Решение Вашингтона возобновить антииранские санкции спровоцировало напряжённость в отношениях между Ираном и Ираком. Тегеран обвиняет Багдад в предательстве, визит иракского премьера в Иран отменён. Страна зависит от США в финансовом и военном плане и предпочитает не ссорится с Вашингтоном, иранский режим, задействовав собственные рычаги влияния, вынуждает Багдад смягчить свою позицию и отказаться лишь от долларовых транзакций. Но стремление сторон публично сгладить острые углы мотивируется изменениями в составе правительства и упирается в протесты в южной провинции Басра, населённой преимущественно шиитами. Население митингует из-за энергетического кризиса и роста безработицы, однако слышны резкие антииранские лозунги, поскольку сложившаяся ситуация возникла во многом из-за очередного торга Тегерана с Вашингтоном на иракской территории.


В правительстве Ирака  опровергают сообщения о планах премьер-министра Хайдера аль-Абади посетить Иран. 13 августа глава правительства изменил свою позицию в отношении антииранских санкций, отметив, что страна всё-таки не будет присоединяться к ограничениям, лишь «откажется от использования долларов в транзакциях». 14 августа государства сгладили возникшие разногласия и официально подписали соглашение о приграничном сотрудничестве, однако большой вопрос, насколько такая демонстративная мера реально снимет напряжённость. Действующий премьер-министр столкнулся с резкой критикой после того, как 7 августа заявил, что Ирак выступает против санкций США в отношении Ирана, но будет их соблюдать для защиты собственных интересов. «Некоторые люди пытаются давить на нас, ставя интересы банд выше интересов иракского народа. Это невозможно», — цитирует многозначительные слова иракского премьера издание This is Money. Позже канцелярия главы правительства подтвердила, что страна не будет нарушать антииранские санкции и что позиция «проистекает из общих интересов Ирака и не была стремительной или поспешной».

Багдад, ИракGlobal Look Press/dpa/Oliver Weiken

Багдад, Ирак

Позиция Багдада вызвала негативную волну как в Тегеране, так и в самом Ираке со стороны проиранских фракций ополчения. «Это неуважительное отношение к крови иранских мучеников, пролитой для защиты иракской земли», — оценил отказ Ирака от долларовых расчётов с Исламской Республикой официальный представитель аятоллы Али Хаменеи Мохтаба аль-Хусейн. Член иранского парламента Махмуд Садеги заявил, что Ираку придётся выплатить $1,1 млрд в виде компенсаций за нанесённый ущерб в ирано-иракской войне 1980−88 годов. Иран ранее не требовал военных компенсаций, поскольку он учитывал сложную ситуацию в Ираке: «Вместо того, чтобы выплачивать компенсацию, премьер-министр Ирака поддерживает санкции США против Тегерана». Садеги поддержала иранский вице-президент Масумех Эбтекар, прибавившая к компенсации за ирано-иракскую войну ущерб от терроризма. Общая сумма, в которую иранские политики оценили моральный и материальный ущерб со стороны Багдада, — около $6 млрд.

Пресс-секретарь иракской шиитской группировки «Харакат Хезболла аль-Нуджаба», поддерживаемой КСИР, Сейед Хашем Мусави задал риторический вопрос: «С каких пор иракская нация стала частью проекта санкции других народов?». Другая проиранская шиитская группа «Асаиб аль-Хак» в своём заявлении отметила, что «позиция не является обязательной для следующего правительства, которое, как мы надеемся, основывается на иракских интересах и будет учитывать суверенитет Ирака, а не будет частью администрации Трампа в его безрассудной политике в отношении региона и мира».

МИД Ирака попытался сгладить реакцию и 8 августа выступил с критикой санкций США, выразил благодарность Ирану за поддержку Ирака в борьбе с «Исламским государством» (запрещено в РФ). Офис Абади также объявил, что премьер скоро посетит Иран и Турцию, чтобы обсудить региональные проблемы с соседними странами. 14 августа Хайдер аль-Абади прибыл в Анкару, визит в Тегеран был отменён — формально из-за напряжённого графика и «отсутствия подготовки». В арабской прессе есть две версии: первая — Абади не захотел посещать ИРИ, «хотя иранские власти настаивали на его визите без предварительной подготовки», вторая — поездку отменили иранцы, недовольные заявлениями премьера.

Боец шиитской милицииGlobal Look Press/dpa/Oliver Weiken

Боец шиитской милиции

Правительство Ирака сейчас находится в стадии формирования после завершившегося недавно пересчёта голосов прошедших в мае парламентских выборов. Продолжающиеся протесты в Ираке минимизировали шансы аль-Абади сохранить в новом правительстве премьерскую должность, напряжённость в отношениях с Ираном сделала их практически невозможными. При этом ещё до возобновления санкций США было понятно, что Иран будет пытаться привести на пост премьера свою креатуру или союзника из коалиции «Завоевание» («Фатх») или партии «Призыв» («Даава»), чтобы помешать Ираку сблизиться с суннитскими монархиями Персидского залива. Кроме того, Тегеран, по-видимому, намерен использовать слабую сторону односторонних санкций и смягчить их негативный эффект давлением на южную провинцию Басра, протесты в которой негативно отражаются на общей политической ситуации в стране. Слабо развитый в экономическом плане регион ориентирован на импорт электроэнергии из Ирана, поэтому решение иранских властей ограничить экспорт электроэнергии после возобновления американских санкций привело к её дефициту и перебоям с питьевой водой. Арабские эксперты сходятся во мнении, что Иран намеренно создал такую ситуацию в Басре, где работают нефтяные компании, чтобы добиться смягчения санкций. 

Иранист Юрий Лямин полагает, что озвученный главой иракского правительства отказ от долларовых расчётов с Ираном всё-таки не окажет существенного влияния на отношения двух стран: «Это может несколько затруднить торговлю, но проблемы с проведением банковских платежей с Ираном из-за опасения попасть под американские санкции у Багдада уже были, и здесь для них нет ничего удивительного. Ранее при расчётах Тегеран и Багдад и так зачастую использовали евро и золото». После того, как в Багдаде заявили о «вынужденной поддержке» американских санкций, Иран задействовал собственные рычаги влияния в Ираке, вынудив руководство этой страны изменить позицию, полагает Лямин. «Проиранские политические партии и шиитское ополчение являются в Ираке весьма влиятельными силами».

Иран имеет большое влияние на ситуацию в Ираке и при желании может давить на Багдад, отмечает News.ru программный координатор Российского совета по международным делам Руслан Мамедов: «Вряд ли Тегеран окажет на Багдад военное давление, но Иран определённо сохранит влияние в формирующимся правительстве. Во внутренней политике с Тегераном традиционно связывают такие политические силы, как коалиции «Завоевание» («Фатх») и «Правовое государство» («Даулят аль-Канун»)». По мнению эксперта, аль-Абади новыми заявлениями лишь усугубляет и без того напряжённые отношения с Ираном, с другой стороны, Ираку не нужна ссора с США. В Ираке прекрасно помнят те времена, когда страна сама находилась под санкциями и не хотят их возврата. Иракская экономика нуждается в гуманитарных вливаниях со стороны Запада. Хотя, конечно, иракцы понимают, что антииранские санкции могут привести к охлаждению отношений Багдада с Тегераном и сближению страны с Западом и монархиями залива, заключает он.