Сборная России по биатлону на этой неделе начала первый тренировочный сбор в Белокурихе. Старший тренер женской команды Виталий Норицын в эксклюзивном интервью News.ru рассказал о жёсткой критике коллеги, индивидуальном подходе к спортсменкам и тренировочных планах, об отсутствовавшей год в команде Анастасии Егоровой, возвращении Татьяны Акимовой и Дарьи Виролайнен, а также об экспериментах с приглашением лыжниц и задачах на межсезонье.


— Какие задачи вы ставите на первый, так называемый втягивающий сбор и в каком состоянии прибыли на него спортсменки?
— Все в разном состоянии. Кто-то уже тренировался дома, кто-то приехал с отдыха, а кто-то лечился и сейчас только втягивается. Надо, чтобы на этом сборе спортсменки подготовили организм к предстоящим нагрузкам с учётом их текущего состояния. Мы выбрали это место, потому что здесь два стрельбища, и мы можем сделать хорошую базовую стрелковую работу, пойдём в походы, встанем на лыжероллеры. Вся работа будет направлена на повышение аэробных качеств, развитие опорно-двигательного аппарата и стрельбу.

— Вы принимали участие в формировании состава команды или это было исключительно решение правления? Насколько важным для вас было сохранить тренерский штаб основной команды?
— Я рад, что тренерский штаб сохранился. Я не раз говорил, что нужен не просто тренерский опыт, а опыт работы с конкретным спортсменом. Проведя подготовительный период вместе и увидев всех в соревновательной деятельности, мы заметили недочёты отдельных спортсменок, сформировали о них полную картину и понимание, над чем нужно работать. Что касается состава, то он определялся на правлении, где присутствовали тренеры сборной и принимали в этом непосредственное участие.

— Вас не задело интервью Андрея Падина, где он безапелляционно заявил, что вы стоите за его отставкой и, убрав его, вы поставили своего друга Евгения Куваева?
— В нём говорит обида. Мне нечего добавить к словам Владимира Петровича Драчёва. Не буду выносить в прессу нашу внутреннюю кухню, но алгоритм смены тренера был другим. Не меняли одного специалиста на другого, а сначала сформировали команду, которая продолжит работать дальше, а затем подобрали кандидатуру, которая впишется в наш тренерский штаб.

 Андрей Падин Андрей Падин Александр Вильф/РИА Новости

— В ходе сезона у вас был нормальный контакт с Падиным? Вы всё же решали одни задачи, хоть и в разных группах.
— Скажу, что мы работали не совсем плотно.

— Некоторые спортсменки активно высказывались в его поддержку, в частности, Виктория Сливко, которая, как мне кажется, готова вписаться за любого тренера. Вы с ними обсуждали этот вопрос?
— Нет. Мы не видели в этом необходимости.

— Как здоровье Анастасии Егоровой, которая из-за соответствующих проблем пропустила сезон? Как оцениваете её состояние и потенциал?
— Она находится на сборах. Полноценно тренироваться начала с конца зимы — начала весны. Не буду говорить, какая у неё была проблема со здоровьем и какое вмешательство потребовалось. Это её личная жизнь, и если она захочет, то расскажет сама. Она со мной работала уже два сезона, в позапрошлом сезоне она уже хорошо выступала, но в каждой из гонок ей не хватало одного точного выстрела. К весне, к чемпионату России, где Егорова одержала победу, все увидели её потенциал. Она скоростная девочка, а в подготовительном периоде прошлого сезона сделала шаг вперёд и в качестве, и в надёжности стрельбы. Жаль, что ей пришлось пропустить целый сезон, но сейчас мы разобрались со здоровьем и теперь всё должно сложиться. Это та спортсменка, которой стоит дать определённый карт-бланш.

— Конечно, спортсменка имеет право на врачебную тайну, но отсутствие информации порождает слухи о пропущенных допинг-тестах и других проблемах с допинг-контролем. Вы можете их однозначно развеять?
— Насколько я знаю, у неё нет ни одного «флажка» за пропущенные тесты и по линии антидопинговых служб к ней не может быть никаких претензий. Я полностью в этом уверен.

imago sportfotodienst/Global Look Press

— Основная и резервная команды будут и дальше вместе тренироваться? Уже известен график всех предсезонных сборов?
— Группы А и В будут и дальше ездить вместе. В этом году мы станем работать ещё плотнее и как такового деления команды не будет. У нас на сборах есть три тренера по стрелковой подготовке и два тренера, которые будут отвечать за функциональную подготовку и технические элементы и всегда находиться на трассе. Все стрелковые тренировки мы проводим вместе. Весь подготовительный период мы будем работать в одном направлении. Дальше у нас должен быть Питер, но нам они отказали, потому что стадион в Токсово в это время будет занят. Сейчас у нас есть пожелания по следующему сбору. Начальник команды работает над этим вопросом. Дальше по графику Чайковский в июле, в августе часть девочек примет участие в чемпионате мира в Раубичах. В сентябре сбор пройдёт в Тюмени с заездом в Чайковский для участия в летнем чемпионате России.

— Сборы за границей не планируются?
— Первый заграничный сбор пройдёт в начале октября на глетчере в Рамзау, где мы традиционно становимся на лыжи, проводим отстрел патронов, проверку оружия и прицелов. Это всегда делаем перед сезоном в октябре. Там же живёт представитель фирмы Fisher в биатлоне Михаэль Гроссегер, и мы вместе с ним можем проверить качество заказанных нами лыж, решить проблемные моменты со структурами и войти в сезон абсолютно готовыми.

— Внутри команды как будут дифференцироваться нагрузки? Ведь опытная чемпионка мира Екатерина Юрлова-Перхт и юниорка Анастасия Гореева не могут выполнять одинаковую работу.
— Для меня существует два критерия: план и максимальная нагрузка, которую можно предложить спортсменке с учётом особенностей организма. Мы понимаем, что одну и ту же нагрузку разные организмы переносят по-разному. Третий год мы работаем с объективными ощущениями. План — это не догма, а скелет. Например, на сегодня запланирована двухчасовая тренировка, но если спортсмен чувствует, что он утомлён, то может отработать час и 30 минут. Мы разделяем нагрузки на три вида: восстановительная, поддерживающая и развивающая. Но даже в развивающую работу можно вносить корректировки и переносить на другой день. Индивидуализация всегда присутствует.

Российская биатлонистка Екатерина Юрлова-ПерхтРоссийская биатлонистка Екатерина Юрлова-ПерхтMatthias Balk/Global Look Press

— Многие вам возразят и скажут, что делать большой группой схожую работу неэффективно и несовременно.
— Это не так. У меня перед глазами примеры сборных Швеции, Германии. У немцев есть физиотерапевт, который проводит зарядки централизованно круговым методом. Мы как-то наблюдали, как они вышли на баскетбольную площадку и все вместе делали координационные упражнения, то есть план примерно у всех общий, а корректировки индивидуальные. В Рамзау мы видели, как тренируется основная группа сборной Италии, где занимаются две женщины и двое мужчин (Доротея Вирер, Лиза Виттоцци, Лукас Хофер и Доминик Виндиш. — Ред.). Они работали по единому плану и выполняли одну скоростную работу на одних и тех же отрезках. Не надо бояться общего группового плана. Индивидуализация широко распространена только у норвежских лыжников, где у каждого план полностью индивидуален, но всё равно есть маленькие группки. Остальные все работают групповым методом, а корректировки делают в зависимости от состояния спортсменов. У нас есть элементы контроля, такие как биохимия, оценка функционального состояния вегетативной системы, а если к ним добавить субъективные ощущения спортсменки, то можно успешно контролировать и корректировать нагрузки.

— Планировалось создать экспериментальную группу из бывших лыжниц. В этом направлении делались какие-то конкретные шаги?
— Пока эта идея не воплотилась в жизнь. Мы занимаемся нашими командами и теми, кто у нас есть.

— Вы говорили, что и Татьяну Акимову с Дарьей Виролайнен, ушедших в декрет, не списываете. Есть ли информация об их возвращении?
— Я знаю, что они будут продолжать, но не думаю, что они смогут полноценно выступать в этом сезоне. Всё-таки после родов надо кормить ребёнка и находиться с ним хотя бы полгода. Я помню, как два года назад на сбор в Риднауне перед чемпионатом мира в Хохфильцене приехала Катя Юрлова. Ей было очень тяжело кормить дочку и выдерживать нагрузки. В итоге организм не справился и она заболела к концу сбора. На чемпионате России у неё был первый старт после родов, и там она не была в оптимальной форме. Думаю, что следующий сезон Дарья и Татьяна пропустят почти целиком, а смогут тренироваться только с середины зимы.

— То есть в лучшем случае мы их увидим на чемпионате России?
— Да, я думаю, что так и будет.

— Какие задачи вы ставите перед командой на предсезонную подготовку? В каких компонентах и за счёт чего можно стать лучше?
— И в стрелковой, и в функциональной части надо делать шаг вперёд, а за счёт чего это возможно, у каждого спортсмена индивидуально.

— Насколько реально сократить отставание от лидеров в ходе? 3–​4 секунды на километр — это посильная задача?
— Смотря у кого. В этом году качественный шаг вперёд получилось сделать Свете Мироновой, но не все это могут. Все же стремятся к одним и тем же целям. Порой пишешь план на бумаге, всё складывается хорошо, а на практике по-другому. Некоторым нужен длительный период, чтобы выйти на новый уровень, чтобы организм достиг той планки мастерства, на которой он может соревноваться на этапах Кубка мира. В прошлом сезоне Анастасия Морозова и Лариса Куклина впервые оказались на Кубке мира, поэтому считаю, что в этом году им по силам выйти на качественно новый уровень. Это касается и Жени Павловой. Она уже увидела все трассы этапов Кубка мира, знает, к чему готовится, и у неё уже не будет эффекта шока от неизвестности, с которой она в этом году столкнулась.