Споры вокруг хардкорного реслинга не утихают: кто-то считает, что травмы реслеров — постановочные, ведь победитель определяется заранее. Кто-то, наоборот, считает, что он излишне кровав и жесток. Ясно одно — шоу никого не оставляет равнодушным, такое зрелище способно изменить взгляды как зрителей, так и самих участников. Репортаж NEWS.ru — про кровь, любовь и жестокость в мире хардкорного реслинга.

.

«Если мы вываливаемся за ринг и бьемся рядом со зрителем, то сразу возникают эмоции»

Перед выступлением на Кубке короля хардкора за кулисами всегда оживленно — кто-то из реслеров переодевается из тренировочных костюмов в яркое трико, кто-то наносит темный макияж в соответствии с образом, а кто-то разминается. Так или иначе присутствует общее волнение и легкий мандраж.

Независимая федерация реслинга (НФР), которая одна из немногих проводит мероприятия по профессиональному реслингу в России, появилась в 2002 году. Сейчас в нее входят 55 реслеров различных весовых категорий.

Первой, кто соглашается пообщаться, оказывается Рамона. В обычной жизни девушку зовут Алена, она преподает физкультуру. Несколько раз становилась чемпионкой НФР, имеет опыт выступлений в других странах. Как и многие, кто в итоге закрепился в реслинге, влюбилась в него, увидев выступления по телевизору. В ярком бело-голубом переливчатом костюме и таким же ярким голубым макияжем она с улыбкой рассуждает о своем образе:

На ринге я нахожусь в образе гиперболизированной себя. Рамона — это девочка-бунтарка, готовая сносить все и вся. Имя — трибьют группе Ramones, которую я обожала, когда мне было 12 лет. Тогда же я и стала мечтать о реслинге, представляла, как меня будут звать на сцене.

Чемпионка НФР Рамона (Алена)Фото: Артем Соболев/NEWS.ruЧемпионка НФР Рамона (Алена)

Помимо серьезной физической подготовки, реслерам очень важно придумать образ и уметь завлечь зрителя. Кто-то делает ставку на настоящего себя, как, например, Алексей Хитрых или Антон Дерябин в образе «парня от народа», а кто-то, как Товарищ Серп или Константин ЛаПатка, не выступает без маски и предпочитает сохранять анонимность, избегая внимания фанатов вне ринга.

У каждого из реслеров есть своя песня, под которую он эффектно выходит на сцену. Amatory, Slaughter to Prevail, Attila, Rob Zombie — поклонники драйвовой и тяжелой музыки сразу же узнают треки знакомых исполнителей. Как утверждает Рамона, музыку не рекомендуют менять часто, должно пройти минимум полгода или год. Чаще всего зритель узнает персонажа по первым нотам песни, резкая смена не пойдет на пользу. И даже если песню сменить хочется, то она должна сопровождаться и изменениями в образе — допустим, если персонаж был «фейсом» (положительным), он должен стать «хилом» (отрицательным).

Реслинг удивляет зрителей и своей непредсказуемостью. Во время Кубка короля хардкора в поединки вмешивались посторонние люди, а на некоторых матчах на кону стояли титул или маска соперника, а иногда и маска против волос. В последнем поединке победил Константин ЛаПатка, и противника обрили налысо прямо на ринге. Во время разговора чувствуется, что он до сих пор в образе, утверждает, что за долгие годы выступлений реслинг уже неотъемлемая часть его жизни, «в буквальном смысле поглотил его». На вопрос, как определяет для себя реслинг, отвечает коротко:

Для меня реслинг — это жизнь, которую хочется жить из раза в раз. Есть две жизни — обычного человека в России и реслера. Хочется больше жить второй жизнью, она ярче и краше: в ней есть и победы, и саморазрушение, и надежды, и становление. Мы эгоисты, но зрителя мы тоже любим. И мы хотим видеть, что нас любят, рукоплещут. Если я, будучи мразотой, хочу видеть, как меня оскорбляют, я все равно этим подпитываюсь на ринге.

Главное, что выделяют все собеседники при разговоре о реслинге — это его непредсказуемость. И даже если победитель предопределен заранее, в ходе поединка могут случиться различные непредвиденные вещи, которые изменят исход, в том числе травмы, которых в реслинге немало.

Зритель — одна из основных составляющих реслинга. И со зрителем необходимо уметь работать. Как говорит реслер Антон Дерябин, который активно общается с публикой, «способов много и необходимо их все опробовать». Допустим, с человеком можно встретиться глазами, пожать руку или хлопнуть по плечу — он точно не останется равнодушным к такому жесту. И даже к самому черствому скептику, уверяет он, найдется свой подход:

Допустим, если мы вываливаемся за ринг и бьемся рядом со зрителем, то тут сразу возникают эмоции, ведь рядом происходит что-то жесткое. Люди из сухарей превращаются в жестких переживальщиков.

У российских реслеров был опыт выступлений и в других странах. Например, Рамона ездила в Непал, Францию и Индию. Главное отличие там — фанаты. В России, по ее мнению, они больше заточены на жесткую борьбу и агрессивное поведение, а переизбыток хардкора порой делает только хуже — фанаты привыкают к «кнопкам, падениям с третьего каната и крови» и могут начать требовать все больше.

В Индии на первый день шоу пришли около 5000 человек, на второй более 3000. Было невероятно выступать перед таким огромным количеством людей. Реакция была на каждый твой шаг. Во Франции фанаты как дети реагировали на все, что происходит, и переживали. Я была «хилом», скажем так, не самой хорошей женщиной. Дети тянули ко мне руки, я отбивала их ногами. Родители были в шоке — как она такое творит? — рассказывает она.

По контрактам НФР озвучивать сумму за шоу реслеры не могут, но в Европе за выступление участники получали 100 евро, а иногда ездили и чисто за идею — на руки не получали никаких денег, но им оплачивали перелет, проживание и питание. К травмам те реслеры, кто дошел до конца во время обучения (а это обычно 2-3 человека за набор) относятся как к повседневной реальности.

Могу вспомнить две серьезных травмы, — говорит реслер Алексей Чапланов. — В 2019 году выступали в «Лужниках», был бой с Александром, и я неудачно упал на прямую руку, не успел перегруппироваться. Произошло смещение направо в руке, до сих пор стоит пластина. Второй раз бой был тоже с Александром: он положил меня на стол и приземлился мне прямо на голову. Очнулся уже в раздевалке. Бывает, и на тренировках случаются травмы.

Несмотря на то что на ринг оппоненты выходят максимально озлобленные друг на друга, они доверяют друг другу свою жизнь.

«Находясь на ринге, ты не можешь выйти против человека, которому ты не доверяешь, — уверена Рамона. — А кому ты можешь доверить свою жизнь? Только самому близкому человеку, родственнику или другу».

.

«Запах плоти стоял по всему участку»

Чтобы попасть на «Кровь и песок — 5», или Slavonic Ultraviolence, мы приезжаем в поселок Ямкино, а затем еще некоторое время идем от остановки до дачи реслера Алексея Хитрых, который одним из первых в Восточной Европе организовал подобный «турнир смерти». Хардкор-реслинг, или ультравайленс (ультражестокий) явно отличается от классического реслинга — в нем больше крови, используются люминесцентные лампы, битое стекло, деревянные конструкции, ножи, огонь и многое другое. Вместо привычного ринга — арена из песка, окруженная колючей проволокой. Не все реслеры стремятся принять в нем участие, порой по поводу ультравайленс возникают и споры в сообществе: в беседах с реслерами мне удалось узнать, что некоторые участники считают, что зрители будут по большей части ожидать хардкорных матчей и классический реслинг перестанет их удивлять.

Тем временем перед дачей собралась небольшая группа людей. Среди них и преданные фанаты — один из мужчин с гордостью демонстрирует мне футболку, которая пропитана кровью 20 реслеров. Он обнимал каждого после поединка.

Неподалеку стоит популярный комментатор ультражестокого реслинга и игростример Андрей Мас со спутницей. Та сразу предупреждает: «Готовьтесь, будет реально много крови. Для неподготовленных это будет шок. Не подходите близко к рингу, осколки реально везде. В прошлый раз мы ездили, вроде стояли далеко, но осколки все равно долетали».

На ультражестокий реслинг девушка приехала во второй раз, здесь же познакомилась и с Андреем. В первый раз была в шоке, затем, по ее словам, привыкла. И тут же говорит, что реслеры соблюдают определенную технику безопасности. В разговор вступает Андрей и напоминает мне, что это очень важно, так как ребята доверяют друг другу свою жизнь. Притом все должно выглядеть максимально реалистично, а в ультражестоком реслинге и подавно. Затем начинает рассуждать о значении:

Ультражестокий реслинг ультражестокому реслингу рознь. Я комментирую японский реслинг, там это все делается во имя любви и мира. Несмотря на всю жестокость и кровавые тела, порванную кожу, основной призыв — весь негатив должен оставаться на ринге. В Японии к этому всему подходят с точки зрения спорта. В американской школе и в нашей больше идет акцент именно на эмоции, менталитет отчасти совпадает.

Тут же рядом фанат с футболкой в крови реслеров. Он улыбается и громко говорит: «Человечество хочет хлеба и зрелищ. Вот вам зрелища!»

Девушка Андрея продолжает рассуждения о реслинге: «На мой взгляд, это способ выплеснуть негативные эмоции в более безопасное русло. Во времена римских императоров был Колизей, у нас сейчас вот это. Только добровольно».

Другая зрительница по имени Марина вдруг неожиданно говорит: «В крайнем случае, если получите *****, выдыхайте!»

Кажется, это можно сделать девизом по жизни.

В первом поединке участвуют двое — сам организатор Алексей Хитрых в сопровождении своей супруги Микавеллы и Майк Нобл. Уже с первых же секунд вокруг разлетаются осколки от люминесцентной лампы. Кажется, зрители к такому привыкли, потому что никто не стремится отойти от сцены — все с интересом наблюдают. Уже через пять минут оба основных участника истекают кровью и кричат от боли, а Хитрых падает на колючую проволоку. В ход во время битвы идет все — один из участников разбивает другому кирпич о спину. Затем происходит весьма эффектный элемент — Алексей ложится на самодельную кровать из колючей проволоки, в руках он держит лампы. Майк Нобл забирается на забор и оттуда прыгает на него сверху.

Но это не конец первого поединка — во время битвы за рингом Нобл случайно (или это намеренный ход) попадает лампой по Микавелле, за что навлекает на себя весь гнев Хитрых, который в конце концов роняет его на самодельную пластину с торчащими вверх карандашами. Кажется, что-то идет не по плану, потому что в следующую секунду Майк истошно вопит — один из карандашей глубоко впился прямо в ягодицу.

Матч прерывают. Алексей становится победителем. Оба участника, истекающие кровью, обнимаются и улыбаются.

Во время перерыва Хитрых рассуждает о предыдущих «турнирах смерти»:

По жестким эмоциям был самый первый. Мы были первыми, кто провел нечто подобное в России. Я купил самодельный ринг и поставил его на даче. Фидбек был колоссальный, писали американские реслеры, спрашивали, как прошло шоу. Тут не было супергероев, как в обычном реслинге — приехали отмороженные дядьки на дачу, чтобы просто избить друг друга. Сильной кульминацией было то, что парень поджег себе ноги и ринг. Ему делали пересадку кожи, у него были ожоги третьей степени. Тогда я задумался, а тем ли мы занимаемся, потому что запах плоти стоял по всему участку, это было тяжело чисто психологически. Но думаю, что даже самый ярый противник, который убежден, что реслинг — это постанова, изменил бы здесь свое мнение.

В обычной жизни Хитрых работает на раздаче еды, изучает язык программирования и считает реслинг неотъемлемой частью своей жизни.

Алексей ХитрыхФото: Артем Соболев/NEWS.ruАлексей Хитрых


«С одной стороны, возможно, здесь есть глубинное чувство вины. Есть в этом доля ненормального — получать травмы на потеху публике, не получая огромных гонораров. С другой стороны, это прилив эндорфинов, ощущение, близкое к наркотику. Ты получаешь отдачу от зрителей, заряжаешься. Я всегда говорил, что ценность реслинга — это как своеобразная психотерапия. Люди после сложной недели приходят на шоу, чтобы перезагрузиться. Им самим необязательно „купаться в крови“, за них это делаем мы. Они переживают эти эмоции с нами и освобождаются от всего негатива. Это все равно что верующему человеку сходить в церковь и исповедаться — ты возвращаешься с огромным чувством облегчения. Меня в этом плане мотивирует Стив Джобс: он верил в абсурдную идею, над ним смеялись, но он в итоге умер, а его изобретения в виде техники живы. Я бы тоже хотел, чтобы после моей смерти ребятам из России была протоптана дорожка в этом плане в реслинг. Чтобы они могли зарабатывать этим себе на жизнь, ездить выступать в другие страны».

Хитрых вспоминает, что за одним из шоу через дырку в заборе наблюдали соседи и чертыхались. В итоге в следующий раз они пришли уже сами на участок. Краем глаза вдруг замечаю, что у одного из участников шоу на спине написано: «Вы можете любить, вы можете ненавидеть, но вы никогда не забудете» — кажется, это действительно девиз реслинга.

Говоря о матчах, Алексей утверждает, что каждый поединок — это история со своей загвоздкой. Обязательно должна быть причина и предыстория конфликта: почему эти люди столкнулись. Как правило, победитель решается после череды матчей. Хитрых сравнивает это с сериалом — с предвкушением ожидаешь, выйдет ли твой любимый персонаж победителем. Нравятся реслеру конфликтные линии, отчасти построенные и на личной неприязни. Допустим, в промо можно «подергать за ниточки» и указать человеку с образом поднявшегося из трущоб парня на то, что на деле он сам вырос в богатой семье. Здесь, по мнению Хитрых, проявляется и профессионализм — насколько сильно ты сможешь условно «не быть задетым» и продолжить вести матч по правилам и сдерживать себя.

Более того, во время матча реслеры могут наблюдать и за реакцией зрителя и уже, исходя из этого, орудовать в дальнейшем тем или иным предметом. Условно у каждого матча присутствует своя «психология».

Майк НоблФото: Артем Соболев/NEWS.ruМайк Нобл

Майк Нобл же на вопрос, почему ему больше нравится принимать участие в ультражестоком реслинге, отвечает с практической точки зрения:

Я не самый техничный реслер и далеко не самый крутой исполнитель. В обычных матчах мне труднее — ты должен удивлять красивыми приемами, харизмой, зрелищными прыжками. Там я не чувствую себя так уверенно, поэтому мне по душе больше ультравайленс. Это, конечно, больнее и травмоопаснее, но мне нравится. Меня привлекает в нем зрелищность и безумие. Боль я не люблю, не мазохист, но испытываю кайф от самого реслинга и то, что делаю для зрителей нечто классное. Нравится потом пересматривать фрагменты с шоу и думать: «Блин, ни фига, круто я это сделал!»

В обычной жизни парень раньше учился на повара-кондитера и работал в различных заведениях. В свое время профессия нравилась, но затем в ней разочаровался.

«Кровь и песок» тем временем продолжает удивлять зрителей. Вот Андрей Маса выходит на сцену и делает предложение своей спутнице. В завершение она разбивает об его голову лампу. А на поединок с реслером Die Young Санчезом вдруг заявляется аноним, которым оказывается Анджело Моретти. Незадолго до этого он сначала объявил о своем отказе от поединка, и зрительницы в перерыве насмехались над тем, что «пуссибой испугался».

Кульминацией становится битва трех реслеров, среди которых выступает и Товарищ Серп — парень весом почти 180 килограммов, который обычно появляется на сцене исключительно в красном костюме с серпом и такой же маске. На «Кровь и песок» он выходит лишь в штанах. По сюжету выступления пытается выпить свое «любимое пиво» и тут же получает сзади мощный удар от противника, который выбивает у него банку из рук. Победителем турнира в итоге становится сам Серп — весь в крови победоносно держит в руках пояс и уходит за кулисы.

В жизни реслера зовут Александр — работает предпринимателем, сдает торговую площадь с товарищем на двоих. Образ «советского парня» родился, когда он выступал на сцене вместе с другим реслером — Товарищем Молотом. Ребята лазали по эквадорскому сайту и случайно наткнулись на маски с советской символикой. Из этого придумали образ, вдохновившись в том числе американскими и советскими фильмами.

Товарищ Серп считает, что в маске выступать намного лучше — не видно эмоций и боли реслера, неплохо спасает от рассечений и в любом случае делает выступающего симпатичнее или более устрашающим. К тому же Александр нередко помогает в бытовых вещах по реслингу: разбирает ринг или стоит на охране. Фанаты в таком случае помешают выполнять другую работу.

Во время разговора реслер смеется и говорит, что «тысяч 10 он за 12-летнюю карьеру реслера точно заработал». И тут же утверждает, что занимается этим не ради популярности или денег:

Иногда я занимаюсь реслингом уже по привычке. Мне интересны мои пределы, что я могу сделать. Могу ли я перебороть себя, поучаствовать в ультравайленс, с разными реслерами попробовать разные приемы. У нас есть ребята, которые весят 70 кг, я 170. Это уникальный случай, толстым людям тяжело прийти в реслинг. Нужна сильная дыхалка, выносливость — самый короткий матч может длиться четыре минуты, — говорит Александр.

К тому же, по мнению Александра, участие в ультражестоком реслинге вызывает некоторое уважение в сообществе — мол, «ты храбрый и можешь дойти до такого предела».

Тут же рассуждает о доверии в реслинге и говорит о том, что необходимо учиться сложным приемам и акробатике: не туда ударил — и тебя «либо увезли на скорой, либо карандашик в попе остался».

Шоу заканчивается. Преданные фанаты остаются на шашлыки, мы же пешком идем по лесной чаще с обжигающей крапивой. Как выразился Товарищ Серп, «реслинг — это странная, но семья». Над этой фразой думаешь еще долго.

.

«Причинение вреда себе и другим является психологической разгрузкой»

О том, почему люди принимают участие в ультражестоком реслинге, NEWS.ru рассказал Сергей Поздняков, руководитель Центра психологической коррекции заболеваний в клинической больнице МЕДСИ.

— Чаще всего есть две категории людей, которые принимают участие в подобных вещах. Первая категория — те, кому доставляют удовлетворение профессиональные достижения на ринге, а травматизация является следствием и дополнением к работе. Другая группа — это те, кто в молодом возрасте был достаточно слабым, и уход в борьбу является способом самовыражения и доказательства собственной силы.

В определенной мере причинение вреда себе и другим является психологической разгрузкой. Возможно, это определенная категория эмоционально неустойчивых людей, которые для сохранения социальной адаптации в обычной жизни дают выход патологически излишним эмоциям в жестоких драках.

Что касается тех зрителей, которые смотрят на нечто подобное, — агрессия со стороны других может быть для них определенного рода психологической поддержкой. Многие из них, не занимая в социальной ячейке высокого места, пытаются поставить себя на место тех борцов, которые выигрывают и добиваются больших успехов. Есть также те, у которых подобные зрелища вызывают патологический интерес, он эмоциональный и физический. Зрители не обязательно получают положительный эффект от наблюдения за такими действиями, но, конечно, испытывают выплеск адреналина.

Человечество всегда было неравнодушно к состязаниям и боям. В реслинге фанаты влюбляются еще и в образ персонажей. Кто-то болеет за Товарища Серпа и Хелкинга, другой по этому поводу шутит, что ему пора бы сменить свои вкусы. На заявления с отказом участвовать в битве или слишком дерзкие оскорбления оппонентов комментаторы тоже реагируют бурно — для них это действительно как длинный сериал с любимыми героями.