Северная Корея сообщила о первом официальном случае заражения коронавирусом на территории страны. Ситуации придали характер чрезвычайной важности, ради которой собрали все высшее руководство, включая Ким Чен Ына. Эксперты прогнозируют, что КНДР еще больше ужесточит изоляцию, которая и до этого носила суровый характер. Между тем Сеул уже заявил о готовности оказать соседям помощь по борьбе с инфекцией. Но даже COVID-19 не заставил Страну чучхе отказаться от продолжения ракетных запусков — очередные старты прошли в тот же день.


Игры в снежки кончились

Информация о том, что в КНДР произошло что-то чрезвычайное, появилась еще пару дней назад. 10 мая англоязычное издание NK News со ссылкой на свои источники в Пхеньяне сообщило, что в северокорейской столице людям приказали срочно вернуться домой, оставаться в своих квартирах, не выходить на улицу, а с полок магазинов якобы исчезли многие продукты.

В течение пары дней ничего не было ясно, появилось множество предположений о причинах ЧП. Но к удивлению зарубежных экспертов всё в итоге прояснили официальные СМИ КНДР, и это действительно оказалось сенсацией. В четверг, 12 мая, власти Страны чучхе впервые официально признали, что в КНДР выявлен случай заражения COVID-19. До сих пор Северная Корея считалась одной из очень немногих стран планеты, где коронавирус не был зарегистрирован.

В нескольких сообщениях с пометкой «срочно» Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК) сообщило, что 8 мая у жителей Пхеньяна (их точное число не называется) была зафиксирована повышенная температура. У больных взяты тесты на коронавирус, которые в итоге оказались положительными.

Было сделано заключение, что результаты анализа совпадают с образцами штамма «омикрон» ВА.2, который в последнее время быстро распространяется по всему миру, — говорится в статье ЦТАК.

Ким Чен ЫнКим Чен ЫнAP/TASS

Согласно другой публикации, Трудовая партия Кореи (ТПК) признала, что произошел прорыв в строжайших мерах по предотвращению проникновения в страну коронавируса, которые были введены с 2020 года. На экстренное заседание было собрано Политбюро ЦК ТПК во главе с Ким Чен Ыном. Он устроил подчинённым разнос за проявленную безответственность и некомпетентность, а также потребовал ввести в стране максимально жёсткий режим системы чрезвычайных противоэпидемических мер, направленный на устойчивое сдерживание и контроль распространения коронавирусной инфекции, устранение источников её передачи и скорейшее лечение инфицированных.

В частности, было дано указание всем административно-территориальным единицам уровня городов и уездов ввести режим самоизоляции и блокировать передвижения между отдельными районами, предприятиями и иными объектами хозяйственно-производственной и общественно-социальной деятельности. Параллельно было отдано распоряжение развернуть процесс массового тестирования населения и лечения COVID-19.

До сих пор в КНДР относились к COVID-19 практически как к смертельно опасному заболеванию, косящему почти всех подряд. Ким Чен Ын, похоже, понимая, что может возникнуть паника, подчеркнул, что гораздо большей опасностью, чем сам коронавирус, «является ненаучный страх, нехватка веры и слабая воля».

В целом же по другим признакам можно судить, что в КНДР действительно очень серьезно отнеслись к ситуации. Заседание Политбюро ЦК ТПК состоялось в четверг, 12 мая, и практически сразу в тот же день о содержании введенных мер сообщили официальные СМИ КНДР. Тогда как обычно информация передается на следующий день. Кроме того, сообщения о вспышке коронавирусе появились на первых страницах всех главных газет, а Ким Чен Ын вообще впервые появился на публике в маске, хотя непосредственно на самом совещании выступал без нее.

Объективно ситуация для КНДР действительно складывается непростая. Страна делала ставку на жесточайшую самоизоляцию и закрыла границы раньше всех в мире — еще в январе 2020 года, когда над ней многие другие страны смеялись, а потом сами ввели аналогичные меры. С тех пор, насколько известно, КНДР никого не пускала к себе, включая оставшихся за границей сограждан. Даже выехать из Северной Кореи было серьезной проблемой. До мизерных показателей сократилась торговля с другими странами. Опасаясь COVID-19, власти вводили меры, крайне спорные с научной точки зрения. Так, в стране зимой было запрещено играть в снежки, в пыльные бури велели оставаться дома, а к морю часто запрещали подходить. По мнению чиновников КНДР, коронавирус мог проникнуть со снегом, пылью или даже приплыть по морю из соседних стран. Лишь недавно КНДР стала возобновлять в ограниченном объеме торговлю с Китаем. Да и то поезда или суда с товарами должны отстаиваться неделями, а то и месяцами в ожидании, что COVID-19, который мог быть на импортной продукции, точно погибнет.

На границе ввели жесточайший режим охраны. Если верить некоторым СМИ, было разрешено открывать огонь на поражение по всем, кто пытался пробраться в КНДР, а службу на границе несли не обычные пограничники, а элитные подразделения спецназа. В этой связи неизбежно возникает вопрос, как же при таких мерах COVID-19 умудрился проникнуть в страну? Очевидно, что разгадкой этого ребуса очень активно занимаются власти КНДР.

Другая проблема состоит в том, что система здравоохранения в КНДР находится в удручающем состоянии. Повсеместно наблюдается нехватка даже самых базовых лекарств, но при этом вакцинация в стране не проводилась вообще. Считалось, что «лучшая вакцина — это полная изоляция». Как видно, это не сработало, а 26-миллионное население страны теперь оказалось перед лицом вспышки пандемии. Из-за нехватки медикаментов, отсутствия вакцины и плохого питания смертность среди заболевших в КНДР может быть куда выше, чем в других странах.

Ким Чен ЫнКим Чен ЫнEPA/KCNA/TASS

Ковид ковидом, а ракеты по расписанию

Новое политическое руководство Южной Кореи, несмотря на критическое отношение к КНДР, заявило о принципиальной готовности рассмотреть вопрос оказания Северной Корее гуманитарной помощи, включая поставки вакцин, медицинских препаратов, медикаментов и других необходимых товаров. В самой Южной Корее пик COVID-19 уже прошел, там отменены почти все ограничения, а около 90 процентов населения страны вакцинированы, причем некоторые по три или четыре раза. Ранее Юг закупил вакцин с большим запасом, ее может хватить и для полной вакцинации всех северян. но вопрос, примет ли Пхеньян это предложение.

Эксперты же прогнозируют, что КНДР может уйти в еще более жесткую изоляцию, отменить снова на очень длительный срок любые послабления и отказаться от возобновления торговли с внешним миром. Хотя это грозит спровоцировать проблемы с продовольствием и прочими товарами первой необходимости. Их нехватка и так уже ощущается после двух с половиной лет самоизоляции.

Судя по первым заявлениям, Ким Чен Ын решил не следовать примеру Китая, который ввел жесточайший карантин в некоторых городах, когда людям просто не разрешалось покидать дома, а ограничился прекращением движения между районами, предприятиями. Однако это всё равно приведет к прерыванию цепочек снабжения и поставок, спровоцировав в итоге остановку производства. Со временем возможны значительные проблемы в обеспечении населения продовольствием, — отметил Чон Сон Чжан, директор Центра северокорейских исследований южнокорейского Института имени короля Сечжона.

По мнению эксперта, коронавирус не заставит КНДР отказаться от жесткого подхода. «Как видится, Северная Корея не откажется от намерения жестко отвечать на любое давление нового правительства Южной Кореи во главе с проамерикански настроенным президентом Юн Сок Ёлем. Очень низка вероятность того, что Пхеньян откажется от ядерного взрыва, к которому завершает подготовку, или от запусков баллистических ракет», — прогнозировал Чон Сон Чжан.

Судя по действиям КНДР, слова южнокорейского эксперта оказались пророческими. В день объявления о вспышке коронавируса, 12 мая, в 18:30 вечера по местному времени, с аэродрома Сунан, что в 25 км от Пхеньяна, Северная Корея произвела запуск сразу трех баллистических ракет. Согласно предварительным данным военных Южной Кореи и США, ракеты поднялись на высоту 90 км и пролетели около 360 км, скорость полета составила почти 6 тысяч км/ч. Если верить предварительным оценкам, это были запуски из реактивных систем залпового огня (РСЗО) сверхбольшого калибра KN-25.

В связи с этим было собрано заседание в администрации президента РК во главе с директором Управления государственной безопасности Ким Сон Ханом. Он заявил, что Сеул «решительно осуждает» ракетные запуски Пхеньяна, призвав соседей прекратить нагнетать напряженность. Эти запуски стали уже шестнадцатыми по счету испытаниями баллистических ракет КНДР только в этом году. Предыдущие старты состоялись совсем недавно — 7 мая.