В местах лишения свободы стала циркулировать необычная для криминального сообщества бумага. Подписанное некой «массой воров» сообщение, в блатном мире именуемое «прогоном», призывает не понижать в статусе тех заключённых, кого насиловали тюремные активисты в учреждениях ФСИН. Свидетельства о целых конвейерах сексуализированных пыток с помощью посторонних предметов вроде древков от швабр или кипятильников правозащитники из независимого комитета Gulagu.net предавали огласке из целого ряда российских регионов. Гомофобными традициями в тюремной среде России, существующими более века, стали активно пользоваться не только носители блатной культуры, но и администрации СИЗО и колоний, чтобы решать свои текущие бюрократические задачи. Появление же революционного «воровского декрета» грозит ломкой устоявшихся за десятилетия арестантских «скреп».

«Можно только сочувствовать»

Фотокопия «прогона» появилась в разных соцсетях несколько дней назад. В составленном от имени «массы воров» рукописном документе говорится, что люди, которых в результате пыток «насиловали и унижали швабрами и дубинками, не являются униженными». Они, как сказано в обращении, могут оставаться «в массе» заключённых. Таким образом, это воззвание накладывает табу на «автоматический» перевод жертв изнасилований, совершённых в результате пыток, в разряд самой непривилегированной группы неформальной, но существовавшей как минимум с начала XX века тюремной иерархии.

Мы, воры, не говорим вам есть и пить с одной посуды, но и отверженными их делать не надо <...>. Унижать и глумиться над ними — это не людское, ибо по-человечески им можно только сочувствовать, — говорится в обращении.

Его составители призывают относиться к заключённым, прошедшим через пытки изнасилованием, «с пониманием и сочувствием, ибо каждый может попасть в эту ситуацию».

«Воровской декрет»: пытки грозят совершить переворот в тюремных укладахФото: Pravda Komsomolskaya/Russian Look/Global Look Press

О том, что эта бумага циркулирует по местам лишения свободы, NEWS.ru подтвердил основатель независимого комитета против коррупции и пыток Gulagu.net Владимир Осечкин, а также журналистка и член президентского совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Ева Меркачёва.

В тюремной системе России произошли необратимые позитивные изменения — по тюрьмам, колониям и СИЗО в России распространяется бумага, в которой чёрным по белому дословно говорится о том, что никто не должен и не имеет права унижать мучеников, пострадавших от пыток... Что бы все эти оперативники и их негласные агенты — «капо»-разработчики — ни творили в отношении человека, никто и ни при каких обстоятельствах не сможет перевести его в самую низкую категорию в среде заключённых, никто не сможет унизить его. По сути, это революция в тюремной системе.

Владимир Осечкин основатель правозащитного проекта Gulagu.net

По словам Евы Меркачёвой, эту бумагу ей «переслали люди, очень хорошо знакомые с криминальным миром». Журналистка и правозащитница не исключает, что у данного «прогона» есть «большой охват» по колониям и тюрьмам. Тем более что в нынешних условиях ознакомить людей за решёткой с содержимым рукописи можно через адвокатов либо благодаря мобильным телефонам, нелегальный доступ к которым есть у многих заключённых.

Судя по смыслу этой бумаги, она означает, что не нужно относиться уничижающе к тем осуждённым, которые подверглись пыткам и были изнасилованы. Про эту проблему нам говорили раньше те люди, ставшие жертвами подобного насилия. Ведь почему пытки снимали на видео? Видеорегистрация изнасилований нужна администрации и активистам для того, чтобы потом шантажировать показом ролика, после чего человек становится «опущенным» и остаток срока проводит в жутких условиях. В результате жертвы пыток были готовы идти на сделку со следствием или давать деньги, а если они этого не делали, видео демонстрировали другим осуждённым. И даже понимая, что с человеком совершили такое насилие, арестанты его сторонились. Если мы говорим про блатную культуру и воровские понятия, то они очень распространены.

Ева Меркачёва журналистка, член СПЧ и ОНК Москвы

В качестве примера она напомнила, как во время посещения одного из СИЗО правозащитники пообщались с пожилым мужчиной, к которому руководство учреждения подселило представителя низшей тюремной касты. С ним он поел из одной тарелки, оказавшись из-за этого в низшей касте. Этот мужчина, как вспоминает Меркачёва, сам себе постелил матрац на пол в углу камеры и на вопросы, зачем он это сделал, отвечал, что «знает своё место».

«Воровской декрет»: пытки грозят совершить переворот в тюремных укладахФото: Pravda Komsomolskaya/Russian Look/Global Look Press

В тюремной больнице Кировской области на одного из заключённых, которого сокамерник пытался облить мочой, оперативник учреждения составил некую справку. В ней сотрудник написал, что теперь этот человек относится к «касте униженных», вспоминает правозащитница.

Эта справка пошла в колонию, куда его должны были этапировать. В итоге он там не смог попасть в отряд и ночевал на улице. Это просто дикость! А ещё он рассказывал, что после того как эта бумага была подготовлена, сотрудник учреждения зачитал ему лекцию о мужеложстве. Это всё говорит о том, что [администрации некоторых учреждений ФСИН] используют криминальные понятия, пытаясь таким образом управлять некоторыми осуждёнными. Всё это идёт не от криминала, а от администраций отдельных учреждений, — констатирует Меркачёва.

Таким образом, по словам члена СПЧ, «можно расправляться с теми, кто пишет много жалоб, в том числе в ЕСПЧ», а также мстить за отказы подписывать явку с повинной, получить которую от того или иного арестанта попросило администрацию следствие.

Итог переговоров

По данным издания Baza, обращение якобы написали на сходке криминальных лидеров с участием вора в законе Захария Калашова, известного как Шакро Молодой. Не исключено, что составители «прогона» не стали ставить свои личные автографы под ним, опасаясь преследования по ст. 210.1, которая предусматривает наказание за занятие высшего положения в преступной иерархии.

Специалист по истории криминального мира Олег Иванец сомневается в подлинности «прогона». Такие документы, по его словам, являются руководством к действию для криминального мира, но в данном случае таковым обращение станет, если его подлинность подтвердят «не какие-то чиновники или общественники, а именно воры». А тут есть две проблемы.

Первая проблема — в воровском мире, который сейчас разобщён и во многом принял гротескный вид, есть две группы, которые между собой находятся в состоянии лютой ненависти. Так от кого же этот «прогон»? Наличие совместного «заявления» абсурдно. От слова «совсем». И вот тут возникает вторая проблема — в «прогонах» всегда, по крайней мере раньше было так, в заключительной части пишется: «С жиганским приветом к вам...» — и далее перечисление самих воров. С конкретным указанием воров, подписавших прогон... Где это здесь? По крайней мере, в выставленном в «Базе» «прогоне» этого нет... Отсюда и непонятность действий сторонников [воров в законе Тариэла] Ониани или Деда Хасана. Все просто в недоумении будут. На данный момент у меня эта писулька вызывает скепсис — от кого она? <...> Считаю, что если вышеозначенный «прогон» окажется настоящим, то это согласовано с властью. И тогда он пойдёт в массы. Если он окажется настоящим, но не согласован с властью, то через какое-то время мы про него забудем, и он исчезнет. Но лично у меня вообще вызывает большой скепсис его «легитимность». Уж больно он «либерален» для консервативного криминалитета.

Олег Иванец блогер, специалист по истории криминального мира

«Воровской декрет»: пытки грозят совершить переворот в тюремных укладахФото: Viktor Chernov/Russian Look/Global Look Press

Говоря о воровских понятиях и блатной культуре, собеседник NEWS.ru отметил, что они «уже не те, что в эпоху СССР». И это вполне ожидаемо в силу изменения криминалитета за последние десятилетия. Иванец пояснил, что понятия — это не догма, выработанная криминальным миром, а своего рода «итоговый кодекс» переговоров с властью: «Мы вам разрешаем то и то, а в ответ ждём от вас того и того...» Потому блатнаые «законы» и культура всецело зависят от времени и «итогов переговоров».

Красное и чёрное

Так называемая блатная культура окончательно оформилась в СССР к началу 1930-х годов и продолжает существовать по сей день, подразумевая существование в местах лишения свободы соответствующих иерархий. Самой привилегированной и малочисленной их частью являются воры в законе, а на дне находятся так называемые «опущенные». В их число входят гомосексуалы либо мужчины, которые были изнасилованы. По тюремным понятиям они могут выполнять самую грязную работу, вроде уборки территорий или чистки туалетов, должны пользоваться отдельной посудой, питаться и жить отдельно от основной массы заключённых, а если те содержатся с ними в одной камере, то «имеют право» спать на полу.

«Воровской декрет»: пытки грозят совершить переворот в тюремных укладахФото: Pravda Komsomolskaya/Russian Look/Global Look Press

Тюремные касты существовали задолго до появления воров в законе, о чём можно судить по автобиографической книге русского революционера и литератора Александра Воронского «За живой и мёртвой водой». В ней он описывает, как в самом начале XX века, будучи арестованным по политическим мотивам, сидел в знаменитом Владимирском централе, где некоторые заключённые «торговали собой», получая в качестве оплаты не только деньги, но и махорку, чай, сахар. К ним относились «с гадливым презрением».

В виде низшей касты блатного мира «опущенные» оформились в 1940–1950-е годы как результат стремления рецидивистов удержать своё господствующее положение в тюремной иерархии, а также попыток лагерного начальства установить свои порядки в ходе так называемой «сучьей войны» между ворами в законе и уголовниками, допускающими сотрудничество с властями.

«Воровской декрет»: пытки грозят совершить переворот в тюремных укладахФото: Pravda Komsomolskaya/Russian Look/Global Look Press

Несмотря на декларируемую блатным миром радикальную гомофобию, сами «авторитеты» (или активисты в учреждениях, где внутренний распорядок контролирует администрация) могут прибегать к гомосексуальному половому акту для поддержания внутритюремной иерархии: неугодного заключённого «опускают», чтобы закрепить социальные роли «паханов» и «петухов», пишут исследователи. Как отмечают Данил Корецкий и Вадим Тулегенов в книге «Криминальная субкультура и её криминологическое значение», наиболее широкое распространение мужеложства в местах лишения свободы и увеличение количества «опущенных» имело место в 1980-е годы. Это происходило на фоне прекращения использования труда заключённых на хозработах не в колониях, а в сторонних организациях, что лишило возможности пользоваться услугами секс-работниц и заводить знакомства с сотрудницами, работающими на близлежащих стройках.

«Воровской декрет»: пытки грозят совершить переворот в тюремных укладахФото: Pravda Komsomolskaya/Russian Look/Global Look Press

Как рассказывал NEWS.ru Владимир Осечкин, в последнее время в большинстве СИЗО и колоний России выстроена схема управления спецконтингентом под говорящим названием «галоша». Раньше учреждения ФСИН делились на так называемые «чёрные» и «красные». В условно «чёрных» реальная власть над заключёнными и сотрудниками была у воров в законе, в «красных» — у оперативников и активистов из секций дисциплины и порядка. Теперь же, по словам правозащитника, в местах лишения свободы установлены воровские понятия и соответствующая иерархия, но на привилегированных позициях «смотрящих» и «положенцев» оперативники при помощи их агентуры назначают управляемых людей.

Судя по разоблачениям Gulagu.net, к изнасилованиям заключённых в ряде учреждений ФСИН причастны так называемые активисты-разработчики, сотрудничающие с администрациями. В частности, огласке были преданы случаи подобного рода насилия в саратовской ОТБ-1, иркутском СИЗО-1 и других местах лишения свободы. Вывезенные бывшим заключённым Сергеем Савельевым из России, а затем обнародованные видеосвидетельства пыток в Саратове привели к уголовным делам против сотрудников тюремного ведомства, а также к увольнению главы ФСИН Александра Калашникова, который по официальной версии ушёл в отставку по собственному желанию.

Накануне стало известно, что из России вывезли очередной видеоархив на 200 гигабайт с пытками заключённых. Речь идёт о видеозаписях из пенитенциарных заведений Красноярска, Забайкалья и Приморского края.