец из Узбекистана. Начали проверять — у этого узбека алиби: он ночевал в общежитии — камеры наблюдения, свидетели и т.д. Но всё равно его обвинили. После обследования девочки выяснили, что следов насилия не было. Семенной материал в её организме тоже не совпадал с образцом подозреваемого, — продолжает Чупик.

По её словам, трудовых мигрантов преследуют далеко не только за изнасилования.

Москвич нанял троих граждан Киргизии, чтобы очистить от старой мебели квартиру, которая досталась в наследство от бабушки. В итоге они распилили на части рояль, так как он не влезал в двери, и вынесли на мусорку. Пришёл наследник и написал на них заявление. В итоге их обвинили в умышленном причинении особо крупного вреда. А ведь умышленность здесь никакая не просматривается. Другой случай: двум гражданам Узбекистана бригадир велел передвинуть катушку с кабелем. На этих людей завели уголовное дело о грабеже в особо крупном размере. Потом ко мне пришёл директор этой фирмы, которого признали потерпевшим. Он заявил, что не считает себя потерпевшим. В итоге дело переквалифицировали на кражу и назначили этим узбекам штраф в 300 тысяч, но оплатил его хозяин фирмы, — рассказывает правозащитница.

Некоторые конфликты, в которых оказываются задействованы рабочие-мигранты, связаны с их бесправным положением на рынке труда.

Недавно ко мне обратилась группа граждан Узбекистана, которым не платили 3,5 месяца. Они окружили своего начальника и сказали, что если он не выплатит полагающиеся им деньги, то они его побьют. Начальник написал заявление в полицию, что его заперли, ограбили и вынесли ценное оборудование. Спустя час оборудование нашли, и никто его не выносил. Но тем не менее работников обвиняют в грабеже, — добавила Валентина Чупик.

В её практике была даже история с задержанием гражданина Японии, которого российские силовики приняли за киргиза и сутки продержали в отделе полиции.

Нужно поднять вопрос не только об уголовных делах, а о фальсификации административных дел. О том, что мигрантов заставляют расписываться не читая. Я однажды защищала интересы православного священника из Кыргызстана, который учился в Москве в семинарии. Он подписал участковому кучу бумаг. Когда он прилетел в Москву снова, его не пустили. Оказалось, у него десятки административных правонарушений, которые он не совершал. Был ещё студент исламского университета, который не глядя подписал участковому, что он распивал спиртные напитки в общественном месте. Был жуткий скандал, — продолжает Валентина Чупик.

Юрист также отмечает, что почти все задержания мигрантов якобы сопровождаются угрозами депортации, если человек не подпишет протокол.

С такими случаями ко мне обращаются 30 человек в день. В новогодние праздники вообще были массовые задержания. Каждый день по 100 человек обращались. И это только ко мне. В прошлый год на 31 декабря ко мне с жалобами на задержания пришли вообще 450 человек, — резюмировала Чупик.

Отметим, NEWS.ru в начале января рассказывал о якобы проводившейся в ночь с 31 декабря на 1 января спецоперации московского управления МВД против приезжих в местах массовых гуляний в столице. В пресс-службе главка полиции эту информацию тогда не подтвердили и не опровергли.

Сергей Ведяшкин/АГН «Москва»

Язык до цугундера доведёт

NEWS.ru обратился в пресс-службу МВД, спросив, насколько актуальной является для ведомства проблема востребованности переводчиков с языков бывших республик СССР и существует ли нехватка таких специалистов. Из ответа министерства, поступившего в редакцию, можно сделать вывод, что такой проблемы нет.

В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ, участникам уголовного судопроизводства, не владеющим языком, на котором ведётся уголовное судопроизводство по уголовному делу, обеспечивается право бесплатно пользоваться помощью переводчика, о назначении которого дознавателем (следователем) выносится советующее постановление. Сведения о проблемах в части востребованности переводчиков с иностранных языков стран ближнего зарубежья в территориальных органах МВД России отсутствуют.

Евгений Артёмов

замначальника управления МВД по взаимодействию с институтами гражданского общества и СМИ

Проблема со знанием русского языка связана с тем, что основная часть приезжих — жители сельской местности, где уровень грамотности ниже, чем в городах, отметил бывший почётный консул Таджикистана в Петербурге Назар Мирзода. К тому же больше проблем с языковым барьером у гостей из Узбекистана, которые в основном фигурировали в словах Марины Литвинович.

В Таджикистане преподают русский язык в школах, но там плохое качество преподавания — почти везде, кроме крупных городов. В этой стране необходимо создать дополнительные курсы русского языка для желающих выехать за рубеж на заработки при Министерстве труда и занятости. Мне кажется, люди на такие курсы будут ходить и даже платить за это. У нас в таджикской диаспоре Петербурга есть специалист, который бесплатно преподаёт русский язык не только землякам, но и всем желающим, в основном это, кроме таджиков, выходцы из северокавказских республик и стран бывшего СССР. Также у нас есть хорошие переводчики, которые помогают соотечественникам. Мы предлагаем, чтобы среди полицейских были переводчики с азербайджанского, таджикского, узбекского, киргизского и других языков. Но жителей других стран не берут на работу переводчиками в штат МВД.

Назар Мирзода

бывший почётный консул Таджикистана в Петербурге

По его словам, хуже, чем у таджиков, ситуация у узбеков. Дело в том, что в Узбекистане перешли с кириллицы на латиницу, и теперь если граждан этой страны в России ловят полицейские, начинаются проблемы: разговорным языком они ещё владеют, а письменным — нет. В итоге задержанные «не могут читать полицейские протоколы, подписывать их и вообще не знают, что за них там понаписали».

У меня знакомый из МВД рассказывал практику своего ведомства. Вот идут они в места, где обитают мигранты, и начинают их стращать: «С каждого по тысяче рублей, а не согласен — поехали в отдел». Мигранты спрашивают: «За что? У меня патент есть, все документы в порядке». Но полицейские говорят, что, например, у задержанного в документах по-разному, часто с отличием в одну букву, указаны личные данные. В итоге целый день человека держат в полиции. А если кто-то начинает возмущаться, угрожают подбросить в карман наркотик и посадить. У нас в Петербурге два ребёнка умерли по вине полицейских. Мальчик и его мама не знают язык, только папа знает. Родителей задержали, ребёнка оставили одного, и он погиб. Второй малыш скончался после того, как его забрали у родителей (речь идёт о гибели Умарали Назарова. — NEWS.ru), — напоминает Мирзода.

Также он поведал про другой случай, произошедший с семейной парой рабочих из Таджикистана, которые трудились в Гатчинском районе Ленинградской области.

Их посадили [в ожидании депортации], а на родине в кишлаке у них остались несколько детей с бабушкой и дедушкой. Кто их будет кормить? Никто их ни в какой детский дом не забирает, в сельской местности Таджикистана вообще очень тяжело жить, особенно когда месяцами кормильцы сидят и ждут оформления документов. Минимум 25 тысяч нужно, чтобы адвоката нанять, — продолжает общественник.

Что делать?

Назар Мирзода полагает, что в России для приезжих из Средней Азии формируются множество организаций, в том числе религиозных, но почти нет структур, которые бы занимались интеграцией мигрантов, их обучением русскому языку. Такие светские образовательные инициативы, по его мнению, зачастую «мешают создавать власти регионов».

Раньше, когда мигрантов останавливали полицейские, у них проверяли паспорт и документы о регистрации. Сейчас проверяют паспорт, регистрацию, патент на работу в РФ, а потом справки об уплате налогов. Человека нагружают такой информацией, значительную часть которой он не понимает, — резюмирует Мирзода.

Валентина Чупик, в свою очередь, уверена, что полиции следует запретить проверять документы у мигрантов. По её мнению, сотрудники МВД превратили проверку статуса иностранного работника в негласное правило «проверять всех подряд и для этого задерживать».

Хотя проверку они, на самом деле, не производят, они её просто имитируют. Потому что доступ к базам данных у полиции отсутствует, он есть только у сотрудников управления по вопросам миграции. Если запретить всем, кроме сотрудников управления миграционной службы, проверять документы на улицах — это прямой взрывной волной снесёт коррупцию в отношении мигрантов. Ведь с чего всё начинается — предъяви документы, после чего их отбирают, и дальше его начинают грабить. А если он не соглашается быть ограбленным, то его запугивают фальсификацией против него преступлений, — утверждает Чупик.

Правозащитница полагает, что в России имеются большие проблемы с правами иностранных граждан, о задержании которых по закону необходимо информировать посольство. Но это, по её словам, не делается «вообще никогда». Дело, по её мнению, не только в плохом знании русского языка мигрантами, а ещё в повседневном национализме по отношению к иностранным рабочим, их беспомощности и нежелании родных стран помогать соотечественникам.

Как бы замечательно человек ни владел русским языком, если он не голубоглазый блондин, в России он в опасности. А если он не имеет российского гражданства — тем более в опасности. А родные для мигрантов страны не хотят защищать своих. Основной политический тренд — ну убьют ещё одного, ну посадят. Стоит только обвинить человека в каком-то уголовном преступлении, его родина отрекается от него прямо сразу. И никто не изучает, насколько это обвинение обоснованно, — виноват и всё, — говорит юрист.

Адвокат Михаил Трепашкин считает, что необходимо открывать юридические курсы для иностранцев, чтобы избежать подобных инцидентов.

Юридические курсы, особенно для иностранцев, просто необходимы. Ведь раньше была такая практика: даже следователей приглашали в школы читать ознакомительные лекции для юридических познаний. И я видел, как такие курсы дают эффект — школьники слушали, затаив дыхание, задавали много вопросов. После такого уже не лезут в криминал.

Михаил Трепашкин

адвокат

Председатель профсоюза трудящихся-мигрантов Ренат Каримов менее оптимистичен. Его организация с 2007 года проводит среди иностранных рабочих курсы русского языка и юридической грамотности, однако интерес к ним невысок.

Мы 13 лет в нашем профсоюзе бесплатно учим русскому языку. Ещё каждую неделю проводим семинары. А приходит три-четыре человека. Мигранты не хотят учиться ни юридической грамоте, ни русскому языку. А вообще они жалуются на работодателей, которые не заключают с ними трудовые договоры. Отсюда следует, что у мигрантов нет оснований для продления своих сроков пребывания на территории РФ. Далее они начинают искать, где бы сделать регистрацию. Часто попадают впросак. Им продают липовые регистрации. И когда в метро проверяют документы, они все попадают в полицию.

Ренат Каримов

председатель ЦК профсоюза трудящихся-мигрантов

Очевидно, что проблема бесправия иностранных рабочих кроется не только в злоупотреблениях российских структур. Негативную роль играет и бытовая ксенофобия в отечественном социуме, распространённая в том числе среди работников силовых ведомств. Также причина незавидного положения мигрантов заключается и в несовершенстве трудового законодательства, позволяющего использовать зачастую рабский труд. Помимо этого, сами приезжие не обладают опытом защиты своих прав, о чём свидетельствует демонтаж социальных завоеваний в странах Центральной Азии после распада СССР, заставивший людей массово покидать родные края ради заработков.

Но события последних лет показывают, что мигранты, как и местное население, начинают участвовать в коллективных действиях в защиту своих прав (забастовки строителей космодрома Восточный, бунты дворников в Москве, дело таджика Самариддина Раджабова). Процесс этот происходит не быстро, но уже свидетельствует об изменении привычной картины.

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники

Загрузка...
Новости СМИ2