Сибирские пожары уже заняли почти 3 млн га леса, охватив 11 регионов России. В Иркутской области, Красноярском крае, Бурятии, Республике Саха был объявлен режим ЧС. Огонь уже уничтожил объёмы годовой вырубки в РФ. News.ru выяснял причины катастрофы.


Огонь можно не тушить?

Долгие годы пожары в Сибири и на Дальнем Востоке интересовали только специалистов. Но в этом июле тайга горела так ярко, что огонь заметили звёзды шоу-бизнеса, ранее не питавшие чувств к сохранению лесов. О природе вспомнили гламурный парикмахер Сергей Зверев, музыкант Баста, певица Валерия, Юрий Лоза и другие. Все они призвали власти как можно скорее справиться с огнём. А когда стихия стала угрожать населённым пунктам, когда дым от сибирских пожаров достиг Урала, грозя перейти на европейскую часть страны, серьёзность происходящего поняли и в Кремле.

Главной же особенностью нынешнего сезона стало отношение к лесному хозяйству некоторых региональных лидеров, в частности губернатора Красноярского края Александра Усса.

Это труднодоступная, горимая территория, где пожары происходят ежегодно, и рассматривается как у нас, так и во всём мире как естественное природное явление. Эти труднодоступные территории, как и у нас, так и в Канаде, США, Мексике, тушатся естественным путём — выпадением осадков.

Александр Усс

губернатор Красноярского края

С такой точкой зрения красноярский лидер остался практически в одиночестве.

В Минприроды уже сообщили, что площадь лесов, объятых огнём, на 12% больше, чем годом ранее. Часть экспертов связывает пожары с провалами на местах, ведь субъекты тушат фактически самостоятельно. Другие видят нехватку специалистов и техники, заметание последствий «чёрной» вырубки. Но тушить непросто. Горят труднодоступные районы тайги, где нет дорог.

30 июля на совещании по поводу тушения сибирских пожаров жёстко высказался премьер-министр России Дмитрий Медведев. Глава правительства призвал губернаторов взять ситуацию под контроль и «не показывать пальцем наверх». Имел ли в виду Медведев Усса, не ясно. Другое дело, что премьер и министры, обсуждая борьбу со стихией, так и не сказали, что нужно, помимо прочего, спасать лес. Создаётся впечатление, что он никому не интересен.

Губернаторы отмечают, что борьба с огнём в труднодоступных местах тайги экономически неэффективна. В итоге они зачастую ограничиваются космическим мониторингом.

В Минприроды считают, что средств на борьбу с огнём у регионов достаточно. В текущем году ведомство увеличило финансирование субъектов РФ, в том числе на обеспечение пожарной безопасности, на 22,5%, до 31,6 млрд рублей. Глава министерства Дмитрий Кобылкин пообещал проверить, куда пошли выделенные средства. Но шаг в направлении катастрофы сделан всё же не в Сибири.

Государство на защиту гектара леса тратит всего 12,7 рубля

В крупнейших «лесных» странах планеты ежегодно выгорают сотни тысяч гектаров. Например, в среднем Россия за год теряет 1% своей лесной территории. В США, Бразилии, Канаде, Испании этот показатель гораздо ниже.

Масштабы огненной стихии напрямую зависят от средств, вложенных в её предотвращение и тушение. В Институте леса имени Сукачёва Сибирского отделения РАН для доказательства этого тезиса даже рассчитали объёмы затрат основных «лесных» государств, выяснив, что РФ по многим позициям наверху антирейтинга.

Так, в РФ при средней ежегодной площади пожаров в 2,5 млн га (реальная — 8,2 млн га) затраты на тушение составляют около $150 млн. Это значит, что на 1 га леса приходится всего $0,19, или 12,7 рубля. США тратят на эти цели гораздо больше — $7,16, Испания — $3,01, Канада — $1,34, Австралия — $0,49. Красноярские лесоводы своё исследование проводили без учёта финансирования со стороны МЧС, спасателей, нацгвардии, военных и волонтёров, а также затрат арендаторов и владельцев земель.

Рослесхоз издал приказ, в соответствии с которым выделяется так называемая зона контроля. Это как раз северные зоны. В соответствии с приказом, их можно не тушить, — объясняет заведующий лабораторией лесной пирологии Института леса имени Сукачёва Сибирского отделения РАН Пётр Цветков.

Эксперт имеет в виду следующее положение Лесного кодекса России. Прекращение, приостановка работ по тушению лесного пожара в зоне контроля осуществляется на основании решения комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации при отсутствии угрозы населённым пунктам или объектам экономики в случаях, когда прогнозируемые затраты на тушение лесного пожара превышают прогнозируемый вред, который может быть им причинён.

Всё это привело к тому, что пожары тушат на 170 тыс. га, то есть на 10% территорий, где бушует стихия.

Лесной кодекс появился в 2014 году. Принимавшие его глава Минприроды Сергей Донской и глава Рослесхоза Иван Валентик больше не у власти. Отвечать за последствия принятых решений будут другие люди.

В Эвенкии установился антициклон, идут сухие грозы, без дождя. Пожары занимают огромные территории. Но никто их не тушит. Они не угрожают населённым пунктам, их там и нет. Но дым распространяется на сотни километров. Дышать нечем. Но денег нет. Лесное хозяйство страны в упадке и характеризуется хроническим недофинансированием, — поделился Цветков.

Положения Лесного кодекса пересмотрят

Вероятно, нужно, чтобы сгорело 10 млн га леса, чтобы ведомства начали говорить разумные вещи. Глава Минприроды Дмитрий Кобылкин поручил Рослесхозу пересмотреть границы зон контроля труднодоступных лесных пожаров. Новые должны прочертить до конца августа вместе с регионами. Сделано это, однако, не ради сохранения лесного фонда, а из-за угрозы населённым пунктам и экономическим объектам, а также по причине задымления. Однако очевидно, что это будут косметические изменения.

Дмитрий Кобылкин Дмитрий Кобылкин Сергей Булкин/News.ru

В Совете Федерации также намерены отменить данную норму. Об этом РИА Новости сообщил глава комитета по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Алексей Майоров. Он сказал о желании многих сенаторов отменить приказ.

В советское время в лесоохране было порядка 110 тысяч человек, у которых была поддержка со стороны авиации. Сейчас это девять самолётов и 11 тысяч инспекторов. Этого явно не хватает, отсюда и такие проблемы, — признал Майоров.

Красноярские лесоводы считают нынешний Лесной кодекс худшим в истории России. Документ разрушил систему государственной лесной охраны. Лесхозы ликвидированы, остались лесничества. Более того, специалисты сетуют на то, что зоны активного тушения и контроля создавались специалистами Рослесхоза без участия отраслевых НИИ РАН. Эксперты отмечают, что границы составлены с нарушениями и ошибками. В опасной близости от огня оказались сотни населённых пунктов, ценных территорий, земель под лесозаготовку. Вероятно, людей придётся переселять.

От лесных пожаров страна теряет около 60% от всех древостоев, ежегодно погибающих в РФ, причём в Сибири цифра достигает 80%. Природные пожары остаются основной причиной введения режима ЧС в большинстве федеральных округов.

По расчётам Института леса имени Сукачёва Сибирского отделения РАН, на борьбу с пожарами в Красноярском крае тратят 500 млн рублей. Но доходит до лесного хозяйства мало.

RosleshozRF/facebook.com

Советник главы Рослесхоза Александр Агафонов отметил, что использование авиации мало поможет в тушении лесных пожаров, если ближайшая точка базирования находится в 500 км от пожара в тайге. Однако никто не предлагает строить аэродромы под самолёты-танкеры. Речь идёт о предотвращении пожара, а не о тушении.

А пока с огнём борются не только наземная техника и авиалесоохрана, но и десантники. Всего на пожары брошены 100 бойцов ВДВ, ещё обещают направить столько же. В свою очередь МЧС готово помочь Рослесхозу, увеличив группировку для борьбы со стихией. Пока количество огнеборцев в регионах незначительно, но ведомство готово нарастить его до 16 тысяч человек.

Лесопромышленники отмечают, что потери леса от пожаров в этом году уже превысили вырубки страны за год. С гектара они могут получить 675 тыс. рублей. В пересчёте на потерянную выгоревшую площадь получаются миллиарды рублей. Примечательно, что у местных бизнесменов штат огнеборцев даже современнее, чем у государства. Если нынешняя политика в сфере лесного хозяйства продолжится, страна рискует потерять одно из главных своих богатств.