Сенатор Николай Рыжков обнародовал в Совете Федерации данные, согласно которым только 12 регионов России являются донорами, в то же время оставшиеся 73 — субъекты, живущие на дотации из федерального центра. «Необходимо заниматься развитием регионов», — констатировал он. Как обстоит дело с инвестициями и экономическим развитием отдалённых регионов России, рассказала корреспонденту News.ru Вера Ганзя, депутат Госдумы РФ, член Комитета по бюджету и налогам:


— Вера Александровна, какие регионы в России самые инновационные?

— В России каждый регион обладает инновационной составляющей. Нельзя говорить о том, что какая-то область отсталая или самая инновационная. В каждом регионе есть свой инновационный ресурс: это и минерально-природная база, и человеческие, и инфраструктурные ресурсы. Каждый регион России богат, но богат по-своему. Самая инновационная задача для нас — эти ресурсы вытащить и грамотно использовать, поэтому сегодня на 2018 год принят «модельный бюджет». Он рассчитан на изучение этих ресурсов, которые может предоставить каждый регион.

ТАСС/фотослужба Госдумы РФ/Марат Абулхатин

— Правильно ли я понимаю, что суть бюджета в том, что регион определяет, в чём он силен, и предоставляет эту информацию вам, а после получает финансирование?

— Конечно, поэтому в межбюджетных отношениях у нас превалирует индивидуальный подход к каждому региону. И расчеты в субъектах Федерации все разные. Начиная с 2016 года, Правительство РФ создало рабочую группу, которая проводила инвентаризацию полномочий регионов. Каждая компетенция была рассмотрена и проанализирована: какие полномочия в регионе, сколько денег на это расходуется. Всё было посчитано и пересчитано, все перекосы, которые были в межбюджетных трансфертах регионов, были ликвидированы. Тем, кому не хватало, тем добавили, у кого были излишки, у тех их забрали, перераспределив.

— В какой экономической ситуации сейчас находятся регионы Сибири?

— Сибирские регионы — это ресурсы. Это нефть, это газ, это алмазы. Они ими богаты, но, к сожалению, например, в Томской области, большая часть средств, которая поступает от добычи этих ресурсов, уходит в федеральный бюджет. Томская область, которая, по логике, является ресурсодобывающим регионом, вынуждена, как и все регионы, брать кредиты, в том числе и коммерческие, на выполнение своих полномочий. Мы считаем, что это не совсем правильно.

— Проблему межбюджетных отношений регионы озвучивают очень часто. Яркий пример — Мурманская область, которая добывает рыбу, но денег от вылова практически не видит.

ТАСС/Лев Федосеев

Порт Мурманска

— Нужно пересматривать межбюджетные отношения и оставлять 50% налоговых поступлений в регионе.

— Если упомянули Мурманск, то не скажете, как обстоят дела в экономике северных регионов?

— На севере страны тоже есть ресурсодобывающие регионы. Там экономическая ситуация получше. Но, безусловно, и там есть проблемы, но они решаются с помощью межбюджетных трансферов Федерального центра. Северные территории всегда поддерживались, так же, как и регионы Дальнего Востока.

— Север подпитывается инвестициями?

— В какой-то мере — да. Но инвестиции в реализацию крупных проектов должны быть и государственными. У нас же сегодня проблема в частных инвестициях.

— Почему?

— Частные инвесторы не доверяют государству. Нам сейчас нужно сделать всё, чтобы заслужить это доверие .

— Как это сделать?

— Нужно снижать ключевую ставку Центробанка РФ. Нам нужно менять кредитную, налоговую, бюджетную систему, тогда мы и получим доверие инвесторов и граждан. Нужно, чтобы те деньги, которые инвесторы вкладывают в другие страны и другие проекты, шли в нашу экономику. Таким образом, и иностранцы к нам придут, несмотря на санкции. Для денег разницы нет: где это выгодно, там бизнесмены и будут. А если нет доверия к власти, которая не может защитить инвестора, то это другой вопрос, над которым надо работать.