Взаимоотношения поляков и евреев стали одной из острых тем общественного обсуждения в Европе. Причиной этому неаккуратная фраза израильского и.о. министра иностранных дел Исраэля Каца. Тот процитировал покойного премьер-министра Ицхака Шамира, заявив, что «поляки впитывают антисемитизм с молоком матери».


Неудачная фраза вновь оживила обсуждение вопроса сосуществования двух народов, которые веками бок о бок жили на территории польского государства. После холокоста, а затем и миграции многих уцелевших евреев в Израиль их численность в Польше серьёзно сократилась. По данным издания «Профиль», сейчас их менее 10 тысяч человек. Впрочем, некоторые альтернативные подсчёты свидетельствуют почти о 100 тысячах.

«События XX века привели ещё и к тому, что польское еврейское меньшинство во многом лишилось своей религиозной культуры, вступало в смешанные браки, утеряло идиш как язык общения и в целом натурализовалось», — пишет в статье один из ведущих в России международников-европеистов Дмитрий Офицеров-Бельский.

Он отмечает, что на протяжении многих веков польский антисемитизм не был ярко выражен в сравнении с остальной Европой, а еврейское меньшинство являлось очень представительным, составляя около 10% населения. Всё изменилось в XIX веке, когда волна национализма и сопутствовавшей ему юдофобии накрыла практически всю Европу, а к концу 1930‑х польские политики всерьёз рассуждали о переселении евреев на Мадагаскар или в Латинскую Америку.

С приходом немецких нацистов в Польшу в 1939 году часть населения позитивно восприняла их логику решения еврейского вопроса. Так называемые шмальцовники выдавали оккупантам сограждан — спасаемых и спасавших. За выдачу евреев они получали вознаграждение, состоявшее из небольшой суммы денег, сахара, табака и ликёра.

Помощь евреям в Польше каралась наиболее жёстко. Но в то же время именно поляки составили четверть всех «праведников народов мира» (это звание присваивается неевреям, спасавшим евреев во время холокоста) — больше, чем представители любой другой страны.

После окончания войны в Польше было до четверти миллиона вернувшихся или выживших евреев, однако вскоре они стали покидать страну и в последующие годы отток не прерывался никогда, напоминает Офицеров-Бельский.

В современной Польше направить агрессию практически уже не на кого, найти повод для того, чтобы обосновать антисемитские воззрения, достаточно сложно. При этом находиться еврею на террритории этого государства сегодня гораздо безопаснее, чем в любой из западноевропейских стран.

Однако антисемитизм есть, признаёт автор статьи. Время от времени это выражается в нацистских граффити на синагогах, ненасильственных, но оскорбительных нападках скинхедов на еврейских ортодоксов, а также в шутках, бытовых разговорах и восприятии. Всё это можно назвать частью культурного кода и можно сказать, что действительно воспринято с молоком матери.

Эти слова сейчас гораздо более верны, чем 50 или 100 лет назад, потому что польский антисемитизм, по сути, стал историческим и мало отличается от польской русофобии, украинофобии и германофобии. Следовательно, Исраэль Кац хоть и был некорректен с дипломатической точки зрения, а суть передал очень точно.

Впрочем, как ранее сообщал News.ru, Израилю всё равно пришлось объясняться. Посол страны в Варшаве Анна Азари после высказывания Каца о «врождённом антисемитизме» была вызвана в Министерство иностранных дел Польши. Там сочли подобные заявления недопустимыми.