С мая этого года Евгений Баляйкин находится без команды. А с декабря 2017-го — без земли под ногами. Тогда 30-летний игрок потерял свою 25-летнюю жену. После года борьбы Софья умерла от рака. Своей болью он поделился в разговоре со Sports.ru. Прочитав его откровения, News.ru выделил самое главное. Чтобы помнили: перед лицом смерти все равны.

Знакомство

Знакомство Евгения с Софьей относится к марту 2015 года. Тогда Баляйкин переживал не самый лучший период в футбольной карьере — травма, отсутствие команды, расставание с девушкой, с которой он делил дочку. «Я был в депрессии. Апатия. Не понимал, что делать, просто из дома выходить не хотел».

Несмотря на хандру, другу удалось-таки вытащить Евгения в кафе «Траттория». Софья работала в этом заведении менеджером. «Вроде обычная девушка, но весёлая. Я часто стал туда ходить, мы начали общаться, подружились, всё завертелось. Мне с ней было очень легко и спокойно».

Время в основном проводили дома. Каждый такой день превращался в праздник. У Софьи был напряжённый график. О расписании не принадлежащих самим себе футболистов распространяться особо не нужно. «Она постоянно поправляла моё психологическое состояние — своим появлением, своей улыбкой. Софья очень помогла мне на том этапе. Каким-то образом выводила из апатии. Дала мне понять, что не всё так плохо».

Любовь

Когда в Баляйкина поверила «Томь», Софья вызвалась поехать с ним. «Где найдёшь, туда и поедем». В Томске ей было сложно: без подруг и знакомых, без работы. «Она хотела работать, но пугала неизвестность. Мы тогда боролись за выход в премьер-лигу — непонятно было, выйдем или нет, оставят в команде или нет». А на месяц-два устраиваться Софья не видела смысла.

Но она и тут нашла выход — посещала разные курсы, сдружилась с жёнами и подругами других футболистов. «Собирались, ходили куда-то, с детьми сидели, гуляли». Всё чаще разговоры между влюблёнными стали заходить о свадьбе и детях. И, в конце концов, Баляйкин сделал даме сердца предложение.

Рак

О своей болезни Софья узнала накануне свадьбы в ноябре 2016 года. «Я помню, как приехал домой с тренировки, — а там слёзы, истерика». Невеста порывалась отменить церемонию. «Я уезжаю, ты живи дальше, на фига я тебе такая нужна, только жизнь буду портить». Евгений кое-как успокоил её: «Сейчас играем свадьбу, потом лети в Казань, начинай лечение».

В Казани находится один из лучших в стране онкологических центров. Да и болезнь удалось выявить на начальной стадии. «Я правда не думал, что возможен такой исход. На тот момент это выглядело нелогичным. Настолько всё было хорошо, что это не могло так прекратиться».

Свадьбу отыграли в том же ресторане в Томске, в который часто ходили — и вдвоём, и с друзьями. «Кажется, даже было ощущение праздника». Незадолго до этого решили: через всё пройдут вместе ради детей. «Мы их планировали завести максимально быстро после свадьбы». На следующий же день Софья вместе с мамой полетела в Казань.

Лечение

Мама Софьи когда-то тоже перенесла рак. Ей удалили обе груди. На этот шаг Софья не пошла. «В итоге удалили только шишку, которая была в груди». Два курса химиотерапии она выдержала. А затем сдалась. «Она мне говорила: „Ни хрена не помогает. Вообще не помогает. Лучше не становится“».

Евгений отправил супругу на Мальдивы. «Лети, отдохни, только спроси у доктора, можно или нет». Получив добро и рекомендацию сократить время пребывания на солнце, Софья полетела. И это оказалось ошибкой. Вины с себя Баляйкин не снимает:

«Когда человеку что-то надо, бесполезно какие-то доводы приводить — всё равно сделает по-своему. Я не спихиваю ответственность с себя, я виноват, но я поддерживал то, что, как мне тогда казалось, было лучше для нее».

По возвращении удалённая шишка не только появилась вновь, но и начала расти. Пошло воспаление лимфоузлов. Разуверившись в традиционной медицине, Софья начала альтернативное лечение комарами.

«Наверное, это главная моя ошибка — что я не пытался ее переубедить или просто по-грубому взять и отвезти в больницу. Она этим несколько месяцев занималась, на "химию" не пошла».

До сих пор Баляйкин уверен, что если бы Софья прошла курс химиотерапии целиком, то осталась бы жить.

Корея

Футбольная нелёгкая занесла Баляйкина в СКА. Софья отправилась в Хабаровск за мужем. Два месяца она чувствовала себя относительно неплохо. Даже выбиралась на матчи, чтобы поддержать супруга. Но потом здоровье её резко ухудшилось. Как-то Евгений заметил у неё большую опухоль. «У меня такие глаза: „Ты что молчала?“».

Софья во время леченияФото: instagram.com/malenkoe_solnceСофья во время лечения

В онкологическом центре Хабаровска принять такую пациентку отказались. «Ей там сказали: шансов нет, мы не берем таких пациентов». Баляйкин едва сдержался, чтобы не приехать и не перестрелять столь безответственных врачей.

Лечить Софью согласились в Корее. Именно там Евгений узнал страшную правду. Русскоговорящий доктор не стал её скрывать. «Мне сказали: максимум год». Для Софьи составили план лечения, который взбодрил её. «Мне сказали, что шансов нет, а я ей не стал говорить».

Смерть

Баляйкин жил в самолетах, а Софью в Казани окружили теплом и заботой обе матери — её и супруга. О том, как умирала его жена, Евгений не забудет никогда.

«Мне кажется, такое не забывается. Она мало ходила, постоянно на уколах. В последние дни ей было очень плохо, с ней уже было тяжело разговаривать, только переписывались — максимум по паре минут. Она почти всегда спала, редко отвечала. Я писал ей, что скоро приеду, она мне — что ждет».

Последние дни Софья провела в больнице. А Баляйкин только прилетел в Казань на последнюю игру сезона. С утра ему написала тёща: «Женя, выезжай быстро. Можешь не успеть». Евгений сел в такси и, преодолев сопротивление персонала, пробился к супруге.

«Она уже была при смерти и ничего не говорила, просто лежала. Мы отвезли её домой, положили, прошло минут 30−40 — и все. На руках у меня умерла».

Пустота

Первые дни после смерти Софьи Баляйкин провёл как в тумане. В доме суетились люди. Они боялись оставить Евгения одного. «А то неизвестно что. Я, наверно, до сих пор не отошёл. Непонятно, что сделаю со своей жизнью. Не могу осознанные, правильные решения принимать. Не могу строить свою жизнь дальше».

То, что происходит с ним сейчас, Баляйкин характеризует одним словом: «Пустота». Когда собирается на тренировку, рассказывает, будто слышит два голоса: «Один говорит — иди, другой — а на хрена, жизнь кончена, ты тоже, сиди дома. И бывает, что не иду». Или сидит в компании, а на самом деле — в одиночестве. И посреди разговора может истерически засмеяться. «Наверное, со стороны как на дурака смотрели».

Объяснение этому Евгений находит не без труда. «Оно». Это он про ощущение пустоты. «Оно может настигнуть внезапно. А из-за чего оно — по-разному. Потому что её рядом нет. Потому что винишь себя, что мог все исправить». Иной раз хватает и взгляда на продукт, который когда-то вместе покупали. «И всё, клинит».

С декабря прошлого года Баляйкин на свидания не выбирался. Понимает, что надо жить дальше, но никаких отношений не хочет. Общается с девушками, но не более того. «Ничего такого вообще не хочется».

P.S.:

«У меня не хватает слов, чтобы описать всё то, что мой муж делает для меня... Спасибо тебе большое, мой любимый! Я без тебя бы не выдержала всего этого. Ты мой герой!»

Из интервью Софьи Woman's day (2017 год).