Итоги визита на Ближний Восток президента США Джо Байдена оказались весьма неоднозначны. С одной стороны — подтвержден стратегический союз с Израилем, с которым была подписана так называемая Иерусалимская декларация и восстановлены контакты с руководством Королевства Саудовская Аравия (КСА) в лице наследного принца Мухаммада бин Салмана. Однако это не сняло противоречий между США, Израилем и Саудовской Аравией по ряду существенных внешнеполитических вопросов. Также Байден не смог продвинуться по двум принципиальным для Вашингтона вопросам: увеличение добычи нефти Саудовской Аравией для снижения мировых цен и формирование широкой антииранской коалиции.

Израиль просит силы, Байден протягивает дипломатию

Израилю вряд ли нравится изменение риторики нынешней администрации США по сравнению с позицией Трампа по поводу палестинской проблемы. Так, Байден заявил, что по-прежнему привержен решению израильско-палестинского конфликта на основании создания двух государств в границах 1967 года, что в большей степени соответствует арабской мирной инициативе, нежели плану Трампа.
Но с другой стороны, Байден не смог каким-либо образом расположить к себе палестинцев в ходе посещения Западного берега. В итоге, несмотря на определенные изменения риторики Белого Дома, фактически его подход к проблемам палестинцев не вышел за рамки нарративов, утвержденных в период президентства Трампа.

Фактически все жесты Вашингтона в сторону Палестины также свелись к обещаниям установить в районах палестинской администрации вышки сотовой связи 4G и оказать финансовую помощи системе здравоохранения. Вместо конкретных предложений по поводу того, как палестинцам обрести свое государство в границах палестинских территорий 1967 года, он лишь призвал их к терпению и миру с Израилем.

Президент Палестины Махмуд Аббас и президент США Джо БайденФото: Thaer Ganaim/Keystone Press Agency/Global Look PressПрезидент Палестины Махмуд Аббас и президент США Джо Байден

Вместе с тем спорные аспекты в отношениях США и Израиля рельефно проявились в обсуждениях по поводу отношения к Ирану и его ядерной программе, а также возможного «плана Б», если Тегеран вплотную приблизится к созданию ядерного оружия.

В частности, израильский премьер-министр Йаир Лапид призвал американского президента проявить жесткость в отношении к Исламской Республике и быть готовым к силовым действиям против нее.

Вы много раз говорили, господин президент, что большие страны не блефуют. Я полностью согласен. Это должен быть не блеф, а реальная вещь. Иранский режим должен знать, что, если он продолжит обманывать мир, он заплатит высокую цену. Слова их не остановят, господин президент. Дипломатия их не остановит. Единственное, что остановит Иран, — это знание того, что, если они продолжат развивать свою ядерную программу, свободный мир применит силу. Единственный способ остановить их — выложить на стол реальную военную угрозу, — заявил глава израильского кабинета.

Байден, по сути, отверг подобную конфронтационную линию, предлагаемую Лапидом, в свою очередь отметив:

Я по-прежнему считаю, что дипломатия — лучший способ добиться этого результата.

В то же время американский лидер не исключил силового давления на Иран плюс на его региональных союзников и на прокси-силы.

Мы продолжим работать с Израилем, чтобы противостоять другим угрозам со стороны Ирана во всем регионе, включая его поддержку терроризма и продолжающуюся программу создания баллистических ракет, а также распространение оружия среди террористов и их марионеток, таких как «Хезболла», — подчеркнул Байден.

Обвиняя друг друга, они вели переговоры

Однако наиболее яркие события ближневосточного турне Байдена произошли в саудовской Джидде, где американский лидер принял участие в заседании совета глав государств Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива а также Египта, Ирака и Иордании (ССАГПЗ+3).

Президент США Джо Байден принимает участие в рабочей встрече с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом ибн Салманом Аль Саудом во дворце Аль-Салам в Джидде, Саудовская АравияФото: Saudi Press Agency/XinHua/Global Look PressПрезидент США Джо Байден принимает участие в рабочей встрече с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом ибн Салманом Аль Саудом во дворце Аль-Салам в Джидде, Саудовская Аравия

Здесь также оказавшийся меж двух огней Байден смог максимально испортить весь фон своей поездки. Его избиратели остались крайне недовольны «теплым» взаимным приветствием между Байденом и наследным принцем Мухаммадом бин Салманом, которого американский президент ранее пытался объявить «изгоем» за якобы его роль в убийстве саудовского журналиста Джемаля Хашогги. Это «теплое» приветствие заключалось во взаимных улыбках и хлопком кулака в кулак, которое заменило рукопожатие во время пандемии.

Вероятно, пытаясь сгладить впечатление от столь дружественной встречи с саудовским кронпринцем, Байден, как представляется, уже перешел черту в ходе обмена мнениями с Мухаммадом бин Салманом. Он не просто напомнил тому о его роли в убийстве Хашогги, но и сам рассказал об этом журналистам.

Байден сообщил, что упомянул об убийстве Хашогги в начале встречи с бин Салманом.

Я прямо заявил, что молчание американского президента по вопросу о правах человека несовместимо с тем, кто мы и кто я. Я всегда буду отстаивать наши ценности. По сути, он (Бин Салман. — NEWS.ru) сказал, что не несет личной ответственности за это. Я сказал, что думаю, что это был он, — так Байден рассказал журналистам в Джидде о беседе с наследным принцем.

Как стало известно, кронпринц не остался в долгу и парировал обвинения со стороны Байдена собственными оценками роли США в регионе.

В частности, отмечает американский телеканал CNN, бин Салман в ответ упомянул о смерти палестинско-американской журналистки Ширин Абу Акле, убитой израильским снайпером, и об издевательствах и пытках, совершенных американскими военными в тюрьме Абу-Грейб во время американской оккупации Ирака. Говоря об Абу-Грейбе, бин Салман, видимо, намекнул, что коль скоро руководство КСА ответственно за убийство Хашогги, даже если Эр-Рияд начал расследование подобных инцидентов и наказал виновных, то и в преступлениях американцев в Ираке должны быть прямо обвинены руководители США и иные причастные к этой военной кампании лица на самом высоком уровне, а не просто исполнители.

Наследный принц довольно четко ответил на замечания президента Байдена о Хашогги, — сказал министр иностранных дел КСА принц Фейсал бин Фархан . — Это проблемы, ошибки, которые случаются в любой стране, включая США. Наследный принц указал, что Соединенные Штаты допускали свои собственные ошибки и предпринимали необходимые действия, чтобы привлечь виновных к ответственности и исправить эти ошибки так же, как это сделало королевство.

Мы об этом и говорить не хотим

Дальнейшие действия Байдена в рамках его обращения к главам государств ССАГПЗ+3 также вряд ли способствовали налаживанию доверительных контактов с региональными лидерами.

Так, Байден «страстно говорил о поддержке демократии, которой катастрофически не хватает в регионе» и которая отсутствует в большинстве стран, с лидерами которых американский президент встречался в Джидде. Семь из девяти арабских стран, которые принимали участие в саммите ССАГПЗ+3, управляются королями, эмирами, принцами и султанами, большинство из которых представляют абсолютистскую монархию. Это Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Катар, Кувейт, Оман, Иордания. К демократическим институтам Египта также есть определенные вопросы, и муссирование этой темы американским лидером могло скорее насторожить глав ближневосточных государств и заставить их задуматься над теми практическими шагами, которые США могут предпринять для «торжества демократии» в регионе. Каждому ведь памятен пример демократизации Ирака, наиболее соответствующей американским критериям демократии страны из списка участников саммита.

Король Иордании Абдалла II и президент США Джо Байден принимают участие в двусторонней встрече в отеле в городе Джидда на побережье Красного моря в Саудовской АравииФото: The Royal Hashemite Court/Keystone Press Agency/Global Look PressКороль Иордании Абдалла II и президент США Джо Байден принимают участие в двусторонней встрече в отеле в городе Джидда на побережье Красного моря в Саудовской Аравии

На этом фоне, конечно, вряд ли можно было ожидать и быстрого согласия стран региона на другие американские инициативы, в частности, касающиеся создание антииранского военного альянса ближневосточных государств с включением туда Израиля.

Например, Саудовская Аравия, без которой подобный блок лишен смысла, отказалась рассматривать данную инициативу по существу еще перед визитом, и, вероятно, этот вопрос поэтому в Джидде и не обсуждался, хотя Байден говорил на эту тему в Израиле. А министр иностранных дел Саудовской Аравии Фейсал бен Фархан сообщил по итогам визита Байдена, что ему неизвестно о каких-либо обсуждениях оборонительного альянса между Израилем и странами Персидского залива и что королевство не участвует в таких переговорах.

Глава МИД КСА также заявил журналистам после американо-арабского саммита, что решение Эр-Рияда открыть свое воздушное пространство для всех авиаперевозчиков не имеет ничего общего с установлением дипломатических отношений с Израилем и не является предвестником дальнейших шагов по нормализации отношений между двумя странами.

Никаких переговоров о военном или техническом сотрудничестве с Израилем <...> ни во время саммита, ни до него не было, — заявил на пресс-конференции принц Фейсал бин Фархан.

Наконец, не произошло каких-либо значимых подвижек в вопросе увеличения Саудовской Аравией добычи и экспорта нефти. Мухаммад Бин Салман лишь заявил на открытии саммита глав государств Персидского залива и США, что Саудовская Аравия может нарастить нефтедобычу до 13 млн баррелей, после чего возможности страны увеличивать производство углеводородов окажутся исчерпаны. Речь шла об уже озвученных планах королевства, касающихся увеличения объемов нефтедобычи к 2027 году, но это никак не касается нынешних запросов США и скорее указывает на обратное: у королевства нет свободных ресурсов для значительного увеличения добычи в ближайшее время. Пока речь может идти только о готовности ОПЕК+ выполнять ранее достигнутые договоренности по поводу 648 тыс. баррелей в сутки в июле и августе вместо 400 тыс. баррелей, которые страны планировали добавить изначально. Здесь речь идет скорее о смещении сроков по увеличению нефтедобычи, нежели о ее объемах, так как последние были в том числе согласованы с Россией и учитывают ее интересы.

В любом случае подобный шаг может лишь рассматриваться в качестве имитации результата, так как не приведет к значимым последствиям для рынка нефти.

В целом визит Байдена пока что может считаться в большей степени «дежурным», если не «имитационным». С другой стороны, его также нельзя недооценивать. Есть вероятность, что американские внешнеполитические советники используют эту поездку как окно для того, чтобы начать более активно закидывать государства ССАГПЗ, и прежде всего Эр-Рияд, различными предложениями и инициативами. Но и здесь какого-то значимого разворота Саудовской Аравии не предвидится, это могут быть лишь незначительные корректировки.

Президент США Джо Байден в турне по Ближнему ВостокуФото: Saudi Press Agency/Keystone Press Agency/Global Look PressПрезидент США Джо Байден в турне по Ближнему Востоку

Это же касается и российской темы, которая прозвучала на саммите ССАГПЗ с США лишь в увязке с КНР, которой, как и России, по словам Байдена, США не даст занять освободившееся место на Ближнем Востоке, потому что Вашингтон уходить из региона не намерен.

Уровень же возможных компромиссов можно наблюдать из переговоров США и ОАЭ по поводу ограничений в отношении российских граждан в Абу-Даби, попавших в санкционные списки. Пока что Эмираты дают весьма уклончивые ответы, общий смысл которых — что не стоит распространять эти санкции на всех российских граждан, которые решили переместить свои капиталы и бизнес в ОАЭ, и что Эмираты против «наказания непричастных».