Следственный комитет Московской области завершил расследование уголовного дела в отношении директора реабилитационного центра, в котором лечился актёр Дмитрий Марьянов. Вечером 15 октября 2017 года артист скончался от обильной кровопотери по пути из наркологического центра «Феникс» в Лобненскую горбольницу.

Смерти артиста можно было избежать, считает следствие. Дело в том, что Марьянов ещё с утра 15 октября 2017 года неоднократно жаловался персоналу санатория на боли в ноге. Но те сочли жалобы за обычную попытку зависимого пациента покинуть заведение и не придали словам артиста должного значения.

Эксперт заключил, что причина смерти Дмитрия Марьянова кроется в тромбофлебите глубоких вен левой голени, тромбоэмболии нижней полой вены, разрыве стенки левой общей подвздошной вены, что вызвало обильную кровопотерю.

Врач-флеболог Сергей Дробязго считает, что разрыв подвздошной вены действительно мог произойти у человека, которому ранее устанавливали так называемый кава-фильтр — своеобразный барьер, который не даёт оторвавшимся тромбам попасть в сердце или лёгкие.

Сергей Дробязго, врач-флеболог

У человека произошёл глубокий тромбоз на ноге, тромбы начали отрываться, чтобы спасти, ему поставили кава-фильтр. Но, вероятно, или в момент установки, или в момент его удаления, а они удаляются через какое-то время, произошёл разрыв вот этой подвздошной вены в тазу. В результате чего и случилось кровотечение.

Врач также отмечает, что причины смерти по-прежнему непонятны, так как сама по себе подвздошная вена разорваться не может. По данным телеканала РЕН ТВ, Марьянову действительно ставили кава-фильтр, но примерно за год до смерти. Другой эксперт, хирург-флеболог Олег Иванов также исключает разрыв подвздошной вены при таких обстоятельствах.

Олег Иванов, хирург-флеболог

Если он всё-таки умер от кровопотери, то разорваться там могла только аневризма брюшной аорты, вены тут ни при чём. А если он умер от тромбоэмболии подвздошной вены, то это другое дело. Но в венах случаются только тромбозы, не разрывы — они там никак не могут случиться ввиду небольшого венозного давления.

Так или иначе, но Следственный комитет предъявил обвинение директору реабилитационного центра Оксане Богдановой по признакам оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности, и оставлению в опасности (п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ, ст. 125 УК РФ).

Располагая сведениями о наличии у Марьянова серьёзного заболевания и об отсутствии в центре медицинского персонала для оказания соответствующей помощи, а также зная об отсутствии у актёра средств связи для самостоятельного обращения в больницу, директор центра осознавала, что он находится в опасном для его жизни и здоровья состоянии. Тем не менее обвиняемая воспрепятствовала направлению актёра для оказания медицинской помощи и доставлению его в больницу. Она запретила вызывать скорую помощь, намереваясь продолжить социальную адаптацию актёра в стенах своего центра, — говорится в пресс-релизе ведомства.

По данным следствия, персонал «Феникса» колол умирающему Марьянову галоперидол и феназепам по приказу директора. Происхождение и срок годности препаратов не установлены, а заведение не имеет прав на оказание медицинских услуг, как и врачей в своём штате. По делу допрошено более 50 свидетелей, проведено более 10 выемок и обысков, шесть экспертиз, в том числе две комплексные комиссионные судебно-медицинские экспертизы, заключения которых и легли в основу обвинения. Оксана Богданова свою вину не признаёт, а материалы дела тем временем отправлены в прокуратуру, откуда будут переданы в суд в случае утверждения обвинительного заключения.