На юге России действует преступная группа из судей и юристов, выдающих себя за защитников прав потребителей, — такого мнения придерживаются несколько крупнейших зарубежных компаний. Якобы мошенники много лет по обкатанной схеме наживаются на дилерах автомобилей и электронной техники, используя лазейки в законодательстве. Речь идёт о сотнях миллионов рублей — нечестно заработанных, но легальных. News.ru выяснил, где и как работает схема, которую иностранный бизнес считает откровенно преступной.


Общества защиты прав вымогателей

Автоконцерны Hyundai, Kia, Mercedes и Jaguar Land Rover в мае подали жалобы в Генпрокуратуру, ФСБ, Высшую квалификационную коллегию судей и в совет по противодействию коррупции при президенте России. Компании заявили о схемах мошенничества с участием судов Краснодарского края под прикрытием исков о защите прав потребителей.

Автомобильные гиганты утверждают, что районные Прикубанский, Советский, Ленинский и Октябрьский суды Краснодара задействованы в схеме по взысканию с производителей возврата стоимости автомобилей, в несколько раз превышающей первоначальную цену машины при продаже. Согласно данным РБК, в обращении утверждается, что в столице Краснодарского края действует алгоритм, в соответствии с которым истцы обращаются в суды в течение 15 дней после покупки машины с жалобами на дефекты. Их в судах представляет местная организация «Комитет по защите прав потребителей и предпринимателей Краснодарского края». Истцы по таким искам в рамках досудебной претензии не приходят на проверку качества и не предоставляют свой автомобиль производителю. При этом экспертизы проводят одни и те же специалисты, которые всегда «устанавливают» производственный характер дефекта автомобиля. В итоге суд удовлетворяет требования о выплате сумм, в несколько раз превышающих стоимость новых машин. Это происходит благодаря тому, что закон о защите прав потребителей предусматривает возможность потребовать возмещения стоимости товара с учётом неустойки в 1% в день.

Вход в здание Советского районного судаВход в здание Советского районного судаmykray.info/vk.com

Отличительной чертой схемы, на которую пожаловались автоконцерны, является то, что большинство дел рассматривается в одних и тех же краснодарских судах с участием одних и тех же судей, при этом во время заседаний ходатайства ответчика раз за разом отклоняются. Апелляционные жалобы в местном краевом суде остаются без удовлетворения.

Также официальный дистрибьютор автомобилей Mitsubishi в РФ ООО «ММС Рус» сообщил News.ru, что в компании обратили внимание на увеличение количества однотипных судебных споров в Тольятти с участием одних и тех же представителей истцов, судей, рассматривающих споры относительно качества автомобилей разных марок, включая Mitsubishi Motors, и взысканием завышенных денежных сумм в пользу потребителей.

Мы выражаем обеспокоенность подобным судопроизводством. Число подобных случаев за последние несколько лет «увеличилось в несколько раз, так же как и несоразмерная сумма взысканий, которая может превышать стоимость автомобиля более чем втрое, — сообщают в «ММС Рус».

По словам дистрибьютора, в ходе судебных процессов выбор экспертных организаций происходит лишь при формальном обсуждении со сторонами процесса, без рассмотрения и оценки предоставленных доказательств. Экспертизу поручают лицам, ангажированным истцами, или же просто «наименее компетентным экспертам, имеющим недостаточный стаж работы в необходимой области».

Представитель дистрибьютора Павел Чуйков сообщил News.ru, что проведённый ими подробный разбор ситуации свидетельствует о том, что в Тольятти, судя по всему, действует группа профессиональных юристов.

Многие поломки, видимо, моделируются. Мы видим по частоте определённых претензий по дефектам, которая в других регионах не встречается. Например, датчики АБС. Мы начали общаться с дилерами других компаний в регионе, и выяснилось, что и у них есть такие случаи, такие же «повреждения». По мнению их юристов, речь идёт о работе сплочённой организованной команды, — говорит он.

Чуйков добавляет, что на своей предыдущей работе в страховании он обратил внимание на то, что Краснодар и Самара были лидерами по количеству нарушений, которые допускают судьи.

Я всецело поддерживаю обращение в ФСБ по поводу работы краснодарских судей. Помню, что там творился совершенный беспредел: выносились решения без уведомления сторон, дела пропадали и так далее. В Самаре частота обращений была большой. Люди специально делали временную регистрацию в этом городе, чтобы там судиться, так как проще получить нужное решение, — рассказывает Чуйков.

Коррупционный юг

От схем по выбиванию компенсаций за «испорченный» товар страдают не только поставщики автомобилей, но и электроники. Представитель ассоциации производителей электроники (РАТЭК) Антон Гуськов обращает внимание на то, что феномен имеет «ярко выраженную региональную окраску».

Покупатель в отделе электробытовой техникиПокупатель в отделе электробытовой техники Владимир Федоренко/РИА Новости

В основном Поволжье: Тольятти, Самара; и юг: Сочи, Краснодар. Почему-то техника в Поволжье ломается в десятки раз чаще, чем в Москве, например. Понятно, что работает какая-то преступная группа региональная, которая освоила такую технику заработка и в ней упражняется. Мы не жалуемся на потребителей, которые действительно отстаивают свои права. Понятно, что случаи, когда покупателю встречается брак или поломка, случаются. Но в том, что называют «потребительским экстремизмом», речь идёт не о защите прав потребителей, а о мошеннической схеме, когда юридически подкованные люди организуют бизнес по выбиванию денег. Часто случаи, на которых они зарабатывают, вымышлены. Одна из основных претензий в случаях с потребительским экстремизмом — организации не предъявляют сам товар производителю, а сразу подают иск в суд. То есть задачи решить проблему у них нет, есть задача заработать, — жалуется Гуськов.

По словам представителя РАТЭК, за последние 5–7 лет число подобных исков увеличивается. Ещё один юрист, работавший по подобным делам, но пожелавший остаться анонимным, сообщил, что аналогичная тенденция наблюдалась и в Саратовской области.

Местное издание «Общественное мнение» рассказывало в 2012 году о подобных судах с участием импортёров ЗАО «Форд Мотор Компани» и ООО «Ягуар Ленд Ровер».

Издание выделяло общество «Защита автопотребителей», которое, по утверждению СМИ, «весьма активно и успешно пользовалось законодательными возможностями и, судя по суммам исков и решений местных судов, неплохо „зарабатывало“ на судебных тяжбах за счёт „высасывания“ денег из изготовителей и импортёров автомобилей», и сотрудничающего с ними юриста Георгия Драгомирова. В частности, ОМ описывает случай 2011 года, когда Драгомиров приобрёл за 1,5 млн руб. подержанный Land Rover Discovery 3, ввезённый в РФ ООО «Ягуар Ленд Ровер». У машины оставался полугодовой гарантийный срок, но через пять с лишним месяцев эксплуатации, во время мойки, владелец обнаружил, что краска на декоративной решётке радиатора стала отслаиваться. Новую решётку можно было заменить уже на 38-й день после получения претензии истца ответчиком (максимальный срок замены по гарантийным обязательствам — 45 дней), пишет ОМ. Однако Драгомиров на телефонные звонки не отвечал, в связи с чем через три дня ему было направлено письменное приглашение, которое пролежало на почте больше двух недель и только после этого было получено адресатом. Позже юрист предъявил ООО «Ягуар Ленд Ровер» иск, в котором потребовал от импортёра забрать автомобиль, выплатить стоимость аналога — более 2,5 млн руб., уплатить неустойку, моральный вред и прочие расходы в сумме около 4 млн руб. Годом ранее Драгомиров и «Защита автопотребителей» добились через суд выплаты от ЗАО «Форд Моторс Компани» в размере более 800 тыс. руб. за «дефекты» ввезённого ими «Форда», который к тому моменту уже побывал в ДТП.

Сергей Лантюхов/News.ru

«Работать не хотят»

Юрист, имеющий опыт борьбы с «потребительским экстремизмом», но не пожелавший публично раскрывать своё имя, рассказал News.ru об особенностях таких подобных процессов.

Я сталкивался, в частности, с Обществом потребителей автотехники России (ОПАР). Эти так называемые защитники прав потребителей на самом деле занимались бизнесом. Они поставили дело на поток и делали всякие нелицеприятные вещи, в том числе фальсификации неисправностей. Экспертизу проводят за счёт местных специалистов, которые зачастую не являются настоящими экспертами. Когда специалисты с Урала, Москвы и Питера читают их отчёты, у них истеричный смех начинается. Исследования проводят не по поставленным вопросам, выходят за рамки вопроса самовольно и нарушают установленные методики, — рассказывает собеседник News.ru.

По его словам, проблемы на этом не заканчиваются: в случае подачи апелляции её рассматривают в области, как и кассацию.

Только недавно был поставлен вопрос о создании кассационных судов экстерриториально, чтобы работу своих коллег проверяли не соседи по региону. А добиться подъёма таких дел в Верховном суде почти невозможно. Верховный суд рассматривает мизерное количество дел — иначе его завалят. Почему автодилеры сейчас обратились к ФСБ? Потому что в Верховном суде надзорную жалобу читает консультант. Он читает и говорит судье свои соображения, а судья решает, поднимать или не поднимать в Москву из провинции дело. Поднимают обычно наиболее вопиющие. Когда подаёт иностранный автоимпортёр, то судья не считает его особо важным для России. Говорит, что он, мол, возит сюда товар, хорошо зарабатывает и переживёт, — объясняет юрист.

Эксперт, который впервые столкнулся с «потребительским экстремизмом» в 1998 году, рассказывает, что дел со временем становится только больше, так как «народ раскусил этот источник денег».

Фальсификации в первую очередь касаются электронных блоков, лакокрасочного покрытия, которые легко испортить, не оставив следов физического воздействия. Блоки пережигают током высокого напряжения, — рассказывает юрист.

По его мнению, то, что подобные случаи характерны для определённых регионов России — не случайно:

На юге люди привыкли к лёгким деньгам. А работать не хотят.

Кубанское братство

Впрочем, географический детерминизм тут может быть далеко не определяющим. Обращает на себя внимание то, что распространение указанной схемы несколько коррелирует с присутствием краснодарских кадров в региональных судах. Это может оказаться случайностью, но для среды российских силовиков не составляет секрета существование так называемого краснодарского судейско-прокурорского клана, чьё влияние выходит далеко за пределы родного региона. Так, Саратовский областной суд с 2009 по 2017 год возглавлял выходец с Кубани Василий Тарасов, а зампредом суда до самого последнего времени был Евгений Шепелин, также приехавший из Краснодарского края. Источники News.ru говорят о том, что неофициальное влияние других представителей кубанской силовой диаспоры может иметь место и в Самаре, хотя прямого присутствия там нет.

Здание Саратовского областного судаЗдание Саратовского областного судаoblsud.sar.sudrf.ru

Руководитель Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов подтвердил News.ru существование межрегионального краснодарского силового лобби.

Это достаточно большая группа влияния. Там и люди, которые перешли из органов прокуратуры. Это большой срез, — рассказывает Кирилл Кабанов. — Они и в органах МВД. В том числе в судейском сообществе. Это сильная коммерческая диаспора. В своё время на Кубани была достаточно мощная система коррупционного заработка, которая с 90-х годов заложилась. Дело в том, что этот регион, может быть, единственный, где земля представляет большой интерес как орудие производства. Там были сформированы группы, которые обеспечивали эти бизнес-процессы, поэтому они на многом завязаны. Они сплочённые, потому что сформировались достаточно давно и имели финансовые ресурсы для продвижения своих наиболее активных членов. Тем не менее долго в регионах они не засиживаются. Например, была такая история, что краснодарские пытались внедрить своих членов в волгоградское МВД. Но главный ресурс — в Москве, туда они стремятся больше.

Тем не менее, считает Кабанов, «краснодарские» теряют свою сплочённость, рассеиваясь по стране.

Они скорее создают какую-то легенду вокруг своего землячества, — говорит он.

По его словам, на верхних этажах принятия решений эта группа реального влияния не имеет.