16+

Алексей Комиссаров: главное требование времени — думать о людях

Руководитель конкурса «Лидеры России» — о вызовах, стоящих перед современным чиновником
12:36, 08 сентября 2020 1 982
Фото: лидерыроссии.рф

В подмосковной Мастерской управления «Сенеж» завершается суперфинал третьего сезона конкурса управленцев «Лидеры России». Глава конкурса, генеральный директор АНО «Россия — страна возможностей» Алексей Комиссаров рассказал в интервью NEWS.ru о том, какими качествами должен обладать современный руководитель и чем начинающему управленцу могут помочь подобные испытания.


— Алексей Геннадиевич, конкурс «Лидеры России» проводится уже не первый год. Многие его участники получили высокие назначения. На ваш взгляд, оправдала ли себя идея и в каком направлении она будет развиваться?

— Конкурс не стоит на месте и каждый год совершенствуется. По итогам финалов — так повелось с самого старта проекта — мы спрашиваем и самих участников, и экспертов, и членов наблюдательного совета конкурса, и партнёров, и организаторов, чего не хватает, что нужно поменять, добавить, убрать. Что можно сделать по-другому. И мы всякий раз получаем эту обратную связь, за что очень благодарны. В каждом конкурсе появляются нововведения, будут они и в следующем.

В 2020 году новинкой стали треки — специализации «Наука», «Здравоохранение», а также «Финансы и технологии». Сейчас нет никаких сомнений, что это был правильный выбор. Мы откликнулись на запрос целых отраслей, которым нужны не просто управленцы широкого профиля, а профессионалы, знающие все тонкости и проблемы сферы, в которой они работают. И это то, о чём нас просят наши партнёры — и государственные структуры, и частные компании.

Этот сезон оказался ещё и проверкой ценностных ориентиров участников. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Я надеюсь, нам ещё долго не придётся сталкиваться с подобными испытаниями, но то, как проявили себя конкурсанты во время пандемии, лично меня тронуло до глубины души. У нас очень много участников взялись за проекты, которые никак не связаны с оценкой в конкурсе, с прохождением в финал, но которые очень нужны людям. Мне кажется, что это говорит о том, что у нас получилось отобрать тех людей, у которых есть не только амбиции и цели, но и жизненные ценности, а также верные ориентиры.

Что касается следующего года, то здесь аналогично: мы соберём всю информацию об этом сезоне и вынесем вопрос о возможных изменениях на наблюдательный совет конкурса. Точно могу сказать уже сейчас, что будет больше треков, но какие именно — ещё предстоит обсудить.

Напомню, что те же специализации «Здравоохранение» и «Наука» были поддержаны на уровне профильных министерств. Их поддержала вице-премьер Татьяна Голикова, помощник президента Андрей Фурсенко был одним из инициаторов трека «Наука», президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, глава Национальной медицинской палаты, сопредседатель Центрального штаба Общероссийского народного фронта (ОНФ) Леонид Рошаль выступил идеологом специализации «Здравоохранение». А президент, председатель правления ПАО Сбербанк Герман Греф — инициатором трека «Финансы и технологии». Это очень важно, потому что если нет спроса, то нет и смысла предлагать.

— Что касается испытаний, как они отбирались для конкурса? Какие были самыми необычными? И какие специфические испытания у конкурсантов были в этом году?

— Задания, которые мы предлагаем конкурсантам, формируются совместно с ведущими тестологами и экспертами в области оценки в нашей стране. Они каждый год обновляются и оценивают общую эрудицию участника, его управленческие навыки и знания, лидерские качества.
Хочу отметить, что у нас начинают развиваться и собственные методики оценки. Не так давно это направление у нас возглавил победитель конкурса «Лидеры России» 2018–2019 годов Дмитрий Гужеля. Он занимается и совершенствованием конкурсного отбора, и разработкой новой методологии. Причём не только для «Лидеров России», но и для всех проектов платформы «Россия — страна возможностей».

Что касается необычности некоторых испытаний, нам важно понимать, как себя ведёт человек в нестандартной ситуации. Именно поэтому на программе кадрового управленческого резерва Высшей школы государственного управления РАНХиГС, которую я также курирую, кроме теоретических занятий есть такие испытания, о которых много писали в средствах массовой информации. У нас был и каньонинг, были и прыжки со скалы. Но всё это, конечно же, не может заменить основной образовательный процесс. То же самое в отношении «Лидеров России». Это лишь ещё одна возможность немного под другим углом посмотреть на наших участников, но они не являются оценочными мероприятиями, а скорее — командообразующими.

лидерыроссии.рф

Мы бы хотели проводить больше таких испытаний, но не можем ставить участников в неравные условия. Потому что среди них есть люди с ограниченными возможностями здоровья. Задача непростая.

— Насколько успешен управленческий конкурс «Лидеры России»? Много ли назначений по его результатам?

— За три года у нас более 200 значимых назначений. При этом с самого начала не было цели достигнуть здесь каких-либо показателей. Никаких KPI нет и сейчас. Каждый участник понимает, что мы не гарантируем ему новое место работы. Но есть примеры тех, кто уже назначен на серьёзные должности, и назначен уже в этом сезоне ещё до подведения итогов. Думаю, это подталкивает участников к тому, чтобы ярче и оригинальнее выступать на конкурсе, ведь в данном случае всё зависит только от них. Для нас же это лучший показатель того, что мы отбираем действительно хороших специалистов, поэтому они так востребованы.

Но самое ценное всё-таки в другом, и я это говорю абсолютно искренне. Многие участники признавались, что конкурс перевернул их жизнь. Что они стали более активными в благотворительности, стали больше помогать другим людям, думать о том, как сделать жизнь вокруг лучше, как помочь детям стать успешнее. Это невозможно измерить, оценить и представить в цифрах, но это самое ценное.

— Почему вы решили сделать отдельным направление «Политика»?

— Как и в случае со специализациями, мы понимаем, что политику нужны и другие компетенции — шире, чем те, которые оцениваются в основном конкурсе. Здесь фокус делается на умении чётко выражать свою позицию, вести содержательные дискуссии, общаться с людьми.

Полуфиналы конкурса «Лидеры России. Политика» начинаются уже на следующей неделе, 20 сентября. Это отдельное направление, и испытания здесь будут совсем другие. Пока что это эксперимент, мы впервые проводим конкурс. Посмотрим, что из этого получится.

— А можно ли научить быть политиком? И как можно проверить необходимые для этого качества?

— Я думаю, научиться можно всему, если есть желание. Конечно, если вам не дано, вот от слова «совсем», то вряд ли выйдет что-то толковое. Но если у человека есть способности, их нужно развивать. Конкурсы же для того и проводятся, чтобы определить тех, кто способен на большее.

В любой демократической, да и, наверное, вообще в любой системе в конечном итоге политика оценивают люди. В демократической системе это электорат. Все слова и действия на виду. Хочется или не хочется, а политического деятеля будут оценивать и сравнивать, что было и что есть. И всегда будет критика.

Если политик не может доносить свою собственную мысль так, чтобы она была понятна, не может аргументировать свою позицию, убеждать и объяснять, то как он может защищать и отстаивать интересы государства и людей? Никак. Публичный ты или непубличный, если ты этого делать не умеешь, политика — это не твоё.

Конкурс не может заменить выборы, но он помогает попробовать свои силы тем, кто собрался идти по этому пути. Если они успешно пройдут конкурсные испытания и поймут, что им это интересно и у них может неплохо получиться, то самый главный экзамен будет впереди. А он потребует всего, о чём я говорил выше — и аргументации, и дебатов, и своей позиции, и способности её разъяснять и убеждать в верности предложенного решения.

— Чиновник, управленец, каким он должен быть в современной России? И как его образ менялся со временем?

— Мне кажется, что сейчас самый главный запрос на открытость и откровенность, а также честность. Это непросто и требует смелости. Запрос есть, и комфортно тебе или некомфортно, а придётся научиться говорить так, как есть. Иначе нечего ожидать в ответ откровенности и доверия со стороны людей.

Мир в этом смысле очень сильно изменился. Раньше, думаю, проще было спрятаться за стопками бумаг. Сегодняшний мир публичный насквозь. Мы все стали публичными с нашими соцсетями, блогами, Интернетом и прочим. Если политик ставит глухую стену между собой и обществом, то общество само всё найдёт, увидит и расценит. Обе стороны получат полное взаимонепонимание. А исправить ситуацию, когда речь идёт об отношениях хотя бы двух человек, не говоря уже о тысячах и миллионах, крайне сложно, а иногда уже и невозможно.

Поэтому, думаю, для любого политика главное требование диктует само время — коммуницировать с людьми и делать это искренне. Это в интересах самого политика. Логично же — все проблемы, все вопросы, которые нужно решать, проще узнать о тех, кого это непосредственно касается. Выдумками и документированием каким-то якобы своих действий успеха на государственной службе не добиться. Без шансов.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен

Загрузка...
Новости СМИ2