В Иране всё больше множатся слухи, будто экс-президент республики Махмуд Ахмадинежад намерен вернуться в большую политику. Как сообщают арабоязычные СМИ, его недавнее письмо главе судебной власти страны Али Акбару Джаванфекеру демонстрирует, что Ахмадинежад планирует баллотироваться на следующих президентских выборах. Впрочем, как считают опрошенные News.ru эксперты, потенциальная победа бывшего лидера принесёт государству больше вреда, чем пользы.

Ахмадинежад и его соратники в течение многих лет неоднократно заявляли, что они отделяют себя от фундаменталистов и считают, что политический прогресс невозможен без них. Однако до прошлых выборов главы государства экс-президент не был допущен. Теперь же, на фоне очередного кризиса, вызванного выходом США из так называемой ядерной сделки (СВПД — Совместный всеобъемлющий план действий, предполагавший поэтапное снятие санкций с Тегерана в обмен на сворачивание иранской ядерной программы), бывший глава государства вновь решил заявить о себе. Каковы его шансы?

К концу президентского срока (в 2013 году) у Ахмадинежада был серьёзный конфликт с иранским духовным лидером, напомнил в разговоре с News.ru эксперт Российского совета по международным делам Никита Смагин, находящийся сейчас в Иране.

После завершения президентства Ахмадинежад был фактически лишён возможности вести публичную деятельность. Но два года назад он начал активно включаться в политическую повестку. На президентские выборы его не допустили, однако он вновь заявил о себе. Сейчас он остаётся крайне непопулярной фигурой в Иране, но у него есть определённая поддержка — я бы оценил её примерно в 15% населения. Потенциально он способен эту поддержку увеличить: на фоне экономических проблем в стране его популизм может быть востребован. Тем не менее вряд ли его поддержит большая часть населения страны. Свои 15% он может нарастить до, например, 30%, но это будет зависеть от ситуации в республике. Результаты же его собственного правления сделали его фигуру крайне непопулярной. Перспективы у него есть. Но они вовсе не такие радужные, как лет 15 назад, когда он лишь начинал карьеру.

Никита Смагин эксперт Российского совета по международным делам

С тем, что возвращение Ахмадинежада не принесёт пользы Ирану, согласен и ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Станислав Иванов.

Это будет шаг назад. Возможно, это вызвано санкциями США, протестными настроениями, которые надо подавить. Но приход Ахмадинежада к власти едва ли будет полезен. Экстремисты вроде него больший урон наносят не США, не Израилю, а именно иранскому народу. И его возвращение затормозит в первую очередь экономическое развитие Ирана. Но не думаю, что он придёт к власти, потому что даже при режиме иранских аятолл есть понимание, что необходимо сохранить «форточку» или окно сотрудничества с Западом. И нынешний президент Хасан Рухани в этом плане для них предпочтительнее. Мы помним стихийные волнения конца 2017-го — начала 2018-го, когда звучали лозунги вроде «Хватит помогать Сирии — помогайте нам!». Те $10 млрд в год, которые тратятся на содержание семьи Асада (Башар Асад, президент Сирии. — News.ru), на шиитских наёмников, — иранцы от этого устали, они бы хотели получить эти деньги на развитие своей экономики. Сейчас идёт вторая волна протестов — из-за увеличения цен на бензин. То есть протестная волна среди иранцев растёт. И иранские аятоллы, при всём их фундаментализме и некоторой зашоренности, начинают понимать: чтобы удержать власть, нужно поменьше давать Асаду, а побольше — своим. И если с США не получилось наладить отношения, то можно сохранить их хотя бы с Европой.

Станислав Иванов ведущий научный сотрудник Института Востоковедения РАН