Вот уже две недели Венгрия остается «главным человеком Европы». Все дипломатические маневры внутри ЕС сосредоточены вокруг свежепереизбранного венгерского премьера Виктора Орбана, который упорно блокирует шестой пакет санкций против РФ, который, среди прочего, предполагает полное эмбарго на покупку российской нефти. В начале этой недели из-за позиции Будапешта провалилась очередная попытка европейцев достичь консенсуса по шестому пакету. А в среду, 18 мая, Еврокомиссия представила свой план REPowerEU (что-то вроде «перезарядки ЕС»), в котором прописаны пути снижения зависимости от углеводородов. Как пишет Politico, в Брюсселе надеются, что предложенные механизмы успокоят венгров и помогут сломить их сопротивление. Однако пока Будапешт только повышает ставки в торгах с ЕС. NEWS.ru выяснял, чего же на самом деле добивается Орбан? 

Будапешт повышает ставки

Премьер-министр Венгрии Орбан стоит на пути безуспешных попыток дипломатов и чиновников в Брюсселе добиться сделки со всеми 27 странами ЕС. Не исключено, что пройдет еще по меньшей мере две недели, пока Евросоюз в конце концов согласует шестой пакет санкций. И это в лучшем случае, — пишет Politico.

В следующий раз лидеры ЕС соберутся на внеплановый саммит 30–31 мая. Но что принципиально изменится к этому времени — неясно. В Будапеште уверяют, что в его отказе поддержать санкции против Москвы нет никакой политики, одна сплошная экономика. Сам Орбан заявил в этот понедельник, что он лично не верит в эффективность санкционных мер, но готов не блокировать их «в интересах европейской безопасности». При этом у него есть условие: эти меры «не должны угрожать энергетической безопасности Венгрии». В тот же день глава МИД республики Петер Сийярто шокировал европейскую общественность новым ультиматумом. Еще недавно Будапешт требовал от ЕС помощи в размере €750 млн на адаптацию своей трубопроводной инфраструктуры и нефтеперерабатывающих заводов, заточенных сейчас под углеводороды из РФ. Теперь в венгерском кабмине пересчитали смету и выставили Брюсселю обновленный астрономический счет — в €15–18 млрд.

Если вы задираете планку так высоко, то где же золотая середина? Мы все хотим найти решение, которое удовлетворило бы озабоченности Венгрии. Но о таких суммах не может быть и речи, — заявил европейскому изданию Politico дипломат в Брюсселе на анонимных условиях.

Еще один его коллега назвал требования венгров «аморальными». Сама Венгрия подобные инсинуации отвергает. Страна зависит от российского природного газа на 85% и от российской нефти — на 60%. При этом она не имеет выхода к морю и качает нефть исключительно по трубам. Премьер Орбан заявил, что республике потребуется не меньше пяти лет, чтобы приспособить нефтеперерабатывающие заводы и другую инфраструктуру на переработку сырья от альтернативных поставщиков. При этом цены на энергоносители неизбежно подскочат, а в стране и так высокая безработица.

Гуляш по-венгерски: чего добивается ОрбанФото: Nikolay Gyngazov/Global Look Press

Правда, ЕС готов был сделать поблажку для некоторых государств, которые с самого начала требовали исключить пункт о нефти из шестого пакета санкций. В частности, предлагалось разрешить Венгрии и Словакии продолжить импорт российской нефти до конца 2024 года, а Чехии — до июня 2024-го. Венгров такой переходный период не устраивает. По словам Сиярто, в последние годы Венгрия и так «много сделала для диверсификации энергоснабжения».

Наша система природного газа подключена к шести из семи соседних стран. Сырая нефть может поступать к нам как из Украины, так и по Адриатическому трубопроводу из Хорватии. А наша система электроснабжения скоро будет подключена ко всем семи нашим соседям. У нас заключен долгосрочный контракт на поставку газа не только с Россией, но и с Shell, — цитирует Сийярто венгерская газета Magyar Nemzet. — Мы не желаем рисковать своей энергобезопасностью из-за вооруженного конфликта на Украине и делаем все возможное, чтобы венгерский народ не заплатил за нее цену.

По словам главы МИД Венгрии, страна также продолжает контакты с Росатомом насчет строительства новых блоков своей единственной АЭС «Пакш» — благо, ЕС не запрещает использование ядерной энергии в мирных целях. Хотя тут среди европейцев нет согласия — к примеру, немцы, в отличие от французов, больше не считают атомную энергетику зеленой и закрывают последние станции.

Проект АЭС «Пакш»Фото: ase-ec.ruПроект АЭС «Пакш»

Орбан et orbi

Как бы то ни было, уговорить Орбана пока не удалось. Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен лично летала в Будапешт на переговоры с венгерским премьером тет-а-тет, но они не принесли плодов.

Считается, что Орбан предпочитает обсуждать чувствительные вопросы с другими политическими лидерами, а не с чиновниками и официальными лицами из Брюсселя, — признают источники в Брюсселе.

При этом есть мнение, что премьер Венгрии не просто хочет добиться высоких компенсационных выплат, но ведет более тонкую игру. Во-первых, венгерский лидер, недавно переизбранный на пятый срок, не желает портить отношения с Москвой, в лице которой находит одного из немногих и влиятельных союзников.

Орбан испытывает глубокое недоверие к европейской идее и не хочет терять Москву в качестве форпоста в противостоянии Брюсселю, — отмечает немецкое деловое издание Handelsblatt.

Во-вторых, Орбан заходит с нефтяных козырей, чтобы выйти из-под политического прессинга ЕС. Консервативное правительство Венгрии, как и Польши, находится в остром конфликте с Брюсселем, критикующим Будапешт и Варшаву за несоблюдение демократических свобод. Осенью 2020 года венгры вместе с поляками заблокировали семилетний бюджет ЕС объемом €1,7 трлн. Это был ответ на угрозу ЕС заморозить выделение помощи государствам-членам, нарушающим принципы верховенства закона. А не далее как в апреле агентство Reuters узнало о планах Еврокомиссии  запустить дисциплинарную проверку в отношении Будапешта.

Чиновники и дипломаты ЕС подозревают, что нынешняя тактика проволочек Орбана направлена на то, чтобы заставить Еврокомиссию отказаться от сокращения финансирования Венгрии, — заключает Politico.

Требование республики дать ей больше времени и денег на адаптацию своей энергосистемы лишь предлог, уверены эксперты издания.