Выходит, последним значимым событием в деятельности певца гедонизма Моргенштерна (Валеева), скрупулёзно отражённым в соцсетях, стало открытие им в присутствии братьев по цеху салона красоты недалеко от здания МИД. Вот только теперь хозяин заведения, названного в честь жены, где-то далеко. То ли в Белоруссии, то ли в Дубае. Его окружение хранит интригующее молчание. Хотя очевидно, что идейный враг разного рода обременительных условностей типа работы и учёбы всерьёз принял обвинения главы СК РФ Александра Бастрыкина в пропаганде, а то и в распространении наркотиков и, подобно многим нашим кадровым оппозиционерам, решил отъехать от России на безопасное расстояние.


В общем-то, банальная история, учитывая, что ещё до выхода на авансцену Бастрыкина концерты рэпера стали дружно отменять по многим городам и весям, апеллируя к протестам возмущённой репертуаром Моргена общественности. Последней жертвой такой кампании стал некий московский клуб, который оказался вынужденным прервать продажу билетов по случаю исчезновения самого певца.

На этом можно было бы поставить многоточие, если бы в информационной повестке, в которой и так в последнее время Моргенштерн занимал исключительное место, не появился бы ещё один сенсационный вброс. Мол, представитель президентской администрации, известный своими связями с музыкальным миром, вступил в контакт с ближним кругом рэпера и якобы обрисовал ему такую альтернативу: либо он сотрудничает с властью в преддверии символического 2024 года, либо по возвращении у него могут быть действительно серьёзные проблемы.

Нетрудно заметить, как этот вброс сразу качественно поднимает статус рэпера-клоуна, превращая его в фигуру, «равную Черчиллю». Выходит, даже в Кремле признают его колоссальное влияние на неокрепшие молодые умы и готовы с ним сотрудничать, серьёзно опасаясь, как бы своих многочисленных поклонников он не повёл бы куда-нибудь не туда. Перефразируя ироничное замечание великого русского адвоката Фёдора Плевако, можно было бы сказать: много бед и испытаний претерпела Россия, но вот от неверной политической ориентации Моргенштерна наверняка рухнула бы.

МоргенштернМоргенштернmorgen_shtern/instagram.com

Конечно, у нас есть категория аналитиков, которые, подобно классическим пикейным жилетам, любое явление, любой вброс или явно инспирированную утечку воспринимают исключительно сквозь призму 2024 года. Только нельзя лишить себя удовольствия спросить: а как верящие в реальность такого торга с Алишером Валеевым представляют себе его сотрудничество с действующей властью? Он что, резко поменяет свой репертуар и призовёт поклонников встать на трудовую вахту к станкам и мартенам?

Призовёт голосовать на следующих выборах за правильную партию? Теоретически такое можно представить, вот только для своих фанов он перестанет существовать, утратив свою ценность и для продюсеров, и для власти. И его в том же TikTok быстро заменят новые вызывающе дерзкие рэперы. Свято место, как известно, пусто не бывает.

Однако в политику Моргена так или иначе втаскивают. Есть даже мнение, что это связано с цикличным провожанием на пенсию Александра Бастрыкина, который, мол, пытается отстрочить свою отставку новыми акциями. Тем более что гедонизм Валеева слабо коррелирует с провозглашёнными духовными скрепами. Конечно, его могли бы привлечь на свою сторону те же политические внесистемщики. Впрочем, на примере того же Шнура стало ясно, что политические фигуры из лидеров музыкальных тусовок лепятся слабо.