Высокие мировые цены на нефть — это практически единственный «луч света в тёмном царстве», за счёт которого умудряется выживать российская экономика в условиях экономических санкций и мощного политического давления. Но и эту последнюю надежду хотят отобрать у России зловредные американцы.


Президент США Дональд Трамп обвинил Саудовскую Аравию, а косвенно и других участников соглашения о снижении нефтедобычи, в искусственном завышении стоимости чёрного золота. Зная крутой нрав американского лидера, нельзя исключить, что и в этом вопросе США могут перейти от слов к делу и попытаются как-то воздействовать на саудовцев и Организацию экспортёров нефти в целом.

Выступление Трампа было приурочено к проходящему сегодня в Саудовской Аравии заседанию министерского мониторингового комитета в формате ОПЕК+, отслеживающего выполнение обязательств по добровольной корректировке объёмов нефтедобычи. В конце 2016 года ОПЕК и ряд не входящих в картель стран договорились сократить добычу суммарно на 1,8 млн баррелей в сутки. Из этого объёма 300 тысяч баррелей составляют обязательства России. Соглашение дважды продлевалось и сейчас действует до конца 2018 года. Ранее Саудовская Аравия сообщала, что обсуждает с РФ возможность заключения долгосрочного пакта в области ограничения производства углеводородного сырья сроком на 10 лет и больше.

GLobal Look Press/picture alliance/Jürgen Effner

Для Саудовской Аравии сохранение стабильно высокого уровня нефтяных цен сейчас очень актуально. В стране идут масштабные экономические реформы, запущен ряд дорогостоящих проектов, в том числе в сфере инфраструктуры и высоких технологий. О важности высоких нефтяных цен для России и говорить нечего: продажа нефти — это один из основных источников пополнения бюджета. Поэтому и Россия, и Саудовская Аравия постоянно подчёркивают, что готовы неуклонно соблюдать имеющиеся договорённости и продлевать их при необходимости. В частности, высокопоставленные чиновники в королевстве недавно заявляли, что хотели бы видеть баррель на уровне $80 и даже $100.

В свою очередь, министр энергетики Александр Новак сообщил сегодня, что Россия выполнила соглашение о сокращении добычи нефти на 99% и пообещал к концу месяца выйти на 100-процентный уровень. Ранее Новак говорил, что Россия надеется на сохранение в будущем нынешней политики, проводимой ОПЕК.

Трамп недоволен, ну и пусть

TASS/AP Photo/Ronald Zak

Действия ОПЕК+ в сфере регулирования поставок нефти на мировой рынок оказались очень эффективными. С конца 2016 года, когда нефть стоила $55 за баррель, её стоимость подросла уже почти на 35% и достигала на этой неделе $74 для североморской смеси Brent. С начала года рост составил уже более 10%.

Естественно, всё это не нравится Америке, которая наряду с Китаем является главным потребителем и импортёром углеводородов в мире. С этой точки зрения агрессивная риторика президента США становится вполне понятной.

В своём официальном Twitter-аккаунте Трамп заявил буквально следующее: «ОПЕК снова делает это. С рекордными количествами нефти повсюду, включая полностью загруженные корабли в море, цены на нефть искусственно очень высоки! Это нехорошо, и это не будет принято». После такого горячего выступления президента цена на нефть снизилась более чем на процент — до $73 за баррель.

Впрочем, аналитики сомневаются, что слова президента США реально способны обвалить рынок нефти. Как показала практика последних месяцев, посты Трампа в Twitter, которые становятся всё более частыми, имеют краткосрочное и ограниченное влияние на настроения инвесторов. Гораздо большее значение для динамики котировок имеют всё-таки собственно рыночные факторы, а их сочетание сейчас играет явно в пользу чёрного золота. Это и напряжённость вокруг Сирии, и ожидания введения новых санкций против Ирана, и сильный рост китайского импорта сырья. Так что уровень $70 за баррель пока выглядит достаточно устойчиво, тем более что такая цена выгодна слишком многим, в том числе и в самих США.

— Трамп слишком злоупотребляет своими сообщениями в Twitter, и тем самым делает их всё более и более легковесными. Непонятно вообще, почему он выступил именно сейчас, ведь мониторинговый комитет ОПЕК+ не принимает никаких решений, а только следит за исполнением соглашения о сокращении нефтедобычи. Так что, слова Трампа ушли в пустоту. Это, скорее, дежурное высказывание: он просто выразил отношение Америки, как потребителя и импортёра нефти, к нынешней политике ОПЕК.

Однако не стоит забывать, что в США очень сильное нефтяное лобби: широкая прослойка нефтедобытчиков с точки зрения своей рентабельности будет рада, если цены будут находиться не в коридоре $60–70, а в коридоре $70–80 за баррель. Мы видим, что в США резко выросла добыча, они уже обогнали по этому показателю Саудовскую Аравию.

Что касается перспектив соглашения о сокращении добычи, то, судя по настроениям в ОПЕК, оно точно будет действовать до конца года, а вот потом на среднесрочном горизонте будет понемногу сворачиваться. Ранее сообщалось, что некоторые страны ОПЕК уже прорабатывают возможность выхода из сделки. Также маловероятна договорённость на 10 и 20 лет. Конечно, импортёрам интересно получать дополнительные деньги за те же объёмы, однако они уже не раз убеждались, что сильный отход цены от уровня, соответствующего нулевой рентабельности основных месторождений, чреват затем очень резкими движениями, а это иной раз хуже, чем умеренно низкие цены.

Николай Подлевских

начальник аналитического отдела «Церих Кэпитал Менеджмент»

— Это смешно, конечно: американцы и их подпевалы говорили, что время ОПЕК прошло, и цены будут диктовать производители сланцевой нефти в США. А выходит, что действительность несколько сложнее.

И вообще, зачем американцем делать что-то (в отношении стоимости нефти), если эта цена поддерживает рентабельность сланцевой добычи в США, рост инвестиций и рост добычи. Высокая цена гораздо сильнее бьёт по покупателям нефти с растущей долей импорта, таким как Китай, Евросоюз и другие.

Алексей Гривач

замглавы Фонда национальной энергетической безопасности

— За последнее время США приняли ряд мер, которые могут быть охарактеризованы ёмким выражением «ведение торговых войн». Выпад в сторону Китая, а также новый виток санкций против России, но уже с опосредованным захватом европейского рынка, говорит о том, что США начинают нервничать в той сложной ситуации, в которой страна оказалась. Здесь мы говорим об огромном государственном долге, который составляет 107% к ВВП, причём в структуре торгового оборота импорт превышает экспорт, что означает поступательный рост долга из года в год.

В данной ситуации США пытается сохранить свою мировую гегемонию и следующим шагом Трамп, возможно, видит попытку повлиять на ОПЕК и цены на нефть. Возникает вопрос, насколько оправданы его обвинения по отношению к данному картелю. Судя по показателю ВВП развитых стран, рост которого на конец 2017 года составляет от 2 до 4%, а в случае с Китаем достигает и 7%, компании этих стран готовы к дальнейшему выпуску своей продукции и росту прибыли, что означает дополнительное потребление энергетических ресурсов. Таким образом, возникает противоречие: если рост цен на нефть не является адекватным в рамках рыночной экономики, значит мы не можем говорить и о положительных тенденциях в области экономического роста.

Всё-таки хочется верить, что экономический рост действительно имеет место, а желание Трампа снизить цены на нефть вполне понятно, но не соответствует текущей действительности.

Екатерина Новикова

доцент кафедры экономической теории РЭУ имени Плеханова