Премьер-министр Армении Никол Пашинян пришёл к власти на волне уличных протестов. Но сейчас, будучи в должности уже год, он продолжает использовать «фактор улицы» для принятия политических решений. Манипуляция такой практикой вызывает опасения не только у представителей армянской оппозиции, но и у западных наблюдателей, ведь в итоге может оказаться, что, кроме громких заявлений, Пашиняну нечего будет предложить для коренного изменения ситуации в стране. 


Судей к ответу

Премьер-министр Республики Армения Никол Пашинян в видеообращении сторонникам, записанном и выложенным в Facebook 20 мая (около 13:00 по мск), призвал их разблокировать все суды, которые с утра фактически не функционируют.

Хочу поблагодарить граждан, которые, отозвавшись на мой призыв, блокировали суды. Мы снова хотели выразить нетерпимость общества против несправедливости в судах... Теперь правительство начинает работать для того, чтобы суды республики были независимыми, — заявил премьер и добавил, что правительством были приняты «конкретные решения» по реформе судебной системы, но пока он не хочет раскрывать детали.

Ранее в тот же день на совещании с представителями Высшего судебного совета и политического руководства страны Пашинян отметил, что, несмотря на революционные изменения в Армении, судебная власть осталась коррумпированной, а судьи «потеряли доверие народа». В связи с этим глава правительства призвал коренным образом изменить подход к формированию судебной системы. В частности, граждане должны обладать полной информацией о каждом судье (его источниках дохода и собственности), а все, кто участвовал в процессах с «несправедливым исходом», должны быть отправлены в отставку. Подробностей судебной реформы Пашинян здесь также не озвучил, но упомянул об одном из ключевых для внешней политики страны вопросе — ситуации в Нагорном Карабахе. Он отметил, что пришло время создать парламентскую комиссию по расследованию всех обстоятельств «апрельской войны 2016 года» и, по сути, признал провал прежнего режима, который привёл к гибели армянских военнослужащих.

Накануне армянский премьер объявил о начале «революции 2.0», после чего тысячи граждан вышли на улицы и заблокировали работу всех судов в республике. Таким образом Пашинян и его сторонники отреагировали на решение апелляционного суда республики, выпустившего 19 мая экс-президента Армении Роберта Кочаряна под залог. Кочарян был арестован в июле 2018 года по обвинению в силовом разгоне 1 марта 2008 года массового митинга сторонников первого президента республики Левона Тер Петросяна. Ещё один фигурант этого дела — бывший генсек ОДКБ Юрий Хачатуров — был ещё в прошлом году допрошен и отпущен под залог.

Наблюдатели отмечали «имиджевый» характер «дела 1 марта». С его помощью команда Пашиняна стремилась продемонстрировать намерения порвать с фактически ранее управлявшим страной «карабахским кланом» — оккупировавшими властные и бизнес-структуры Армении выходцами из Нагорного Карабаха, чьим ставленником, в частности, был отстранённый от власти весной 2018 года Серж Саргсян. Логично, что его представители резко осудили последние действия Пашиняна и устроенную им судебную блокаду. 

Недовольны политикой и стилем руководствам премьера оказались и западные наблюдатели. Так, директор по специальным исследованиям Freedom House Нейт Шенкен в своём Twitter охарактеризовал действия премьер-министра Армении, как популистские.

Опасность в постреволюционной Армении всегда заключалась в том, что Пашинян, не сумев трансформировать страну по-быстрому или каким-то устойчивым образом, будет держаться за тот популизм, который привёл его во власть. И вот мы приехали, — написал он.

Аналогичным образом — через давление улицы — в октябре 2018 года Пашинян добился досрочного роспуска парламента страны (Национальной ассамблеи), где на тот момент большинство мест принадлежало Республиканской партии Армении Саргсяна. По итогам прошедших в декабре парламентских выборов блок Пашиняна «Мой шаг» получил подавляющее большинство при 70,42% голосов.

Поверхностный премьер

Никол ПашинянНикол ПашинянAni Djaferian/Global Look Press

В целом политику, которую Никол Пашинян продемонстрировал за год работы в кресле премьера, эксперты характеризуют как «непоследовательную». Он остался зависимым от голосов «улицы» и поэтому вынужден периодически идти на откровенно популистские меры. Так, по инициативе новых властей республики банки простили гражданам штрафы по кредитам, была проведена «амнистия» в отношении водителей — им простили штрафы и пени за нарушение «отдельных правил дорожного движения». Пашинян также публично конфликтовал с представителями иностранного бизнеса в республике. В конце 2018 года на волне экологических протестов премьером была прекращена эксплуатация Амулсарского золоторудного месторождения, которую вела компания Lydian Armenia — «дочка» англо-американской корпорации Lydian International (экологи подозревали золотодобытчиков в загрязнении бассейна реки Арпа).

В то же время все эти популистские меры носили несистемный характер и не привели к структурным изменениям в политике и экономике страны. Не было каких-то серьёзных подвижек и во внешней политике — с одной стороны, не произошло переориентации Армении на Запад, которой опасались в Москве, с другой — не было каких-либо серьёзных подвижек в отношениях с Баку.

Реформа судебной власти предполагает набор конкретных действий, предполагающих, в свою очередь, комплексные изменения в процессе следствия, делопроизводства, содержанием под стражей. Изменения должны касаться не только судейского корпуса, должно быть налажено взаимодействие различных ведомств: правоохранительных органов, адвокатуры и прокуратуры. В идеале Пашинян должен был озвучить конкретный план действий, но сейчас его заявления выглядят как, мягко говоря, поверхностные. Сначала был громкий призыв к сторонникам блокировать здания судов, а это работа типичного популистского политика. Во многом такое поведение в условиях внутриэлитного противостояния с «карабахским кланом» оправдано, но оно не всегда эффективно. Особенно бросается в глаза увязка судебной реформы с «делом Кочаряна».  

Однако даже в том случае, если Пашинян заменит всех судей на лояльные и управляемые кадры, ему будет сложно добиться того, чтобы экс-президента Армении арестовали снова. К тому же органы судебной власти не настолько тесно связаны с условным «карабахским кланом», чтобы наносить по ним удар в связи с неугодным решением по Кочаряну. Если в целом оценивать промежуточные итоги нахождения Пашиняна во главе Армении, то нужно иметь в виду, что он получил в наследие страну, в которой накопились многочисленные проблемы, как внутри-, так и внешнеполитического характера. Возможно, ему удалось добиться каких-либо незначительных успехов на посту премьер-министра, но его стиль работы  через громкие заявления дезориентирует. Сложно понять, насколько логичны его действия. В частности, непонятно, каким образом выстраивается его кадровая политика. Есть подозрения, что тех же судей ему буквально некем заменить.

Александр Караваев

научный сотрудник Института экономики РАН