Визит председателя Китая Си Цзиньпина в Россию актуализирует вопросы, связанные с договорами по контролю над вооружениями, подписантами которых являются РФ и США. Сейчас Соединённые Штаты добиваются включения китайской стороны в приемлемое для всех соглашение по ограничению арсеналов — для того чтобы обуздать растущие амбиции Поднебесной в сфере вооружений. Однако китайское руководство противится таким намерениям. Ведущие американские эксперты в разговоре с News.ru объяснили, что может повлиять на китайскую позицию по этому вопросу.


Совсем не исключено, что договор о контроле над вооружениями будет хотя бы вскользь затронут во время переговоров Си с российским лидером Владимиром Путиным, хотя подобные вопросы российская сторона (декларативно) с КНР не обсуждает. Американские представители не раз пытались склонить Кремль к тому, чтобы тот повлиял на договороспособность КНР по самым разным вопросам. Заставить Китай стать участником не только Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), но и Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ) — именно то, на что сейчас делает ставку американское руководство. Помощник президента США, директор американского Совета нацбезопасности Тим Моррисон заявил, что Дональд Трамп хочет эффективного контроля над вооружениями, а для этого, делает вывод Белый дом, нужно садиться за стол переговоров не только с РФ, но и с Китаем.

Я не думаю, что Китай примет эту идею в ближайшее время, — заявил News.ru директор программы Russia Matters при Белферовском центре науки и международных отношений в Гарвардском институте Симон Сараджян. — Фактически китайские официальные лица неоднократно отклоняли подобное предложение — заключить сделку, которая охватывала бы все ядерные ракеты.

Российско-китайские переговоры Российско-китайские переговоры kremlin.ru

Одна из причин, по словам эксперта, кроется в нежелании китайского руководства снимать покров тайны с объёма своих арсеналов. Власти КНР говорят, что удовлетворены и минимальными возможностями для сдерживания. «Возможности» оцениваются в 300 боеголовок, причём около 100 из них предназначаются для межконтинентальных баллистических ракет. Поэтому, отмечает аналитик, прозрачность в этой сфере сделает указанные запасы уязвимыми перед комплексом факторов — например, перед обезоруживающим первым ударом и развитием сети ПРО, которым сейчас занимаются американцы.

Китай и Россия полагают, что это в конечном итоге призвано лишить их возможности наносить ответные удары, — говорит Сараджян.

Эксперт напоминает: США и России, согласно договору СНВ, разрешается хранить по 1550 боеголовок, которые предназначены для развёрнутых стратегических систем доставки (межконтинентальные баллистические ракеты, баллистические ракеты подводных лодок и ракеты стратегических бомбардировщиков). Ещё тысячи тактических ядерных боезарядов, которые не подпадают под СНВ, остаются либо на складах, либо предназначены для оснащения нестратегических систем (например, для авиабомб, противокорабельных ракет, торпед). Федерация американских учёных, обращает внимание аналитик, подсчитала, что США имеют 6185 таких боеголовок, а Россия — в общей сложности 6500.

Китай также не согласится на расширение ДРСМД, поскольку большинство его систем доставки будут попадать в этот диапазон, и это будет очень невыгодно для Китая, — заключил Сараджян.

Китайские официальные лица последовательно призывают США и Россию предпринимать более серьёзные шаги в сфере ядерного разоружения, не делая и даже не обещая какого-либо сокращения своих собственных сил, обратил внимание в разговоре с News.ru директор Центра военно-политического анализа в Hudson Institute Ричард Вайц.

Китайские исследователи говорят, что обещание их страны не применять ядерное оружие первой против других должно компенсировать ту замкнутую политику, которую ведёт Пекин в сфере контроля над ядерными вооружениями. Это объяснение не выдерживает критики, — отметил эксперт. — Эту чисто декларативную политику вполне можно нарушить на деле: слишком много изменений происходит в стратегической среде.

Ричард Вайц замечает, что в последние годы Китай меняет свою «неизменную политику» в некоторых областях: Народно-освободительная армия Китая начала строить авианосцы, создавать иностранные базы и демонстрировать ядерный арсенал телеаудитории.

Однако Вайц допускает, что китайское руководство может изменить свои подходы к контролю над вооружениями под давлением внешних факторов — таких как ухудшение американо-китайских отношений, улучшение перспектив корейского мира и стратегической неопределённости, вызванной коллапсом в сфере контроля над вооружениями в российско-американских договорённостях.