Сажать журналистов за их профессиональную деятельность недопустимо, независимо от того, каких политических убеждений придерживается работник СМИ. Ещё большее варварство — убивать «неудобных» журналистов, ведущих опасные для власти расследования. К сожалению, подобные случаи бывают практически во всех государствах постсоветского пространства. В том числе на Украине, которая после Евромайдана попала в поле зрения международных организаций как страна с неблагоприятными условиями для работы масс-медиа. Причём, если публицисты, придерживающиеся «пророссийской» позиции, рискуют попасть в украинские тюрьмы, то сотрудники региональных изданий, расследующие злоупотребления местных чиновников, — на тот свет.


Вместе с Сомали, Ираком и Алжиром

20 июня председатель Национального союза журналистов Украины (НСЖУ) Сергей Томиленко сообщил о смерти журналиста-расследователя из Черкасс Вадима Комарова. Утром в тот же день Комаров скончался в больнице, не приходя в сознание. 5 мая на него на улице напал неизвестный и ударил молотком по голове, мужчина находился в коме.

Томиленко напрямую связал нападение с профессиональной деятельностью Комарова и обратил внимание на вопиющее положение с правами журналистов на Украине.

Журналист Вадим КомаровЖурналист Вадим КомаровSergiy Tomilenko/Facebook

Физическая агрессия в отношении журналистов на Украине — на недопустимо высоком уровне. А системная безнаказанность провоцирует новые атаки. НСЖУ продолжает настаивать на проведении специальных парламентских слушаний по вопросам физической безопасности журналистов и свободы слова. Продолжаем требовать реальной, а не декларативной, защиты прав украинских журналистов! — призвал председатель НСЖУ у себя в Facebook.

Коллеги Вадима Комарова из Черкасс также считают, что единственная реалистичная версия убийства расследователя — организованное нападение в связи с его профессиональной деятельностью. Журналист Валерий Макеев предположил, что нападение связано с последним расследованием Комарова — материалом о детской спортшколе, которую городские власти хотят закрыть, чтобы отобрать здание. Среди других материалов, которые произвели в Черкассах широкий общественный резонанс, — статьи о бунте в местной колонии и коррупции в Горсовете.

Покушения на журналистов на Украине стали обыденностью. По данным НСЖУ, за 2018-й год нападения были совершены на 78 работников СМИ. МВД страны отрапортовало, что возбудило 63 уголовных дела в связи с препятствованием деятельности работников СМИ. В 2017-м году НСЖУ зафиксировал 85 случаев избиения сотрудников прессы. Большинство пострадавших — журналисты региональных изданий, расследовавшие случаи коррупции среди представителей местной власти и бизнеса.

Ещё один распространённый способ давления — аресты и заведение уголовных дел. В этом случае «под каток» обычно попадают журналисты, придерживающиеся «пророссийских» взглядов либо просто критикующие украинскую власть. В 2017-м году международная неправительственная организация Комитет защиты журналистов впервые внесла Украину в список стран, где представители масс-медиа регулярно попадают в тюрьмы за профдеятельность. В этот антирейтинг Украина попала наряду с такими государствами, как Сомали, Алжир, Демократическая Республика Конго, Гватемала, Гвинея и Ирак.

«Охота на ведьм» и убийства

В 2014 году, сразу после второго Майдана, работники СМИ начали подвергаться большему риску, чем это было раньше. Так, 24 февраля 2014 года поддерживающая Евромайдан украинская правозащитная организация «Стоп цензуре» (в основном состоящая из журналистов) выступила с заявлением, в котором призвала «не допускать в телеэфир, на страницы печатных и известных интернет-СМИ тех политтехнологов и медийных персон», которые поддерживали свергнутый режим Януковича. В чёрный список украинских правозащитников попали главный редактор издания Ревизор.ua Александр Чаленко (с 2014 года проживает в России), публицист Олесь Бузина (убит националистами в Киеве в апреле 2015 года), телеведущий канала «Интер» Максим Равреба (в 2015 году эмигрировал в Россию, сейчас проживает в Белоруссии) и др. Уже тогда эксперты оценили действия украинских «правозащитников» как начало охоты за неугодными представителями СМИ. Однако в дальнейшем отсутствие «пророссийской» позиции и даже поддержка Евромайдана не стали панацеей от уголовного преследования и нападений.

Цветы на месте убийства журналиста Олеся БузиныЦветы на месте убийства журналиста Олеся БузиныGlobal Look Press

В апреле 2014 года в лесу Черкасской области Украины было обнаружено тело журналиста газеты «Надросся», участника «Автомайдана» Василия Сергиенко. В 2017-м по подозрению в его убийстве задержали четырёх украинцев, связанных с бывшим нардепом Геннадием Бобровым, которого Сергиенко подозревал в незаконном захвате земли.

В январе 2015 года был арестован ивано-франковский журналист, блогер и общественный деятель Руслан Коцаба. Его «взяли» после того, как он публично осудил объявленную президентом Порошенко мобилизацию. В 2016-м суд приговорил Коцабу к 3,5 годам заключения «за препятствование деятельности вооружённых сил Украины» и «госизмену». Через год ему удалось выйти на свободу, обжаловав приговор в апелляционном суде, но журналист неоднократно заявлял о случаях преследования со стороны националистов.

В марте 2015 года в своей квартире в городе Нетешин Хмельницкой области была убита главный редактор газеты «Нетешинский вестник» Ольга Мороз. Убийц до сих пор не нашли. Сообщалось, что накануне убийства Мороз готовила материал о незаконной вырубке леса на Хмельничине.

В ноябре 2015 года в Киеве были арестованы журналист «17 канала» Дмитрий Василец и его помощник Сергей Тимонин. В сентябре 2017-го оба были приговорены к девяти годам тюрьмы по обвинению в сепаратизме. По версии обвинения, Василец и Тимонин создали канал «Новороссия-ТВ», пропагандирующий отделение от Украины юго-восточных областей.

Широкий общественный резонанс произвело убийство исполнительного директора интернет-издания «Украинская правда», в прошлом журналиста российского Первого канала Павла Шеремета. 20 июня 2016 года его автомобиль взорвали в Киеве. Основная версия следователей — профессиональная деятельность погибшего.

В июне 2017 года по подозрению в вымогательстве задержан главный редактор издания «Страна.ua» Игорь Гужва. Через несколько дней он вышел на свободу под залог, затем, не дожидаясь окончания расследования, покинул Украину и получил политическое убежище в Австрии. Сам Гужва охарактеризовал уголовное преследование как элемент давления власти на СМИ, критиковавшие режим Порошенко.

Игорь ГужваИгорь ГужваИгорь Гужва/Facebook

Летом 2017 года по обвинению в госизмене, терроризме и разжигании межнациональной розни в Житомире арестован журналист и блогер Василий Муравицкий, регулярно публиковавший в российских изданиях статьи с критикой украинского режима. По версии защиты, реальной причиной репрессий против Муравицкого могло стать проведённое им расследование о незаконной добыче янтаря в Житомирской области и обнародование информации о причастности к этому депутатов местного облсовета.

В мае 2018 года в Киеве по обвинению в госизмене арестован глава представительства РИА Новости на Украине Кирилл Вышинский. При обыске в редакции и пресс-центре представительства сотрудники СБУ обнаружили «георгиевские ленточки и пачки долларов и евро», а у самого Вышинского — российский паспорт (журналист не скрывал, что получил гражданство РФ в 2015 году, не отказываясь при этом от украинского) и российские награды — орден «За заслуги перед Отечеством» и медаль «За возвращение Крыма». Несмотря на то что в защиту Вышинского выступили не только российский МИД и президент РФ Владимир Путин, но и представители международных организаций — Комитет защиты журналистов и «Репортёры без границ», — он до сих пор находится в киевском СИЗО.