Россия возглавит борьбу с теневым оборотом алмазов на мировом рынке. В 2020 году нашу страну ждёт пост председателя Кимберлийского процесса — международной организации, которая, в частности, пытается предотвратить вброс искусственных алмазов на рынок.


Вброс «синтетики» уже носит массовый характер, и есть экспертные оценки, что этот объём превышает 20% камней, продающихся после огранки. В результате страдают крупнейшие бренды, которые оказались жертвами такого подмеса и не смогли вовремя его выявить, заявил РИА Новости замминистра финансов Алексей Моисеев, входящий также в набсовет АК «АЛРОСА».

«Мы за справедливый и конкурентный процесс торговли на международных рынках. Хотим, чтобы, во-первых, никто не продавал „синтетику“ под видом натуральных алмазов, во-вторых — чтобы никто не вступал в ценовые сговоры. И третье — чтобы никто, никакая часть так называемого алмазного путепровода не имела преимущества над другими участниками», — говорит Моисеев.

Чиновник заметил, что Россия не была председателем Кимберлийского процесса с 2005 года. Этот пост она займёт в следующем году (сейчас РФ — вице-председатель).

Кимберлийский процесс объединяет свыше 80 стран. Организация была создана в 2000 году и названа по имени города Кимберли в ЮАР, где прошла первая конференция по вопросам борьбы с так называемыми кровавыми алмазами. Средства от продажи этих нелегально добытых драгоценных камней направляются на финансирование региональных конфликтов и террористических группировок.

Система маркировки

Cейчас в России проходит обкатку система маркировки драгоценных камней и металлов, отмечает Алексей Моисеев. Все изделия с бриллиантами будут, предположительно, получать бирку с двухмерным кодом, с помощью которого можно будет проверить подлинность камня. Система позволит отслеживать весь путь изделия от добычи сырья до продажи в магазине, и даже его повторный вход в оборот. Власти РФ не планируют запрещать продажу синтетических бриллиантов, но такие камни должны иметь маркировку.

Komsomolskaya Pravda/Global Look Press

«Единственный способ гарантировать, что у вас натуральный камень — проследить каждый шаг камня от шахты до ювелирного магазина», — поясняет заместитель министра.

По его словам, нет однозначного признака, который бы позволил распознать «синтетику»: по сути, это тот же камень, что и природный алмаз, просто получен искусственным путём. Впервые, добавим, этого добилась General Electric: в 1956 году американская компания положила начало потоковому производству синтетических алмазов, повергнув рынок в состояние шока. В конце 1980-х годов, с развитием новых технологий, процесс был усовершенствован. Стало возможным, меняя режим синтеза, создавать камни самых разных цветов: красные, голубые, жёлтые, коричневые.

Промышленные масштабы

По-настоящему массовый размах производство кристаллов обрело в середине 1990-х. С этого времени они широко используются в ювелирном деле, науке, технике, медицине (например, алмазный скальпель), оборонной промышленности, металлургии. Сегодня, по данным Diamond Trading Company, до 200 тонн искусственных алмазов ежегодно поступают только в производство ювелирных камней и украшений (основные поставщики — Китай, США, Япония, Россия, Ирландия, ЮАР). Для сравнения: за год мировая добыча природных алмазов составляет 26 тонн.

«Отличить природный алмаз и синтетический в сыром виде не составляет никаких сложностей. Алмаз могут выращивать, например, слой за слоем в виде пластины. В природе такой формы у алмаза не бывает. В обработанном виде в стоимость бриллианта закладывается характеристика — его редкость, то есть изделие из „синтетики“ будет дешевле, чем из натурального камня», — рассказывает доцент геологоразведочного факультета СВФУ Антон Павлушин.

По его словам, проблема легализации рынка синтетических алмазов нуждается в скорейшем решении, чтобы не страдал потребитель и не падали цены на природные алмазы. Подобную историю уже пережили такие драгоценные камни, как изумруд, сапфир, рубин.

News.ru ожидает комментария от АК «АЛРОСА», на момент сдачи материала он не получен.