USD  66.2416 EUR  75.7075
GOLD1,244 $   Brent60.55 $ Bitcoin3,406.54 $
МОСКВА0°C21:22
ПОИСК ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

Россиянам разрешат умирать без боли

Егор Алеев/ТАСС

здоровье [ версия для печати ]
Закон о паллиативной помощи ждут во всех регионах России

Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова на дискуссионной площадке «Качество жизни», проходившей в рамках XVIII съезда партии «Единая Россия», рассказала о проекте закона о паллиативной помощи. Он уже одобрен правительством и внесён в Госдуму на рассмотрение, и в нём впервые прописано право граждан на обезболивание.

Как уже сообщал News.ru, министр отметила комплексность подхода, прописанную в новом законопроекте, что даёт «возможность проведения паллиативной помощи в любых условиях». Кроме того, Скворцова рассказала, что в 2018 году правительством из резервов было выделено 4,5 млрд рублей на паллиативную помощь, в том числе и на обезболивание. 

Жизнь без боли 

В прошедшей 8 декабря дискуссии приняла участие руководитель Центра паллиативной медицины Департамента здравоохранения Москвы и основатель Благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Анна Федермессер. Её позиция по этому вопросу всегда была очень твёрдой. Федермессер считает, что существующей на данный момент помощи явно недостаточно. В своём сегодняшнем выступлении она рассказала о том, что травмпунктам до сих пор не дано право на применение сильнодействующих препаратов для обезболивания. Кроме того, не предусмотрена возможность оказать такого рода помощь людям, пребывающим в интернатах для взрослых. И вот как раз в ответе на выступление Федермессер прозвучали слова министра здравоохранения России о праве человека на жизнь без боли. 

«В законе прописано впервые право каждого человека на обезболивание. Вдумайтесь — специально это вписали для того, чтобы никто не терпел сильную боль. Включая все возможные средства, если нужно — сильнодействующие наркотические лекарственные препараты», — приводит слова Скворцовой ТАСС. 

Родственники в реанимации 

Федермессер вновь подняла вопрос о круглосуточном доступе близких больного в реанимацию, отметив, что не во всех регионах сегодня реализовано это право. Скворцова, в свою очередь, обратилась к единороссам — «просто помогите нам», сказала она. 

«...Я абсолютно согласна, должен быть близкий человек рядом. Мы над этим работаем, и действительно просьба ко всем отделениям „Единой России“: просто помогите нам. Помогите своим контролем и информацией о том, что где-то не так», — сказала министр. 

News.ru обратился к экспертам с просьбой прокомментировать законопроект, которого так ждут больные тяжелейшими заболеваниями люди. 

Семен Гальперин, врач-физиотерапевт, организатор митинга в защиту здравоохранения в Москве 

Закон, действительно, важен, его давно ждут, потому что у нас есть большие проблемы с паллиативной помощью. Новый закон должен акцентировать все те проблемы, которые существуют в стране, и помочь их решить. Надо сказать, что все нормы, прописанные в законопроекте, о котором говорила сегодня министр здравоохранения, строго говоря, уже существуют и должны выполняться и без принятия новых законов. Но чиновничья бюрократическая система препятствует исполнению решений Минздрава. И вот поэтому понадобился отдельный закон. Вопрос в том, насколько он будет исполняться. Право на обезболивание у нас существует давно, но оно никак не реализуется. В применении сильных обезболивающих веществ есть целый ряд проблем. Например, не забыты преследования врачей за использование наркологических обезболивающих препаратов — у всех ещё свежи процессы над врачами, прошедшие буквально в течение последних нескольких лет. Поэтому, я повторюсь: насколько сейчас будет эффективно работать закон, зависит не от его написания, а от того, как он будет исполняться. Неоднородная ситуация с обезболиванием по стране. Если в Москве вопрос на текущий момент ещё как-то решён (а совсем недавно всё было иначе — в отчетах фигурировали данные об оказанной помощи, на деле же помощь оказана не была), то в регионах это очень серьёзная проблема. Беда ещё в том, что мы не имеем реальных отчётов. Наверх рапортуют об одном, о том, что помощь была оказана, а от пациентов мы регулярно выслушиваем совершенно другие истории. Такого рода проблемы будут накапливаться, потому что реформа здравоохранения, к несчастью, заметно снизила качество медпомощи и её доступность. Как министерство будет раскачивать ситуацию в обратную сторону, мне непонятно.

Владимир Круглый, детский врач-онколог, заслуженный врач России, сенатор

Паллиативная помощь это не только обезболивание. Это комплексный подход, который включает в себя в том числе и медицинскую составляющую — обезболивание, уход, пациент нуждается в перевязках, установке зондов, часто речь идёт о стомах и так далее. Медицинский аспект очень серьёзен. Второй аспект — это психологическая и духовная помощь, помощь психологов и, в ряде случаев, помощь священнослужителей. Очень важен социальный компонент, в том числе обеспечение разными техническими средствами, материальной помощью. Вот о чём идёт речь. 

В отношении обезболивания: действительно, ещё в 2015 году был принят закон, который существенно облегчил выписку и применение наркотических лекарственных средств у пациентов, которые в обезболивании нуждаются. Если до этого закона рецепт действовал 5 дней, то теперь он действует 15 дней; не нужно сдавать упаковку; упрощены правила хранения наркотических средств, и, самое главное, право выписать рецепт на наркотическое обезболивающее средство есть теперь не только у онколога, но и у любого участкового врача. Достаточно ли этих мер? В ряде случаев — да. Во многих регионах, например, в моём регионе, в Орловской области, ситуация значительно облегчилась. Какие есть проблемы? Проблема в том, например, что у нас в стране имеется недостаток неинъекционных форм обезболивающих препаратов. Например, пластыри по линии Минздрава не выдают и не закупают. А стоят они очень больших денег — несколько пластинок обходится примерно в 5000 рублей. Нет детских дозировок, нет сиропов с морфином, удобных для детей, нуждающихся в паллиативной помощи. Тему обезболивания надо развивать. Из того, что уже сделано, стоит упомянуть разрешение на посев опиумного мака. Это означает, что вскоре появится субстанция для производства опиоидов непосредственно в России. Раньше мы закупали это за рубежом, в основном в Великобритании. Теперь этот момент будет снят, и в этом есть позитив, это несомненно. Но ещё есть над чем работать.

Принятие закона, о котором говорила Вероника Игоревна (Скворцова) должно решить вопрос финансирования паллиативной помощи. Сейчас она финансируется из региональных бюджетов, и средств для полноценного финансирования недостаточно. Очень важна помощь НКО. НКО пока в основном финансируются за счёт президентских грантов и осуществляют, в том числе, выездную помощь, а ведь на выездные бригады ложится основная тяжесть в осуществлении паллиативной помощи. 

Далеко не во всех регионах есть возможность строительства хосписов. Сегодня они есть только в Москве, Санкт-Петербурге, Казани. Строительство хосписов — очень важное и необходимое направление. Есть, кстати, и негосударственные, но их всё равно недостаточно. Паллиативная помощь в нашей стране стала развиваться не так давно, лет 6-7 назад. Развивается интенсивно, но пока стоит ещё много задач. 

Несколько дней назад в Госдуме были парламентские слушания, которые были посвящены стратегии развития здравоохранения в целом. Там выступала Анна Константиновна Федермессер. Она довольно резко выступила, показала слайды, демонстрирующие, что не всё ещё у нас хорошо в этой сфере. Это действительно так, но нельзя не отметить и то, что динамика развития паллиативной помощи тоже существенная. И я уверен, что принятие нового закона поспособствует её развитию в нашей стране.


самое читаемое

читайте также
Другие новости
Top